ТЕЛЕКРИТИКА

Оператор-постановщик «Танцуют все!» Алексей Коваленко: «Если танцор ошибается, все раскадровки летят к чёртовой матери»

Обладатель «Телетриумфа» – о главном шоу своей жизни и командной работе на СТБ


Алексей Коваленко работает на СТБ уже седьмой год. При участии оператора-постановщика стартовали популярные яркие телешоу «Танцуют все!» («Танцюють всі»), «Танцы со звёздами» («Танці з зірками»), «Х-Фактор»...

 

А на самом деле он с детства мечтал снимать кино. Необычное увлечение для школьника из Белой Церкви, где афиши кинотеатров отданы на растерзание дешёвым ужастикам и триллерам. Зато на глазах у Алексея работала домашняя киностудия: его отец снимал любительское видео на кинокамеру «Красногорск-3». «Вместе с отцом проявляли плёнку, условно монтировали и затем при помощи кинопроектора смотрели всей семьёй. Мне всегда было интересно, как это происходит в больших масштабах. А ещё в конце 1990-х с огромным интересом смотрел голливудские фильмы-портреты об актёрах и кино», - рассказывает оператор.

 

Небольшой опыт участия в съёмках сериалов Алексею Коваленко удалось получить в «Косвенных уликах», где он был ассистентом кинооператора Валерия Анисимова. Но рисковать в финансово нестабильной сфере кино он не стал и выбрал совершенно новую для него сферу телевидения. Самым ярким опытом оператор-постановщик называет пять сезонов «Танцуют все!», за работу над четвёртым «кругом» которого он был отмечен «Телетриумфом».

 

За время жизни этого проекта команда СТБ нашла свои приёмы создания видео контемпов и модерна. Их не сравнишь со стилистикой телеканала Mezzo. К примеру, особенностью «Танцуют все!» является яркий свет, активная раскадровка танцевальных движений, насыщенная динамика. В таком виде танцевальное искусство, по мнению создателей шоу, должно принадлежать аудитории СТБ. С этим не спорит даже хореограф-постановщик с мировым именем, член жюри «Танцуют все - 5» Раду Поклитару: «Мне кажется, всё это мешает смотреть зрителю в студии, но позволяет "продать" танец зрителю, сидящему у телевизора».

 

О том, как рождается телеверсия танцевальных миниатюр и на что больше всего реагируют операторы шоу, Алексей Коваленко рассказал в интервью «Телекритике».

 

- Алексей, вы получили «Телетриумф» как оператор-постановщик шоу «Танцуют все - 4». Что для вас значит эта награда?

- Если работа оставляет свой след, значит, она не зря сделана. Надеюсь, что это всего лишь маленькая ступень к чему-то большему.

 

- «Танцуют все!» - ваш главный проект на СТБ. Как всё начиналось?

- До съёмок проекта «Танцуют все!» я успел поработать на съёмках рекламы, сериалов, нескольких концертов и нескольких проектов СТБ - «Вікна. Новини», «Документальный детектив», «Невероятные истории любви», «Моя правда», «Звездная жизнь», и в одном из любимых - «В поисках истины». Опыта работы в формате в прямом эфире не было.

 

В 2007 году на канале произошли изменения в структуре продакшна, и так получилось, что я стал главным оператором департамента собственного производства СТБ. Владимир Владимирович (Бородянский. - ТК) и Галина Вячеславовна (Пилютикова. - ТК) попробовали мою кандидатуру и на должность оператора-постановщика «Танцев». А потом закрутилось - «Танцуют все!» 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й сезоны, «Україна має талант - 1, 2», «Танцы со звёздами», «Звёздный ринг», «Танцуют все. Возвращения героев»...

 

Команду «Танцуют все!» составили на 10% из приглашённых специалистов и на 90% - из сотрудников СТБ, которые никогда не делали подобные шоу (сейчас, как вы видите, мы делаем одни из лучших шоу страны). В те 10% входили операторы ПТС, которые неоднократно работали в прямоэфирных шоу, ассистенты режиссера ПТС и сам режиссёр ПТС Максим Онанко. Наше руководство поставило задачу «сделать всё максимально своими силами», и нам это удалось!

 

-Начиная с первого сезона «Танцуют все!» выходят в прямом эфире...

