ТЕЛЕКРИТИКА

«Понять. Простить»: компромисс между правдой и наглядностью

Программа российских телевизионщиков «Понять. Простить», которую ретранслирует «Интер», вводит зрителей в заблуждение относительно сути психоанализа, – считает автор статьи, профессиональный психоаналитик


Начиная с лета, канал «Интер» по будням регулярно демонстрирует передачу «Понять. Простить», в которой инсценируются психологические консультации. Для рядового зрителя это просто еще одно шоу, для пси-профи - событие, шанс популяризировать психологические знания и развеять стереотипы относительно психологии, которых в нашем обществе немало. Я сама психоаналитик, и поэтому меня, в первую очередь, интересует образ психоаналитика, который формируется этой российской программой у украинской аудитории.

 

Чтобы было понятно: психологи работают со здоровыми людьми, помогая им решать конкретные жизненные проблемы, психотерапевты помогают при расстройствах (депрессии, фобии, зависимости) и пограничных между нормой и ее нарушениями случаях, психиатры же лечат больных. Так вот, психоанализ - одна из школ психологии, существует также психоаналитически ориентированная психотерапия. Психоанализ отличается от других школ особой глубиной проработки (не даром его по-другому называют глубинной психологией), а также особой системой обучения и контроля за практикующими специалистами, которая позволяет поддерживать высокий уровень профессионализма у практиков - на мой взгляд, гораздо более высокий, нежели у психологов других направлений, которых сегодня у нас готовят массово, в том числе на заочных отделениях технических вузов.

 

Сегодняшнюю ситуацию, сложившуюся в нашей стране вокруг пси-услуг, можно охарактеризовать как переходную, пограничную. С одной стороны, люди действительно осознают свою потребность в помощи такого рода. С другой - все еще крепки стереотипы и мифы: о том, что нормальные люди к психоаналитикам не ходят, что на психоанализ можно подсесть, что психоанализ - это учение Фрейда и только, а Фрейд все сводит к сексу, что психоанализ стоит бешеных денег и т. д. и т. п.

 

Эти стереотипы подкрепляются массмедиа: так, психоаналитиков принято показывать исключительно в комедиях и таким образом обесценивать их труд. Думаю, многие сложили свое представление о психоаналитиках по фильмам «Анализируй то» и «Анализируй это» (где психоаналитик нарушает терапевтические рамки), «Кушетка в Нью-Йорке» (где обычная девушка оказывается более эффективным психотерапевтом, нежели психоаналитик) или «Окончательный анализ» (где психоаналитик спит со своей клиенткой, нарушая тем самым базовые этические нормы, принятые в психоанализе). Единственный фильм, где работа психоаналитика показана приближенно к правде, - это, на мой взгляд, культовый сериал «Клан Сопрано». Сюжет тот же, что и в «Анализируй это», - мафиози на приеме у психоаналитика. Но прием ведется в современном психоаналитическом формате; на сексуальные порывы клиента психоаналитик реагирует отказом и предложением обсудить их причины; профи придерживается этических норм; правильно (режиссер очень тонко показал это) интерпретирует внутреннюю жизнь мафиози Томми и находит отклик в его душе. Единственная претензия - что знаменитый Гоблин, перевод которого считается лучшим, упорно называет психоаналитика психиатром. Так вот, знайте: это психоаналитик, а не психиатр. Однако «Клан Сопрано» по украинскому телевидению не показывали, любители смотрят его в интернете.

 

Рынок пси-услуг в Украине формируется бешеными темпами, он уже практически сформирован, но совершенно не структурирован. Слабая законодательная база, отсутствие контроля над деятельностью пси-предпринимателей, крайне низкое качество образования пси-специалистов, частое срастание психологии с эзотерикой и бытовой магией делают этот рынок практически «диким». В итоге рядовому потребителю пси-услуг очень сложно найти хорошего специалиста и отличить его от дилетанта. Перед самым кризисом я создала проект печатного издания, которое могло бы стать путеводителем по украинскому пси-рынку, и даже нашла заинтересованного издателя, но кризис нарушил планы.

 

Теперь вы, наверное, поймете, как мы, приверженцы высококачественной профессиональной психотерапии, контролируемой если не государством, то, по крайней мере, профессиональными сообществами, были рады, когда на «Интере» появилась передача «Понять. Простить». Квалификация ее ведущих - доктора медицинских наук, руководителя Клиники глубинной психологии, вице-президента Российского психоаналитического общества Бориса Егорова и знаменитого телесноориентрованного психотерапевта Галины Тимошенко никаких сомнений не вызывала. Однако на деле качество передачи оказалось сомнительным. На мой взгляд, она вводит зрителей в заблуждение относительно сути психоанализа, поддерживает некоторые вредные мифы о психотерапии в целом и психоанализе в частности. Далее я буду брать для примера ту часть программы, которую ведет Борис Егоров, так как именно он является психоаналитиком, в отличие от Галины Тимошенко. Хотя замечу, что, с моей точки зрения, на экране она часто ведет себя более «психоаналитично», нежели Борис Ефимович. В передаче прямо не указывается, что Борис Ефимович в программе проводит психоаналитически ориентированную психотерапию. Однако подпись «психоаналитик», конечно же, заставит зрителей думать именно так.

