ТЕЛЕКРИТИКА

Виктор Приходько: Cо сценаристами у нас совсем плохо

«Чтобы понять, почему плохо, придумал свою теорию: выросло поколение, которое не читало книг. У людей, не читавших книг, не структурировано мышление», – объясняет генеральный директор кинокомпании Pro TV


Во второй части интервью с кинорежиссером, продюсером, сценаристом, генеральным директором кинокомпании Pro TV Виктором Приходько мы говорим о том, почему у нас не развивается копродукция с кем-либо кроме России, за какие деньги на самом деле реально снять украинский кинофильм, который окупиться в прокате, какие жанры сейчас интересны телеканалам и почему у нас дефицит сценаристов, актеров и режиссеров.

 

Первую часть интервью читайте тут - о запрете российского кинотелепродукта, о невозможности окупить продукт на украинском рынке, о кризисе на российском рынке, а также о желании зрителей смотреть локальный качественный продукт.

 

«Нас российский рынок реально спасает»

 

- Почему у нас не снимают зарубежные фильмы, сериалы? И копродукция не развивается?

- Потому что любой проект должен быть застрахован. Ни одна западная страховая компания не будет страховать съемки в Киеве, потому что они понимают, что это очень рискованно - не в смысле войны, в смысле людей - подведут, обманут. А наши страховщики кино не умеют страховать, не берутся. Кроме того наши страховые компании не вызывают у них доверия - деньги возьмут, но не заплатят. На Западе это серьезная проблема - никто не даст деньги на фильм без страховки проекта. Поэтому к нам пока не едут. И мы обречены на самоизоляцию, должны работать здесь и на свой рынок. Ни на какой европейский рынок мы попасть не можем, кроме как в виде экзотики.

 

Но в то же время у нас есть стабильный рынок России. Да, он обеднел, но это, конечно, наш рынок, наш огромный плюс и наше спасение. Если бы до сих пор снимали только для внутреннего рынка, то не было бы средств для развития. Нас российский рынок реально спасает. И обогащает - и в творческом, и в денежном смысле. Казахстанский, прибалтийский, израильский не спасают, потому что объемы маленькие, а российский спасает нашу киноиндустрию. Это надо признать - при всех наших сложных отношениях на сегодняшний день. Было время, когда украинские производители снимали заметный процент телепродукции российского рынка. Я не готов сказать, сколько именно - 15 или 25%, но это был существенный процент рынка, который заполнялся продукцией украинских продакшнов - причем собственными проектами, не заказными.

 

 

- Останется ли ситуация с российским рынком такой же?

- Зависит в первую очередь от политики. Нам никуда не деться от того, что мы остаемся с ними соседями. Мы обречены на это навсегда. Другой вопрос - будем дружить как раньше, или будем «дружить» как сейчас - это не совсем к нам вопрос. А то, что один из трех языков, на котором мы говорим, является общим с россиянами, нам не мешает, а только помогает. Этим нужно умело пользоваться. Призывы «давайте снимать только на украинском», «давайте бойкотировать» бессмысленны.

 

Я когда-то читал британский годовой отчет о том, что у них произошло в индустрии за год. И там была статья, которая выглядела прямо как статья из «Телекритики», переведенная на английский язык: все плохо, засилье американских фильмов - 85% проката американского, американские актеры собирают кассу и получают гонорары, большие, чем британские артисты, все павильоны на студиях забиты американскими проектами. Но при этом, если бы американцы на них обиделись и перестали снимать в Британии, то у них индустрия просто схлопнулась бы. Как схлопнулась итальянская индустрия. Сейчас знаменитая студия «Чиничита» в Риме, которая была самой большой в Европе...

 

- Где снимал Феллини...

- Эта студия сейчас закрыта даже для туристов. Она перестала быть легендарной, и стоит запустевшая как наша киностудия имени Довженко. Это произошло потому, что у них нет другого рынка. Кроме того все, что «государственное», не может быть эффективным, это сейчас уже всем очевидно. Как только кончается государственное финансирование, такие проекты умирают. В США, как известно, никогда не было государственных киностудий. И у них все хорошо. Рыночная экономика хороша тем, что выживает сильнейший, а не так как в колхозе: давайте отберем у тех, кто хорошо работает, и дадим тем, кто работает плохо. То есть это система «противоестественного отбора», когда побеждает слабейший и худший. Это советская система, которая доказала свою «эффективность» тем, что развалилась. Сейчас ее остатки еще живы в виде Министерства культуры и Союза кинематографистов.

