ТЕЛЕКРИТИКА

Григорий Кваснюк: «Я сам украинец, причем полный»

Исключая 4 марта 2009 года из универсальной программной услуги (пакета каналов, обязательных для трансляции в кабельных сетях) Одессы телеканал АТВ, аффилиированный с Одесской национальной академией связи, Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания ссылался на «проблемы с законом», имеющиеся у компании. Эпопея с лишением канала лицензии через суд за «антиконституционные призывы» длится с 2007 года. В юридической службе АТВ решение однозначно связывают с мониторингом программы «Правда» - авторского проекта известного в Одессе и за ее пределами журналиста Григория Кваснюка, о котором «Телекритика» уже писала. Видеонарезка из программы «Правда» облетела весь украинский интернет – впрочем, сам господин Кваснюк утверждает, что его слова в ролике смонтированы тенденциозно и вырваны из контекста.
 
«Вчерашнее решение Нацсовета Украины по вопросам телевидения и радиовещания об исключении АТВ из универсальной программной услуги в Одессе превышает полномочия Нацсовета. Исковое заявление Нацсовета – это прецедент в юридической практике рассмотрения исков такого рода, раньше от Нацсовета таких заявлений не поступало. Такой вид санкции, как исключение телекомпании из универсальной программной услуги, не предусмотрен. И применение каких-либо санкций до вынесения решения суда об аннулировании лицензии АТВ, мы считаем преждевременным», - сказал «Телекритике» юрист канала, высказавший пожелание остаться неназванным. Он сообщил, что компания подала встречное исковое заявление о признании решения Нацсовета незаконным, поэтому рассмотрение дела о лишении телекомпании лицензии отложено до вынесения решения по рассмотрению встречного иска. АТВ уже проиграла суд в первой инстанции, и сейчас ее жалобу рассматривает апелляционный суд.
 
«В ближайшее время существенных изменений в формате или содержании программы наблюдаться не будет, было решено немного ограничить критические и острые высказывания автора и ведущего, Кваснюка используемые ранее (кстати, уже ранее содержания программы рассматривалось Комиссией по журналисткой этике). На данный момент автор намного больше внимания уделяет забастовке дальнобойщиков, которая проходит в Одессе. И в ближайшее время можно будет увидеть в программе материалы, посвященные этой теме», - сообщил юрист телекомпании.
 
«ТК» решила лично пообщаться с человеком, ставшим камнем преткновения в конфликте Нацсовета и АТВ, - Григорем Кваснюком.
 
– Господин Кваснюк, вчера, 4 марта, Национальный совет Украины по вопросам телевидения и радиовещания принял решение об исключении телекомпании АТВ из универсальной программной услуги. Как вы расцениваете это решение?
– Я его расцениваю как незаконное. Более того, я убежден, что это, конечно же, решение по политическим мотивам. Других обоснований не может быть. Жалко только, что Нацсовет пользуется не очень добросовестной информацией – ну так это не они одни такие. Вот у вас написано: «Компанія АТВ передовсім відома програмою “Правда” (відеофрагменти можна переглянути тут), у якій ведучий Григорій Кваснюк брутально висловлюється щодо української державності та українців». Может, у них, кроме этих фрагментов, ничего нету. Так ведь можно и из Библии надёргать чего угодно.
 
Что же касается самого решения… Нацрада фактически лишает серьёзную часть зрителей возможности смотреть программы телекомпании АТВ, запрещая кабельщикам нас транслировать. Но они же сами понимают: раз нет соответствующего решения суда – никакой запрет не может быть обоснован. Здесь же у вас на сайте приводилась фраза Виталия Фёдоровича: «Як може Нацрада рекомендувати як обов’язковий до трансляції телеканал, у якого є проблеми з законом?». А у нас нет проблем с законом. Решение о том, есть такие проблемы или нет, принимает только суд. До этого все считаются невиновными – таков закон.
 
– Как, по-вашему, в дальнейшем будут развиваться события? Планируете ли вы сами какие-то шаги в связи с решением?
– Вы имеете в виду меня лично или нашу телекомпанию?
 