- Этого изначально требовал формат, и нас это ещё больше заводило, как процесс более интересный. С другой стороны, прямой эфир - это всегда тяжело, так как любую ошибку зритель моментально замечает, а это влияет на качество проекта.

 

Мы постоянно стремимся к лучшему, ищем что-то новое, чтобы сделать всё лучше и лучше. Мы всегда стараемся, чтобы каждый наш шаг, как каждый кадр нёс в себе не только смысловую нагрузку, но и эмоциональную - на которую больше всего делаем ставку, ведь эмоции - это одна из самых важных составляющих любого проекта.

 

А первый опыт давался нелегко... Помню, перед первым прямым эфиром, я, ассистент и художник по свету всю неделю спали по два часа в сутки. В остальное время мы постоянно находились на съёмочной площадке: что-то переделывали, меняли, ведь вся команда очень переживала и жила этим шоу. Я никогда не забуду своё состояние после первого прямого эфира - это был праздник души!

 

«На проекте "Танцуют все!" я больше с художником по свету в тесной связке, чем с режиссёром»

 

- Каковы ваши функции в рамках «Танцуют все!»? Сколько операторов у вас в подчинении?

- Каждый оператор-постановщик отвечает за изобразительное решение проекта, и он должен знать выразительные возможности света, колорита, операторской спецтехники (краны, тележки, стэдикам и т.д.). На проекте я больше с художником по свету в тесной связке, чем с режиссёром. Так как на успех номера в большей степени влияет свет, а цвет и колорит имеют для этой составляющей особое значение. А с режиссёром мы обсуждаем реализацию общей идеи. В монтаж не вмешиваюсь, исключение составляют только те моменты, которые лучше и эмоциональнее будут раскрывать идею номера. Кроме художника по свету работаем в тесной связке также с дизайнером по графике.

 

Команду операторов мы набирали очень тщательно, и стараемся её не менять. Всего во время съёмок проекта у нас задействовано одиннадцать камер.

 

Две камеры фронтальные и две боковые, которые работают на участников и ведущих. На них снимаются крупные и средние планы, и это даёт режиссёру возможность добиться больше эмоций независимо от того, где находится танцор.

 

При помощи двух кранов-телескопов можно снять кадры и ракурсы, которые лучше будут раскрывать хореографию номера, что оказывает огромное влияние на динамику монтажа.

 

Тележка под сценой и ручная камера - мои самые любимые. При помощи этих камер можно не только показать номер хорошо, динамично, разнопланово, но очень хорошо проявить сам свет!

 

Также есть у нас камера, работающая на системе стэдикам. Это камера-универсал, поскольку она единственная не привязана к определённому месту, и с любой точки сцены при помощи внутрикадрового монтажа сможет нам показать ту часть хореографии, которую очень сложно снять с других камер.

 

Ещё две камеры работают на жюри.

 

Поскольку я очень люблю футбол, сравниваю операторов с футболистами: здесь тоже кто-то силён в одном, а кто-то - в другом. У нас есть мастера, которые всегда работают на определённых позициях, и они там короли.

 

- В съёмках «Танцуют все!» не обойтись без определённой эрудиции в хореографии. Часто ли ходите всей командой на балет? :) И танцуете ли вы? :)

- Как только появился проект, операторы постоянно сталкиваются с танцами, то в повседневной жизни, то в работе. И к шестому сезону ребята уже могут многое рассказать о специфике фокстрота, вальса, джаза, контемпа и других стилей танцев. Люди, работающие на проекте, стали своего рода жюри, которое либо критикует, либо хвалят танец.

 

«Команда проекта стала своего рода жюри, которое либо критикует, либо хвалит танец»

 

У меня же так получилось, что ещё в школьные годы я отдал пять лет народными танцам, и ещё пять лет делил общежитие с танцорами во время обучения в Институте кино и телевидения. И вот ещё пять лет занимаюсь танцевальным проектом на СТБ :)

 

Танцую я не очень. По стилям мне больше всего нравятся эмоциональные контемп, джаз, модерн...