 

- Сейчас говорят, что для украинского рынка можно снимать проекты с очень скромными бюджетами и это неизбежно скажется на качестве.

- Сумма затрат на производство ни о чем не говорит, потому что можно потратить какие угодно деньги. Важно, чтобы тот или иной проект оказался в результате успешным. Вопрос «некачественно» не имеет отношения к бюджету. Это все равно, что сказать журналисту, что зарплата будет меньше, а он в ответ начнет писать с ошибками. На самом деле он пишет с ошибками потому, что необразованный человек. Могу назвать какое угодно количество проектов с копеечными бюджетами, которые были супер-успешными. В США сейчас фильмов с бюджетами от 2 до 5 миллионов долларов снимается большинство, и в них снимаются «звезды». Из 500-600 фильмов, которые там производятся в год, 100-миллионные блокбастеры составляют 5-7 процентов. С полсотни фильмов снимаются с бюджетом 30-50 миллионов. В США бюджеты часто сравнимы с теми, которые просят у Госкино наши недоумковатые и бессовестные режиссеры. Но ведь это США - с их зарплатами и затратами. У нас и за 50 тысяч долларов можно снять такое кино, несложное, незатратное, которое будет иметь успех. Нужны только вкус, сценарий, режиссер, а не деньги.

 

 

 

«Актер, режиссер, сценарист постоянно должен доказывать, что он - лучший»

 

- И где же нам взять вкус, сценарии и режиссеров?

- Это не продается, к сожалению. Но проблема в том, что у нас не считается, что это важно. Главное - получить 2 миллиона. Один миллион взять себе, другой потратить на бездарное кино. И если фильм не получится, а он, конечно, не получится, то можно сказать, что дали мало денег, нужно было в два раза больше.

 

Нельзя снимать фильмы без сценариев. Я присутствовал на питчингах Госкино. Ни один из фильмов, которые были профинансированы, не имели права - с трезвой головой и чистой совестью - запускать в производство. То, что они приносят - это не сценарии. А говорить о том, что эти фильмы могут стоить как американское кино, постыдно и глупо.

 

- Где взять сценаристов? Нет своей школы.

- А у нас никогда не обучали сценаристов. Но кто-то смотрит кино, читает, пытается анализировать. Кто-то умеет учиться, кто-то нет. Когда я пишу комментарии на страницах сценария, кто-то понимает, а другой - левой ногой быстро зачеркнул мои комментарии и возвращает то, что было. И я просто не отвечаю на такое письмо. Но есть украинские сценаристы, у которых получается создавать сценарии успешных сериалов - «Нюхач», «Пес», «Сваты». Выходит, что дело не в формальном образовании. У нас снимает много режиссеров, не имеющих профильного образования. Если приходит парень и показывает, что снял короткометражку на свой телефон, и я увидел, что этот человек что-то понимает, то у него есть шанс у нас работать.

 

Это в советское время архисложно было достать камеру, чтобы что-то снять. Я, когда был студентом, тратил свои деньги, чтобы поснимать. Вообще из нашего режиссерского курса, на котором учились 7-8 человек, снимать стали только я и Дмитрий Томашпольский. Другие не снимали, им неинтересно. Я, наверное, единственный в истории киноинститута, который снял в качестве дипломной работы полнометражный фильм. При этом всем, кто не снял ничего, дали диплом, а мне не дали! Сказали, что у меня «плохая теоретическая часть».

 

Не думаю, что сейчас что-то принципиально изменилось в нашем кинообразовании. Я видел нынешний кинофакультет. Если люди просидят пять лет на мусорнике, в темноте и холоде, то их «эстетический компас» будет сбит. Когда студенты пытаются снимать сломанными камерами из прошлого века, а их учат те, кто не нашел работу по специальности, боюсь, что это не та система, которая нужна. Убежден, что кино нужно учиться только на практике. Снимите короткометражку, клип, одну серию сериала, все будет сразу видно - получается у вас или нет. Один парень принес нам короткометражку, которую снял с братом и сестрой - отлично! Уже работает у нас. Другой снял промо-ролик для друзей - теперь тоже работает у нас на студии. С ними интересно разговаривать, им нравится снимать кино. Но такое редко бывает.

 

И со сценариями у нас совсем плохо. Это первая профессия, которая сейчас очень нужна. Чтобы понять, почему плохо, придумал свою теорию: выросло поколение, которое не читало книг. У людей, не читавших книг, не структурировано мышление.

