ТЕЛЕКРИТИКА

Ух Ша

Никто не знает настоящей правды

А.П. Чехов, «Дуэль»

 

Если говорить непредвзято, то Савику Шустеру есть чем гордиться. Уже который день все обсуждают пятничный выпуск «Шустер live» на канале «Украина», хотя его смотрело вдвое меньше зрителей, чем дебют Евгения Киселева в «Большой политике» на «Интере». Но новую заезжую звезду если и вспоминают, то, главным образом, лишь для того, чтобы высказать предположение, что именно суровая логика конкуренции между каналами подвигла ведущего «Свободы слова» спровоцировать в своей программе практически неизбежный скандал.

 

Предположение интересное и, возможно, не лишенное смысла. Скандал и впрямь вышел громкий. Получилось, как выразился Александр Мартыненко, «политическое ток-шоу в высшем понимании этого слова». Оценка тем более ценная, что, судя по очень грустному виду Александра Владленовича в течение всех трех часов эфира, руководитель «Интерфакса» предпочел бы наблюдать это шоу со стороны, а не участвовать в нем лично - почти все время в качестве уважаемой и авторитетной декорации.

 

Впрочем, наименее интересным было самое скандальное откровение «шоу». А именно - обнародование того факта, что как бы не предполагавшееся изначальным «форматом» присутствие в студии представителей ПР (Николай Азаров, Анна Герман, Ирина Акимова и Ирина Горина) на самом деле вовсе не было неожиданностью для ведущего.

 

Дело в том, что как раз в программе Шустера появление «роялей из кустов» стало если и не нормой, то вполне регулярно повторяющимся элементом. Пусть и не настолько «форматным», как в «Окнах» или в «Пусть говорят», но все же привычным и даже отчасти приевшимся. По крайней мере, уже довольно давно в разговорах о шоу Шустера употребляется как стандартный оборот «как бы случайно входит...» - ну, к примеру, какой-нибудь Нестор Шуфрич...

 

Может быть, в признании, что - таки да, возможно и такое, что это самое «как бы случайно» заранее согласовывается с ведущим - и была некоторая жестокость. Так же, как жестоко объявить ребёнку, что нет на самом деле Деда Мороза. Но, с другой стороны, открывать столь ужасную правду все же простительно, если «ребёнки» - половозрелые особи, имеющие право участвовать в выборах, - а именно такие преимущественно и составляют аудиторию программы Шустера.

 

Но и в самом серьезном смысле шоу получилось поучительным и интересным. Скорей всего, как раз потому, что, во-первых, руководить процессом пыталось сразу несколько участников - не только Шустер, но также и Анна Герман (грубо и невероятно бездарно), и сама госпожа премьер-министр (в основном, более аккуратно и ненавязчиво). И, во-вторых, потому что ни ведущему, ни «ревизорше» от ПР, ни Юлии Тимошенко не удалось в полной мере удержать ход программы под своим контролем.

 

Поэтому и прозвучали разные интересные вещи - и о судьбах демократии, и о свободе прессы, и о политике в Украине в целом. Но прежде - несколько наблюдений, что называется, «для гурманов от политики».

 

Очень странно было слушать, как на протяжении всей программы от Шустера и экспертов звучало - какая «нелегкая жизнь» была подготовлена тут премьер-министру, какие ожидали Юлию Владимировну невероятно резкие и острые вопросы... Все это заявлялось в её присутствии; но лишь ближе к финалу, словно дождавшись покаянных откровений ведущего о том, как в штабе Партии регионов его принудили согласиться на «паритетное» присутствие комиссии парткома, Тимошенко произнесла свою фразу: «Дуже погано, що ефіри плануються в штабі Партії регіонів».

 

По идее, слушая, как ей собирались устроить «нелегкую жизнь», премьер могла бы высказаться намного раньше. Но нет. Она благожелательно улыбалась, словно бы подтверждая, что - да, пришла она лишь для того, чтобы прямо тут, в прямом эфире, быть практически раздавленной под тяжестью «трудных» для себя вопросов и «выкопанной» командой Шустера «трудной информации».