 

Первый миф, который поддерживается программой «Понять. Простить», - это миф о прерывности терапии. В передаче часто прослеживается такой сценарий: клиент обращается к психоаналитику, тот выслушивает и дает совет. Клиент не слушается совета и в итоге его личная проблема еще больше усугубляется. В отчаянье он опять идет к психоаналитику, но теперь уже прислушивается к его словам и проблема решается. По-моему, это больше похоже на сюжет волшебной сказки, чем на реальную психотерапию. Конечно, в передаче никто не говорит, что вот эти две встречи - единственные. Однако выглядит все именно так. Да, в психоаналитически ориентированной психотерапии существует краткосрочный формат, но даже он включает в себя 6-10 встреч. В такой форме встреч не проводится глубинная работа, а просто решается локальная проблема. Но настоящий психоанализ требует времени и регулярности, ведь это археологические раскопки в личности клиента. «Как только найден осколок травмирующего переживания, - находит удачную метафору психолог-психоаналитик, обучающий психоаналитик, директор Юго-восточного института психоанализа Светлана Светозарова, - лопата сменяется на кисточку для бережного удаления слоев забытья. Кто участвовал в археологических экспедициях, знает: тут спешка неуместна, главное - деликатность и осторожность при продвижении вглубь. Тем и отличается психоанализ от других школ психотерапии, что изменяет глубинную структуру личности».

 

Психоаналитик работает с бессознательным, что предполагает погружение в детство, потому что основные структуры психики человека формируются до 6 лет. Ребенок переживает травмирующий опыт, который вытесняется в бессознательное и удерживается там ценой огромного количества энергии. Все тайное, то есть то, что не осознается, управляет нами; всем явным - тем, что в сознании, - управляем мы. Психоанализ позволяет уже с позиции взрослого «раскопать» и заново пережить те детские чувства, высвободив кучу энергии для внешней деятельности - работы, личных отношений, достижения материального благосостояния, - для жизни, в общем.

 

Для такого результата психоаналитика надо посещать регулярно. И если работа проведена правильно, в дальнейшем к психоаналитику обращаться больше не потребуется: человек обретает свой личный ресурс и отныне может самостоятельно решать свои проблемы. Так что миф о «подсадке» - тоже всего лишь миф.

 

Из этого вытекает правильный вывод: психоаналитик не кормит рыбой, он дает удочку. В передаче же укрепляется миф о советчике. Многим кажется, что у психоаналитика они получат умный совет, и это решит их проблему. Борис Егоров на экране действительно время от времени дает советы, наподобие того, с кем дружить, кому стоит доверять и т. д.

 

Я думаю, он вынужден это делать в рамках найденного компромисса с телеформатом. Но я считаю важным осведомить зрителей, что в настоящей терапии все происходит несколько не так. Как правило, психоаналитик не берет на себя ответственность решать такие вопросы за клиента. Уважение к клиенту проявляется в том, что в нем видят человека, способного самостоятельно принимать такие решения. Наша задача - только помочь ему найти личный ресурс для этого, помочь обдумать решение со всех сторон и заранее взять на себя ответственность за результат, каким бы он ни был.

 

Существуют другие виды психотерапии, в которых прямые советы вполне допустимы. Так, психотерапевт поведенческого (бихевиорального) направления может прямо ответить, что делать и как поступить. Эти отношения напоминают мне стихотворение про сына-кроху, который пришел к папе с вопросом, что такое хорошо, а что такое плохо. Психоаналитик же выстраивает с клиентом отношения двух взрослых полноценных дееспособных людей.

 

Передача «Понять. Простить» некоторым образом укрепляет и миф о запредельной цене. В обществе есть стереотип, что психоанализ стоит безумных денег. С одной стороны, в передаче показано, что к психоаналитику приходят простые люди, не миллионеры. Однако показаны только две встречи: можно решить, что на пару раз денег-то у всех хватит. Как только зритель поймет, что психоанализ - действо долгое и регулярное, он тут же подумает, что это ему, наверное, не по карману. В передаче тему денег вообще не затрагивают, и эта скромность приводит, на мой взгляд, к укреплению мифа. На самом деле вопрос оплаты в психоаналитически ориентированной психотерапии - это часть целительного процесса. Человек, оплачивающий услуги, чувствует себя равным с психоаналитиком, а не зависящим от него. Иначе чувство вины не даст ему установить отношения «взрослый - взрослый». Но система ценообразования в психоанализе максимально гибкая и клиент принимает участие в образовании цены. По традиции, стоимость сеанса должна быть «существенной, но не разорительной» для конкретно взятого клиента. Психоаналитик не будет требовать с клиента той же цены за сеанс, что и его американский коллега со своего земляка. В то же время существенная сумма заставляет клиента вкладываться в работу, ведь результат во многом зависит от его стараний.