 

Помимо знания законов монтажа, композиции и молниеносной реакции, в прямом эфире важно понимание действий танцора, умение чувствовать сам танец и предугадывать движения участников. С вокалистами, к примеру, всё более-менее понятно. С ними, правда, тоже всё зависит от постановки номера, но исполнитель песни более статичный, чем участник танцевального шоу. Соответственно, с танцорами намного труднее - всегда надо быть на шаг впереди происходящего, так как любое пропущенное танцевальное движение - большой минус показа хореографии.

 

Мы очень зависимы от хореографии и уровня выступления участников. В «Х-факторе», к примеру, операторы ориентируются чётко по песне, словам, музыке, там можно выстроить всё по секундам. У нас же, если танцор ошибается, все раскадровки летят к чёртовой матери, и крайне важно подхватить этот рискованный момент, чтобы самим не ошибиться.

 

«Мы очень зависимы от хореографии и уровня выступления участников»

 

- Сколько длятся репетиции проекта?

- В комплексе, на одну пару участников уходит полтора-два часа работы всей команды. В среду, например, репетируем без света: хореограф делает разводку по сцене предварительно уже подготовленного танца, режиссёр ПТС готовит раскадровки к каждому номеру. В четверг повторяем со светом и камерами, уделяя каждой паре танцоров сорок минут. В этот день они выступают по три раза на репетиции с камерами и светом и один раз на генеральной репетиция при участии ведущих проекта Лилии Ребрик и Дмитрия Танковича. После генеральной репетиции всегда проводим «разбор полётов». В пятницу днём - заключительная репетиция, где мы уже можем увидеть все корректировки по свету, монтажу, костюмам, гриму, реквизитам, после чего вечером выходим в прямой эфир.

 

- Какая роль при этом отведена хореографам?

- Ключевая. Хореографы обсуждают с нами идеи, и мы стараемся их воплотить, чтобы это визуально смотрелось очень хорошо. Это детище хореографа, это его танец. Мы можем изменить что-то неглобальное, чтобы показать с наилучших ракурсов каждый момент выступления. Поэтому огромное значение имеет идея номера и музыка, от этого очень много зависит. В каждом сезоне есть несколько номеров, где, как говорят, все звёзды сошлись, и каждое движение танца, каждый такт музыки, свет, графика, костюмы и т.д. смотришь с «мурашками на коже».

 

«Танец - это детище хореографа. Мы можем изменить что-то неглобальное,

чтобы показать с наилучших ракурсов каждый момент выступления»

 

Перед репетициями следующего эфира с нами на совещаниях присутствуют хореографы, режиссёр, костюмеры, гримёры, продюсеры, дизайнер графики, реквизиторы - одним словом, все творческие и технические специалисты, без которых не создашь проект. И уже на совещании пытаемся понять, как воплотить идеи хореографов. Здесь важно всё: и цвета костюмов, которые должны быть «читабельны», сочетаться с графикой и светом, и грим, реквизит и его количество, графика, которая придаёт номеру атмосферу. Самое главное, чтобы в результате появилась целостная картинка - танцор, фон, свет, графика...

 

Но всё же танцоры и сам танец - это ключевая составляющая проекта, а всё, что связано со светом, графикой, костюмами и т. д., должно быть второстепенным и не отвлекать внимания зрителя. Повторюсь, всё это должно смотреться в результате целостно.

 

- В театре на постановках Раду Поклитару всё не так ярко по свету... В «Танцуют все!» эта составляющая ключевая. Ради картинки?

- Там же всё-таки театр, а у нас телевизионный продукт. Для меня каждый танцевальный номер - модерн ли это, или хип-хоп, вальс, джаз, контемп - должен хорошо смотреться по свету.

 

- Что в «Танцуют все!» является высшим пилотажем операторского искусства? Появились ли любимые приёмы?

- Очень много зависит от понимания, памяти и раскадровки танца, к тому же должна быть молниеносная реакция, потому что перед каждым движением оператор должен уже взять тот кадр, который прописан в раскадровке и показывает важную часть хореографии. Для меня ещё очень важно, чтобы каждый световой луч, каждая смена колорита была показана, так как это влияет на атмосферу и смену эмоционального состояния. К тому же это всегда очень красиво смотрится.

 

«Каждый световой луч, каждая смена колорита влияет на атмосферу танца

и смену эмоционального состояния»

 

- Какую технику используете для «Танцуют все!»?