 

В свою очередь, Анна Герман не только репликами, но и всем своим видом демонстрировала неприкрытое недоверие - то ли к профессионализму, то ли к политической лояльности Шустера. Воля ваша, была во всем этом какая-то несообразность. Словно и Герман, и Шустер через головы присутствующих и, тем более, телезрителей, обращались куда-то ввысь. То ли в штаб ПР, то ли непосредственно к Януковичу. В смысле - ах, как бы была «размазана» леди премьер, если бы не мешали эти уроды. Подразумевая под уродами - каждый своего визави.

 

Очень трудно было отделаться от впечатления, что на шоу была воочию представлена «внутренняя борьба в Партии регионов» - то самое загадочное и редкостное явление, о котором доселе было известно чуть ли не исключительно по рассказам политических оппонентов ПР.

 

Понятно, что речь идет вовсе не персонально о Савике Шустере и в очень малой мере - персонально об Анне Герман. Речь о стоящих за ними группах влияния. К одной из которых, как известно, как раз и принадлежат владельцы канала «Украина».

 

Строго говоря, не было бы ничего удивительного, если бы накануне президентских выборов эта группа не рвалась совсем уж бесповоротно перебить горшки с Юлией Тимошенко. Конечно, и политический расклад, и замеры рейтингов, и безрадостная динамика социально-экономической ситуации как будто сулят чуть ли не автоматическую победу Януковича. Однако за последние годы «доны» столько раз поднимались в атаку, абсолютно уверенные в победе, - и каждый раз проигрывали, казалось, беспроигрышные битвы...

 

Поэтому у группы «непримиримых» (которым, как той же Герман, совсем ничего не светит в случае поражения Януковича), могли - чисто гипотетически - возникнуть определенные сомнения: так ли уж «нелегко» будет премьеру в этой программе на канале «Украина»?

 

Сомнения могла усугубить вышедшая буквально накануне «Шустер live» с участием Анатолия Гриценко и Юлии Мостовой. Программа получилась очень доброжелательной. Этот выпуск «Шустер live» продемонстрировал, что вопросы (даже острые) лишь добавляют «испытуемому» дополнительные очки - если ответы принимать, не «дожимая». И, тем более, если оставлять без критических реплик хвалебные утверждения гостей.

 

Впрочем, так ли это, или нет, но, как мы видели, в штабе ПР решили взять «допрос» премьер-министра Тимошенко под свой непосредственный контроль. Что, естественно, придало программе привычный формат - «как в Верховной Раде». Поскольку в легкости и изяществе маневрирования с регионалами может состязаться разве что стадо рвущихся к посудной лавке слонов.

 

Как не вспомнить: чуть ли не самой первой акцией Герман на должности пресс-секретаря премьера Януковича стало обнародование фактов нелегкого «отсидочного» прошлого своего патрона, что сильно подорвало его шансы на президентство в 2004 году.

 

Необходимо сделать два уточнения.

 

Во-первых, развернувшееся на заключительном этапе пятничного выпуска «Шустер live» склочное выяснение - кто, с кем, о чем и на каких условиях договаривался - оставило в «сухом остатке» (по крайней мере, лично для меня) следующее: на самом деле мы не знаем и не имеем ни малейшего понятия ни о чем Шустер договаривался с теми или иными представителями регионалов, ни уж тем более - о чем Шустер на самом деле договаривался с Тимошенко.

 

Во-вторых, справедливости ради, стоит отметить, что Николай Азаров выгодно отличался от остальных участников «регионального десанта». Иногда даже складывалось ощущение, что, если бы не постоянное вмешательство «летучего эскадрона» соратниц, мог бы получиться интересный и насыщенный разговор. Похоже, такое же ощущение сложилось и у премьер-министра. Во всяком случае, на откровенные грубости Юлия Тимошенко срывалась только дважды. В первый раз - посоветовав маркшейдеру Азарову не пытаться заниматься финансами. Второй срыв произошел уже почти перед финалом - когда премьер принялась отчитывать Егора Соболева за то, что он всего-то озвучил общее место - «всі ці розмови про те, хто більше вкрав, - ну, люди знають, що між вами великої різниці немає».