 

Итак, процесс психоаналитической психотерапии показан в передаче «Понять. Простить» не совсем правдиво. Я думаю, здесь нет вины ни телевизионщиков, ни ведущих. Процесс психоанализа, который всегда растянут во времени и всегда крайне интимен, невозможно показать по телевизору за полчаса. Видимо, был найден компромиссный вариант между правдивостью и наглядностью, и он неизбежно принес с собой искажения смысла происходящего.

 

«Я думаю, - говорит Светлана Светозарова, - что процесс психоанализа невозможно показать по телевизору. Я много выступаю по ТВ и хорошо представляю себе его возможности. Психоанализ - это всегда процесс интимный, медленный, он не вписывается в формат телепередачи. Я думаю, формат передачи "Понять. Простить" искажает суть психоанализа как метода психотерапии. Наш институт и Юго-восточный украинский психоаналитический союз проводят большую просветительскую работу по популяризации психоаналитических знаний. Несомненно, задействовать телевидение в этом образовательном процессе необходимо. Но думаю, надо искать другие формы работы. Таинство психоанализа - это не шоу, не развлекательное зрелище для масс».

 

Меня лично психоанализ научил многому. И в первую очередь - не делить явления на плохие и хорошие, черное и белое, а искать все возможные смыслы во всем. Поэтому я не могу четко сказать - полезно или нет само существование такой передачи. С одной стороны, суть психоанализа и психотерапии в экранном воплощении сильно искажена. С другой - на телевидении, по крайней мере, говорят на тему психологии, что уже хорошо. Специалисты вспоминают, что после передач доктора Курпатова в России интерес к психологии как таковой сильно возрос. Хотя в программе Андрея телевизионный психотерапевтический процесс тоже занимал полчаса и потому результат казался скорее чудом, чем реальным профессиональным итогом.

 

В социальной сети «Одноклассники» есть группа «Альянс психологов», объединяющая около 6000 русскоговорящих пси-профи со всего мира. Я предложила участникам высказать свое мнение о передаче. Вот что они ответили:

 

Юрий Солошенко, медицинский психолог высшей категории с 30-летним стажем работы из Московской области: «Образы психолога, психоаналитика, психиатра в сознании соотечественников размыты, нечетки, путаны. Многие не могут связно объяснить, чем психолог отличается от психиатра. Но, к сожалению, психологи, мелькающие в разных передачах, ничего, кроме изумления, не вызывают. Я не видел еще ни одного профессионального психолога, психоаналитика на телевидении. Если кто видел, скажите, где можно посмотреть».

 

Любовь Заева, консультирующий психолог аналитической ориентации «Центра глубинной психологии» (г. Липецк), член Европейской конфедерации психоаналитической психотерапии: «То, что само слово "психоанализ" зазвучало с экранов, - большая победа психоанализа. Есть определенные законы ТВ, СМИ, пиар-политики, продвижения передачи как товара. Если речь идет о массовом продукте, то и говорят не на языке аналитиков-специалистов, а на языке аудитории. С точки зрения ТВ - это грамотный шаг. В коротких, ярких фразах невозможно доступно и одновременно правильно во всех отношениях объяснить суть психоанализа массовой аудитории. И здорово, если после этих передач увеличится количество людей, желающих обратиться к специалистам очно. Да и если просто увеличится количество тех, у кого пробудится интерес к ПА».

 

Главное в разделе

Бизнес

Провайдеры, вещатели и «Зеонбуд»: отсутствие регуляции и запуск платного пакета эфирной цифры

Бизнес

Pay TV vs Free TV. Как телегруппы строят рынок Pay TV и почему 2019-й будет переломным

Популярное на Телекритике



Бизнес

Провайдеры, вещатели и «Зеонбуд»: отсутствие регуляции и запуск платного пакета эфирной цифры

Бизнес

Pay TV vs Free TV. Как телегруппы строят рынок Pay TV и почему 2019-й будет переломным

Бизнес

Дистрибуция каналов четырех ведущих телегрупп в 2019 вырастет до 10,5 гривны. ОБНОВЛЕНО

Дуся

Идем со мной, мальчик, я покажу тебе «Ворошиловград»