ТЕЛЕКРИТИКА

Жак Рансьер в Киеве: о чем говорил знаменитый французский философ

1968 год – это не только музыканты-бунтари и раскрепощенные «дети цветов»

Общество

В честь 50-летия событий 1968 года в столичном Доме кино проходит двухнедельный форум «Киевский Интернационал – ’68 СЕГОДНЯ». 11 мая в его рамках выступил, пожалуй, главный мировой авторитет по вопросу легендарных студенческих бунтов – французский философ Жак Рансьер.


Будучи одним из самых влиятельных философов социалистического толка, Рансьер не нуждается в представлении. Его первая книга, изданная в 1974 году, стала (по словам Славоя Жижека) «уникальным голосом, который потряс современников, словно удар грома». Жижек добавляет, что сегодня философия Рансьера стала более актуальной, чем когда-либо. Несколько сотен людей, пришедших на его пятничную лекцию в Киеве, лишь подтверждают эти слова. А для тех, кто пропустил мероприятие, «Телекритика» подготовила его основные тезисы.

Жак Рансьер

Фото: Александр Коваленко / Центр визуальной культуры

От 1789-го до 1968-го

Когда в социологии конструировалось понятие современности, оно было определено как время некоего кризиса – кризиса в отношениях между личностью и обществом. Однако то, как разворачивается этот кризис, было известно задолго до событий 1968 года – еще с конца XVIII века и Французской революции. В ходе уничтожения привычных форм организации общества отдельные люди оказываются изолированы перед лицом социальной тотальности – и тотальность становится воображаемым монстром. Сама по себе эта катастрофа, однако, не пришла из ниоткуда – она считалась следствием «болезни цивилизации» – индивидуализма, который возник с появлением в Европе протестантизма, устранившего посредников между человеком и Богом.

Не просто сексуальная революция

Принято считать, что «воображаемая» революция 1968 года вершилась поколением бэби-бумеров, требовавших сексуального раскрепощения и возможности наслаждаться прелестями общества потребления. Свидетельства того, что общество движется к так называемым гедонистическим ценностям, наблюдались еще с 1965 года – взять хотя бы появление обнаженных женщин в журналах и успех молодежного идола 60-х – длинноволосого певца Антуана, который в одной из своих песен требовал начать свободную продажу гормональных контрацептивов. Однако эта трактовка событий 68-го как некоего молодежного карнавала является упрощенной и отвлекает нас от того, какую роль играла в них университетская система и ее зависимость от капиталистических практик.

Культура

5 причин посетить «Киевский Интернационал»

В 1999 году вышла книга Люка Болтански и Эв Кьяпелло «Новый дух капитализма». Ее авторы определяют два типа критики: социальную и художественную. По сути, социальная критика – это то, чем занимаются профсоюзные организации, а художественная – то, как представители богемы личным примером утверждают альтернативный образ жизни. В расхожих трактовках события мая 1968 года были лишены политических коннотаций и представлены исключительно как карнавал.

Но свежий взгляд на эти события позволяет увидеть, что мотивация и действия тех, кто оккупировал университеты, отличались от образов, которыми оперируют социологи: никаких длинноволосых хиппи с гитарами, никаких противников семейных ценностей и тех, кто ассоциируется с творческой богемой, там не было. Это были люди, озабоченные в первую очередь тем, как университеты делают из студентов винтики для машины капиталистического доминирования.

Долой экзамены, долой капитализм

_

_

Кажущаяся наивность студентов, которые скандировали «Будь реалистом – требуй невозможного!» и, руководствуясь этим лозунгом, требовали одновременно отмены экзаменов и отмены капитализма, на самом деле дает толчок эмансипирующей политике. Согласно ее логике («все содержится во всем»), экзамены – это не просто часть учебного процесса, а инструмент, в котором заложена вся система образования, а с ней и вся капиталистическая система.

«Наивно требуя «Долой экзамены, долой капитализм!», студенты пытались изменить саму функцию университета, а с ней и всю иерархию социальных учреждений»

Сама идея «оккупирования» факультетов (например, в парижском университете Сорбонна) была вдохновлена действиями рабочих – например, Великой французской забастовкой 1936 года. Но само значение такого захвата территории менялось: оккупация факультетов была, по сути, открытой: студенты не препятствовали входу, а напротив, приглашали рабочих и прочих сочувствующих присоединиться к ним. Тем самым они пытались изменить суть и функцию университета, а с ней и саму иерархию социальных учреждений.

Благодаря этому современная практика движения Occupy стала синонимом глобального протеста против господствующего порядка. Но современные протестующие больше не захватывают университеты и фабрики (место которых заняли вездесущие торговые центры). Все чаще захватывается пространство вне зданий, как было в случае с движением 2011 года «Захватите Уолл-стрит» – это символ того, что сообществу равных людей больше попросту негде коммуницировать.

Напомним, что «Киевский Интернационал – ’68 СЕГОДНЯ» продолжается. Какие мероприятия мы рекомендуем посетить на будущей неделе, можно прочитать по ссылке, а полный список событий опубликован на сайте «Центра визуальной культуры».

Статьи по теме

Главное в разделе

Общество

Две жизни Владимира Манько: почему Администрация президента угрожает журналисту расправой

Общество

Европейский суд встал на сторону Натальи Седлецкой

Популярное на Телекритике



Бизнес

Телерейтинги: Оля, прощай, Оля, прости

Дуся

«Оля теперь вертушка». После травмы ведущей, проект «Оля» может остаться без Фреймут

Дуся

Новый ведущий «Орла и решки» появится в воскресном выпуске

Культура

Феномен «Телохранителя»: как незамысловатый сериал побил рейтинговый рекорд