 

Тут дополнительно приоткрылось своеобразие взглядов Юлии Владимировны на проблему свободы слова. Что, впрочем, вполне укладывалось в общее впечатление. Интересно, как премьер ответила на вопрос Ольги Черваковой: «Де гарантія, що завтра, коли ви станете президентом, ви не будете забороняти нам критикувати вас у новинах? Я не знаю: можливо, ви це будете називати вже не цензурою, а чимось іншим... Наприклад, недобросовісною інформацією чи якось ще?». Ответ Тимошенко: «Мені здається, що якщо я би боялася, наприклад, критики, то я би в житті ніколи сюди не прийшла. І те, що у нас абсолютна свобода критики, - це свідчить про те, що ви як журналістка можете сьогодні в прямому ефірі спокійно покритикувати прем'єр-міністра... І я бачу в цьому якраз і запоруку того, що свобода слова буде і далі».

 

Примечательно, что премьер явно не сознавала, что не столько отвечает на вопрос о грядущих «гарантиях» свободы СМИ, сколько жаловалась на неудобства, которые ей пока что приходится терпеть.

 

И в этом вопросе Юлия Владимировна отнюдь не является исключением, скорее - очень ярким представителем нашего политикума. Сводится же «политический» взгляд к следующему: политики, все, кого ни спроси - за свободу слова. Без всяких ограничений. Но надо понимать, что свободное слово - это одно, а клевета и неправда - это совсем другое. «Они воруют, а она работает» - это свобода слова. А «лучше бы она не работала» - это клевета, и с этим надо бороться. Для недопущения повышения социальной напряженности в условиях мирового кризиса. И чего тут непонятного?

 

А вот реплика Тимошенко про то, как плохо, что эфиры «планируются в штабе Партии регионов», попахивает откровенным лицемерием. Конечно, то ли дело в медиа, ориентированных на БЮТ! Там ночей не спят, всё думают - как бы получше, пополноценней и покорректней представить позиции оппонентов леди премьера.

 

В этом контексте требование регионалов всего лишь обеспечить им пресловутую «паритетность» на их же собственном канале могло показаться почти трогательным и жутко демократическим. Но это иллюзии. Во-первых, потому что, как сказано, канал «Украина» - вовсе не «их» (во всяком случае, не Анны Герман), а конкретно Колесникова (и Ахметова). А это - хоть и не «две большие разницы», но явно не одно и то же.

 

А во-вторых, как раз в ходе скандальной пятничной программы Савик Шустер приоткрыл завесу, скрывавшую одно маленькое ноу-хау. Как шаманское камлание, ведущий постоянно повторял, призывая «контролеров» от ПР держать себя в руках: «Здесь ведущие журналисты страны», «здесь много международных коллег», «в студии ведущие журналисты страны и не только страны. Приехали люди из Москвы. И также представители зарубежных средств информации» и т. п.

 

Очень похоже на то, что это - один из ключевых элементов «узды», с помощью которой Шустер сдерживает политическое рвение непосредственных владельцев канала и их однопартийцев. Я имею в виду обыгрывание типичных провинциальных комплексов: «На нас уже люди смотрят!» и «Не срамись перед державами!».

 

Но комплексы - не лучшая основа становления демократии, гражданского общества и т. п. Хорошо это или плохо, но комплексы со временем изживаются. И, скажем, всё та же Анна Герман - явно совершенно незакомплексованная барышня.

 

В чисто практическом плане программа Шустера напомнила мне один разговор. Это было еще в начале лета, когда умница Виктор Небоженко заявил, что Юлия Тимошенко почти наверняка выиграет президентские выборы. Я тогда удивился. «Сергеич! - сказал я. - При таком разрыве рейтингов и притом, что к зиме всё станет гораздо хуже, Тимошенко может надеяться только на ошибки "донов"». «Конечно!» - согласился Небоженко. И добавил: «Но мы же с тобой их знаем».

 

В общем - да.

 

Валерий Зайцев, «Новые Грани», специально для «Телекритики»

 

Фото http://spetskor.dp.ua/art_1123.php

Главное в разделе

Дуся

MELOVIN заставил своих поклонников напрячься

Дуся

Илон Маск обменялся оскорблениями со спасателем тайских школьников-футболистов

Популярное на Телекритике



Культура

Как избавиться от актера без лишнего шума

Культура

Одесская киностудия объявила о начале новой эпохи

Дуся

MELOVIN заставил своих поклонников напрячься

Дуся

Илон Маск обменялся оскорблениями со спасателем тайских школьников-футболистов