 

 

- Так это поколение и кино не смотрит...

- На самом деле кинематографистов, которые не смотрят кино, много, я с такими сталкиваюсь каждый день. Начинаешь разговаривать и оказывается, что они не видели не только Орсона Уэллса, но и «Звездные войны», и Тарантино. У нас ведь сначала не получались свои сериалы. По ТВ показывали «Богатые тоже плачут» и «Санта-Барбара». Первым сериалом, который получился, стали «Менты». То есть в этот момент сценаристы смогли уже уловить требования формата и структуры. Поэтому сейчас и появляются продукты, за которые уже не стыдно. Если за какую-нибудь «Исцеление любовью» стыдно, то, не буду называть свои проекты из скромности, но за сериалы «Нюхач» или «Сваты» уже не стыдно. Это профессиональная работа. Остались еще какие-то «фрики», которые продолжают читать книги, вот с ними можно разговаривать.

 

Ищем. Ни один продакшн, ни один канал не скажет сегодня, что у них достаточно сценаристов.

 

- Как часто вы становитесь автором идеи сериалов, которые снимаете?

- Я - автор идей всех сериалов, которые мы сняли. Исключение составляют проекты, которые мы снимали «по заказу» - например, «Девять жизней Нестора Махно» или «Мухтар». Все сериалы, инициаторами которых были мы, снимались по моим идеям. К сожалению. Никто не предлагал таких идей, которые бы нас устраивали. Был такой замечательный сценарист, который писал сценарии по моим идеям, Александр Щербаков...

 

- Автор сценария супер-успешного на российском ТВ сериала «Мажор».

- К сожалению, Щербаков сейчас сидит в Крыму и не пишет. Но я нашел 12-14 других авторов, которые по моим идеям, клише, битам совместно пишут сценарии. К сожалению, не могу сказать, что у меня есть автор, который мне приносит идеи, а мы их воплощаем в жизнь. Я был бы счастлив, если бы такой сценарист появился.

 

 

- Вы говорили, что не только со сценаристами, но и с актерами в Украине есть проблема.

- У нас, к сожалению, низкий уровень культуры, мало читают, мало смотрят. Конечно, талантливые, интересные люди есть, но один - на 100 человек. В Москву, конечно, съехалось много актеров, из Украины - в том числе, и выбор больше. Мы раньше ездили подбирать молодых героев в Москву, и за день приходили 20 человек, из которых 6-7 можно было реально брать. Честно скажу, у нас нет большого выбора. Для «Пса» мы не нашли героя - брутального мужчину, при этом обаятельного, и пригласили московского актера Никиту Панфилова. И сейчас мы не можем его заменить. На комедию мы сможем набрать на 6-7 персонажей максимум трех наших актеров.

 

- И в провинциальных театрах вы не видите интересных артистов?

- Ездили недавно в Винницу, Одессу, Харьков. В Беларусь ездили - там, как ни странно, ситуация чуть лучше: они беднее, и у них мотивации больше. У нас много жадных и циничных, которым наплевать на результат. У нас многие актеры приходят не то что не выучив текст, а даже не прочитав сценарий. Вот у нас немцы снимались - мы первые пригласили на роль нацистов в сериале «1941» немецких актеров. Они работал как «мерседесы» - выучили роли, вышли на площадку, отработали сцену, и второй дубль уже и снимать не надо. У наших - непрофессиональное отношение. У нас уже было несколько раз, когда мы снимали актера с роли прямо во время съемок. Было такое, когда я сказал: «Стоп! Переснять эти два дня. Пусть мы потеряем, но чтобы этого парня здесь никогда больше не было».

 

Пока у нас не появится безработицы и настоящей конкуренции, ничего не будет. В США на одного занятого в проекте специалиста приходится трое, которые готовы его заменить в любой момент - мотивированные и профессиональные. Да, они получают большие деньги, меньше 3 тысяч долларов в неделю мало кто зарабатывает. Но они сидят и ждут освободившегося места в проекте. Там если актера сняли с фильма, то он может и не получить работу в других проектах. А у нас режиссер, которого выгнали за пьянство, завтра найдет себе работу. И в России ситуация такая же.

 

Актер, режиссер, сценарист постоянно должен доказывать, что он - лучший. У нас этому не учат, это считается неправильным. Есть несколько человек, которые проучились в США год или больше, они вернулись другими. Американский вуз перестраивает мозги. Если делать у нас киношколу, то главным стимулом должны быть не деньги, не камера, а стипендия на учебу в США.