– Вас лично.
– Понимаете, вот какая интересная ситуация получается. При том что Нацрада приводит мои программы в качестве чего-то там нехорошего, сама она не может решить вопрос в суде. Ведь если бы в этих действительно программах было бы что-то такое, что можно было бы провести через суд, поверьте: за много лет моей телевизионной деятельности в качестве ведущего авторской программы ну хоть бы один иск был бы в суде. А его никогда не было. Я уже не говорю о том, чтобы было выиграно хоть какое-нибудь дело по распространению недостоверной информации. Не было даже иска! Потому что суд не рассматривает фрагменты. И человек, который хотел бы обратиться в суд – обратившись, наверное, к юристу, или сам будучи юристом – понял бы, что в целом не о чем говорить! А одно слово всегда можно вырвать из контекста.
 
Меня вчера опрашивали – не допрашивали, а опрашивали – в СБУ, в одесском областном управлении. Там на меня «Рух» написал бумагу, в которой сказано, что я, дословно, заявил: «Треба брати, вішати на шию автомати та йти вбивати москалів і жидів». И сотрудник СБУ меня спрашивает: «Григорий Витальевич, было?». Я говорю: «Ну конечно было!». У него спрашиваю: «А вы знаете, чьи это слова?». Он говорит: «Ну конечно, знаю! Это Тягнибок. Его за это в своё время Ющенко даже из своей фракции выгнал».
 
Так вот, те, кто занимается изготовлением «фрагментов», убрали из моей программы то, что говорилось до этих слов, и то, что говорилось после них. Таким образом, получилось, что якобы я – автор, хотя эти слова растиражированы по всем средствам массовой информации и гуляют уже два года.
 
– Под нашей публикацией о решении Нацсовета – комментарий, подписанный вашим именем. Это действительно вы писали?
– Да, вчера. Я вообще всегда подписываюсь только своим именем, принципиально не использую никаких ников.
 
– И всё-таки…
– Я помню вопрос: что я собираюсь делать. Но мне не предъявлено ничего, с опровержением чего я мог бы, допустим, пойти в суд.
 
– Я на самом деле о другом хотел спросить. Скажите, в тех же фрагментах есть такие фразы: «под руководством каких дегенератов мы вынужденно пребываем», «бандеровец с атомной бомбой», «репаная Хоруживка»… Вы сами не расцениваете их как некорректные?
– По отношению к кому? Тут ситуация сложней, чем может показаться. Когда в Одессу приезжает тот же Тягнибок и делает заявление, что он добьётся того, чтобы здесь разговаривали «державною мовою» – то для меня он, безусловно, бандеровец (впрочем, он этого и не скрывает), для меня он, безусловно, фашист (даже если он этого не понимает). Я теж українець, і спілкуюся українською мовою так само вільно, як і російською. Но родным моим языком, как и для абсолютного большинства одесситов, является русский. Мало того, ведь разница между нами, не-националистами, и националистами очень проста: мы не только хотим, а приветствуем наличие двух языков. Мы исходим из того, чтобы больше прав было у большего количества людей; они идут по другому пути – меньше прав. Потому иногда и проскальзывают вот такие вот определения.
 
Что же касается того, под чьим руководством мы живём и кто нами управляет – давайте вспомним, как буквально десять дней тому назад просочилась, а потом подтвердилась информация о том, какими «перлами» обменялись между собой двое высших руководителей государства. Это, к сожалению, состояние общества. Сегодня мои товарищи, в том числе и наши журналисты, в Киеве встречаются с Тимошенко. Вы наверняка знаете об этой истории, у нас дальнобойщики бастуют, к ним уже присоединился весь город. Сегодня Тимошенко назвала одесского губернатора Сердюка «подонком». Просто она премьер-министр, и Нацсовет не может ей запретить говорить… А Сердюк может обратиться в суд с иском к Тимошенко, но я не знаю, будет он ли это делать. А то вдруг она докажет, что если открыть толковый словарь и посмотреть внимательно, что такое «подонок», то окажется, что какие-то действия Николая Дмитриевича вполне подпадают под эти определения. Возможна такая ситуация? Вполне.
 
Так что, к сожалению, у нас сегодня нет достойных людей там, на властном Олимпе. И они сами об этом говорят. В Одессе закрыта последняя русскоязычная школа – как я должен к этому относиться, как я должен их называть? Я должен говорить «уважаемые господа националисты»? Во-первых, я их не уважаю (и они меня тоже, это чистая правда), а во-вторых – тут просто нельзя разговаривать, тут нужно что-то делать. Я не знаю что. Потому что я ж не бандеровец, чтоб говорить: «хай буде крові по коліно, але постане Україна». А кому она такая нужна, в которой «крові по коліно»? Ну, ему нужна, поэтому мне с ним неуютно. И в рамках программы я позволяю себе достаточно серьезно, остро высказываться в их адрес.
 