- Такие же приборы и операторскую спецтехнику, которая есть и на других проектах разных каналов. Важно понимать, что количество не так важно, важно правильно всё распределить. Стараемся найти и сохранить элемент волшебства: чтобы зритель часто не понимал, как это снято. А в прямом эфире это сделать очень и очень тяжело, так как нет возможности использовать множество спецэффектов.

 

- На этапе запуска проекта «Х-фактор» и «Танцы со звездами» вы знакомились со спецификой оригинального формата в Великобритании. Что впечатлило в работе зарубежных коллег? Что позаимствовали из их опыта, а что стало изобретением специалистов канала СТБ? Чем отличается атмосфера на съёмочных площадках Лондона и Киева?

- Я стараюсь не копировать и не делать всё, как у них. Тут важно найти золотую середину, сделать так, чтобы всё соответствовало формату проекта и было лучше, чем у западных коллег.

 

У британцев лучшая техническая база, например, они уже давно перешли на съёмку и трансляцию в HD-формате, мы ещё только начинаем. Но что касается вспомогательного операторского оборудования - кранов, тележек т. д., - оно у нас намного лучше, и мы в большей степени используем его возможности.

 

В отношении работы и атмосферы, думаю, многое зависит от слаженности работы и взаимодействия команды. В отношении ментальности - мы всё-таки разные люди. Мы можем сегодня узнать о проекте, а завтра уже его в прямом эфире сделать. Там над одним подобным проектом работает вдвое больше людей, и они делают его в течение года, а у нас за один год вдвое меньшая команда создает по два масштабных проекта.

 

«Стараемся найти и сохранить элемент волшебства: чтобы зритель не понимал, как это снято»

 

- Как получилось, что некоторое время вы работали на проекте «Шоумастгоуон» Нового канала? Почему вам это было интересно?

- Как правило, у операторов всё непредсказуемо. Сегодня ты на ферме, завтра ты в Верховной Раде, послезавтра ты снимаешь в селе, а уже вечером улетаешь в командировку, например, в Испанию. Так и у меня получилось: пригласили - и я согласился. Хотя и в мыслях не было, что будет что-то подобное, так что спасибо за эту возможность Новому каналу и Владимиру Владимировичу Бородянскому. Очень хотелось сделать «Шоумастгоуон», так как уже очень соскучился по певцам, а то последнее время всё танцую и танцую :)

 

 

Справка «Телекритики»

 

Алексей Коваленко родился 28 ноября 1983 года в Белой Церкви Киевской области. Окончил Институт кино и телевидения Киевского национального университета кино и телевидения имени Карпенко-Карого по специальности «кино-телеоператор» (мастер Политов В. Г.).

 

На четвёртом курсе посчастливилось работать с кинооператором Валерием Анисимовым в качестве ассистента на съёмках сериала «Косвенные улики». Работал над несколькими рекламными роликами и множеством короткометражных фильмов.

 

Начиная с 1 июля 2005 года задействован в проекте «Вікна. Новини», затем - в «Документальном детективе» при участии на то время журналиста Руслана Городничего и режиссёра Галины Пилютиковой. Принимал участие в съёмках ряда развлекательных проектов СТБ на - «Танцуют все - 1, 2, 3, 4, 5», «Україна має талант - 1, 2», «Танцы со звёздами», «Звёздный ринг», «Танцуют все. Битва сезонов». «Х-Фактор. 1 сезон. Кастинги», и других проектов - «В поисках истины», «Моя правда», «Звёздная жизнь» и т. д. Также принимал участие в съёмках «Шоумастгоуон» на Новом канале.

 

 

Фото Павла Довганя

Главное в разделе

Культура

Все о фильме Сергея Лозницы «Донбасс» (ОБНОВЛЯЕТСЯ)

Дуся

Лобода тайно вышла замуж

Популярное на Телекритике



Культура

Все о фильме Сергея Лозницы «Донбасс» (ОБНОВЛЯЕТСЯ)

Бизнес

Новый телеканал Мураева будет носить название «Наши». Старт 7 ноября. ОБНОВЛЕНО

Дуся

Лобода тайно вышла замуж

Бизнес

Радиоконкурс Нацсовета: президентский «Прямой ФМ», нестратегические «общественники» и «подвешенный» город