 

- Вы не хотите сами проводить мастер-классы?

- Читать лекции - нет времени. Это full time job (работа с полной занятостью. - ТК) называется, нужно только этим заниматься. Во-первых, обучать нужно многих, чтобы был какой-то эффект для индустрии. Но даже 6-7 человек - это большая нагрузка. Этому надо посвятить полгода или год. А у меня тут стройки, шесть съемочных групп, монтаж, переговоры с каналами. Шансов взяться за это и довести до конца - нет. Повторюсь: я уверен, что лучшая школа - это работа. Я не говорю, что мы снимаем шедевры, но какое-то количество людей в работе мы обучили, за них не стыдно. После работы с нами в другие компании их берут с удовольствием.

 

 

 

«Одножанровыми сериалами, возможно, объелись»

 

- Вам не кажется, что наши телеканалы слишком консервативны, не хотят работать с нестандартными сюжетами, авторами? Нельзя же быть настольно «заточенными» на мелодрамы определенного, постсоветского канона?

- Каналы можно понять, они не хотят рисковать. Им нужно потратить приличные деньги так, чтобы не провалился эфир. Им хочется уверенности. Поэтому им кажется надежнее взять формат, который уже показал себя как успешный. Кажется, что так проще. Но сценарий - это 80% успеха. Хотя хороший сценарий еще не гарантирует качественного продукта. Самый яркий пример - ремейк «Кавказской пленницы», снятый по тому же сценарию, кадр в кадр. И получилась совершенно невыносимая дрянь. Но хороший сценарий - это хоть какой-то шанс. На каналах работают редакторы, которые читали много сценариев, но они не практики. Важно быть на съемке, посидеть на монтаже, чтобы увидеть, как выглядит то, что написано. Это совсем другой уровень. А каналам действительно спокойнее - не рисковать.

 

- Выходит, что лучше адаптировать успешный западный сериал, чем найти подобный свой сценарий?

- Но не каждый сериал можно адаптировать. У нас был опыт, когда нам давали адаптировать американский сериал «Закон и порядок». Помню один сюжет: поймали преступника-насильника, нужно доказать его вину в суде с помощью ДНК-теста. Но он отказывается сдавать тест, и судья подтверждает, что насильно брать ДНК нельзя. Поэтому хитрые американские сыщики начинают провоцировать подозреваемого, пока он не кусает одного из них, и так им из нанесенной раны удалось взять этот тест. А как теперь это должно выглядеть в исполнении нашей милиции? У него за 15 секунд выбьют или выдавят дверью весь ДНК, который есть у него в организме. Поэтому адаптировать этот сюжет почти не представляется возможным. И это касается и детективов, и драм. У них другая судебная, юридическая, полицейская система. В мелодрамах - другая система отношений в семье, в которой используется один из самых главных американских мифов, что семья - это главное. Это столетиями создавалось в их кино и литературе. У нас есть своя мифология, порожденная нашим «мылом», и она не совпадает с их представлениями. А весь американский кинематограф построен либо на иудейских, либо на христианских мифологемах, которые нам незнакомы или имеют отличия. Перспективнее - разрабатывать собственную мифологию, эксплуатировать свои культурные наслоения, которые уже образовались. Но это долгий процесс, а всем надо сегодня заполнять эфир. Это противоречие, которое преодолевать нелегко, но по-хорошему - надо.

 

 

- Вы снимаете для канала «1+1» мелодраму с элементами мистики «Ведьма». Это какой-то жанровый отход от привычной мелодрамы?

- На самом деле это - «Колдовская любовь», которая была чрезвычайно успешной и у нас, и в России, только в новом изложении. Когда мы снимали «Колдовскую», многие сомневались, хорошо ли, когда в сюжете присутствует мистика. С канала «Россия» к нам прислали делегацию журналистов и предупредили, чтобы мы, рассказывая о съемках, не упоминали слова «мистика»: это плохо, это будет отпугивать. Но оказалось, что это - как специя, которая в нужном месте вполне подходит «для вкуса». «Ведьма» - точно такая же. Это мелодрама, в которой одна из «специй» - мистика. В остальном это - красивая мелодраматическая история, с красивыми героями и с красивыми локациями.

 

- Получается, что чистые мелодрамы, которые составляют жанровую основу телепоказа большинства наших телеканалов, уже не устраивают? Например, Film.ua снимает мелодраму с элементами триллера, StarMedia ищет сюжеты лирических комедий...