– Извините, в адрес кого?
– В первую очередь, в адрес националистов всех мастей и служебных рангов. И когда пишется, что я «брутально висловлююся щодо української державності та українців», на счет украинцев – это просто несерьезно. Я сам украинец, причем полный – по папе Кваснюк, по маме Чумаченко. Так что тут никуда не денешься.
 
А что касается «державності» – знаете, мы можем далеко зайти. У нас же было одно государство – Советский Союз, теперь другое – Украина. Но мы же дальше живём, и завтра у нас, может быть, будет другое какое-то государство. История же как-то крутится, делается. Наверное, всё-таки нельзя быть приверженцем режима – точнее, можно, но нельзя считать, что существующий сегодня режим – это что-то незыблемое. На памяти старшего поколения – четыре формации. Власть приходит, власть уходит...
 
Вы вспомните, какие словами революционеры 2004 года рассказывали о Кучме, кучмистах и так далее. К счастью (я так думаю), я не принадлежал ни к лагерю кучмистов, ни оранжевых. И мне было дико смотреть на все это. Рассказывали о том, как было плохо со свободой слова, как нас угнетали, а вот теперь-то она будет; памятники погибшим журналистам открывали, помните? А что сегодня со свободой слова? Буквально сегодня я читаю на сайте «Телекритики» о законопроекте, которым Нацсовет предусматривает для себя право без решения суда отбирать лицензию у телерадиокомпаний! Но этого не может быть по определению. Нельзя, чтобы один человек – или один орган – сам судил, сам вел расследование, сам приговаривал, сам приводил в исполнение. А кто будет контролировать их?
 
А что говорить (это уже к Нацсовету не имеет отношения, но тем не менее) о законопроекте, принятом в первом чтении, где кроме усиления ответственности за разжигание межнациональной, межконфессиональной розни вводится ответственность за разжигание политической и идеологической вражды? Представляете, что можно подвести под эту норму? Да все что угодно. Вот здесь уже можно не просто лицензии лишать, а и в тюрьму сажать. Потому что Вася плохо сказал про Петю-коммуниста – ну, если конечно Петя-коммунист будет при власти, тогда он и норму применит. Или наоборот.
 
Если так – зачем иметь Конституцию со статьёй 15? Где сказано, что никакая идеология не может быть государственной и никакая идеология в Украине не является единой.
 
– С вашего позволения, ещё касательно программы. Не планируется ли изменений в ее выходе? По форме (частота, время, длительность) или по содержанию?
– Содержание программы диктуется, конечно, только жизнью. Касательно формы – когда-то я сделал попытку увеличить частоту программы, но это оказалось очень тяжело. Потому я выхожу два раза в неделю. Кроме того, теперь одна программа, во вторник, выходит в режиме телефонного разговора со зрителями: звонки, вопросы, обсуждения, рассуждения. Что интересно, звонок у нас никак не модерируется. И зачастую меня удручает то, что нет критических звонков: я очень не хочу, чтобы кто-то подумал, что у нас что-то режиссируется. Ну, могут задать вопрос: «Как ты считаешь, Григорий Витальевич, сколько у нас там евреев в горисполкоме?». И приходится говорить, что вопрос, наверное, не в том, кто там еврей, а кто там не еврей… Одесса всегда была городом мультинациональным – 131 национальность! И у всех – смешанные браки. Вот мы говорим: «ті москалі, ті українці», а ведь смешанных браков между украинцами и русскими – огромное количество. Да и в наших паспортах пятая графа отсутствует, так что кто там как определяет? Как себя определил – так и на здоровье.

Главное в разделе

Культура

Одесская киностудия объявила о начале новой эпохи

Дуся

Олега Винника обвинили в плагиате, фанаты негодуют

Популярное на Телекритике



Культура

Как в Украине снимали фильм с любимыми актерами Тарантино, Скорсезе и Триера

Дуся

«Не хотелось пить, а придется»: Верка Сердючка анонсировала прощальный тур

Культура

4 самых ожидаемых сериала по книгам, которые трудно экранизировать

Бизнес

Современные видеорегистраторы: больше, чем просто камеры