- Одножанровыми сериалами, возможно, объелись - как и одинаковыми детективами производства НТВ. Хочется разнообразия.

 

- И вы будет снимать проекты на стыке различных жанров?

- Уже сняли «Пса» - детектив с элементами комедии. Хотя раньше, когда мы предлагали иронические детективы, каналы говорили: «Нет!» И все потому, что перед этим сняли несколько экранизаций детективов Дарьи Донцовой, и все оказались неудачными. Но проблема была в неудачных сценариях, в которых просто убрали авторские комментарии, в которых был весь стиль, кайф и вся ирония. Нужно было эти авторские комментарии каким-то образом перенести в сценарий, а они не сумели этого сделать. Поэтому сложилось мнение, что ироничный детектив - это нехорошо. Но как же плохо, если все французские детективы с Делоном или Бельмондо - ироничные? Но всегда можно переубедить каналы, что может быть в мелодраме мистика, в детективе - ирония. Сейчас все ищут немного в стороне от чистых жанров, это интересно, это разнообразит шестичасовое бесконечное «мыло» - особенно, если канал хочет расширить аудиторию.

 

 

 

«Задача не снять кино - задача продать»

 

- Если к вам завтра придут авторы с хорошим проектом для прокатного кино в Украине - будет ли вам это интересно?

- Мы же производители, а прокат - другой бизнес. С таким проектом приходить нужно в первую очередь к прокатчикам. Если у нас будет уверенность в этом фильме - мы возьмемся за производство, не вопрос. Но главные знатоки потенциала фильма - это не Министерство культуры и не режиссеры, а прокатчики. Поэтому с проектом нужно идти сразу к прокатчикам - они вам сразу скажут, возьмутся или нет.

 

Задача не снять кино - задача продать. А как доказывает деятельность Министерства культуры, снять кино любой идиот может. То есть любой достаточно нахальный и умелый в смысле коррупции человек может пойти получить в министерстве деньги и снять, и потом выкинуть это кино на помойку. А задача - продать кино зрителю, телеканалу, фестивалю. Поэтому, как в любом бизнесе, нужно сначала найти, кто ваш продукт будет покупать.

 

 

- Как вы думаете, украинский фильм может в принципе окупиться в прокате?

- Мгновенно окупится, если он хороший. Нельзя сходить с ума, нельзя снимать фильмы по 3-4 миллиона долларов. Нормальный фильм, с хорошими актерами реально снять за 350-450 тысяч долларов. До кризиса за 250 тысяч снимали телемувики. Телемуви - это и есть фильм, 90-минутный, со «звездами», полноценный. Поэтому с таким бюджетом можно снять прокатный фильм. Если кто-то приходит в министерство и рассказывает, что он снимет двоих односельчан и ему нужен на этот проект 1 миллион долларов, то это - воровство. Пусть тот, кто на меня обидится, подаст в суд. И даст свой бюджет - я через 15 минут готов показать подробно, где и сколько своровано. Ни один фильм не потратил на производство и половины тех денег, которые получил от государства.

 

Если вы снимаете за 350 тысяч фильм, в прокате он может окупиться. Фильм Олеся Санина «Поводырь» собрал 16 миллионов гривен - при том, что это некассовое кино по своему жанру. Фильмы «Квартала 95» собирают под 20 миллионов гривен. Снимите за 10 миллионов гривен кино - и все, вы в заработке, у вас еще и права телевизионные останутся. Я не говорю, что вы заработаете миллионы, так вопрос пока не стоит, но вы можете вернуть деньги.

 

Это должно быть точно сделанное кино, жанровое, украинское и узнаваемое. Поэтому уверен, что окупить фильм можно. Но, пожалуйста, не снимайте «Ломбард», не снимайте «Племя», которые по качеству или по жанру не предназначены для проката. Для проката предназначены в первую очередь комедии, в меньшей степени - мелодрамы, наверное, ромкомы лучше. Это могут быть ужастики, которые дома смотреть в одиночку глупо. Но они должны быть сделаны не как «Штольня».

 

В США фильмы, которые были сняты за копейки как, например, «Ведьма из Блэр», собирают в прокате миллионы. Вообще «Ведьма из Блэр» - отличная задумка, отлично промотированный фильм, заработавший невероятные деньги. Хорошая идея, очень просто, но очень качественно сделанная. Бюджет 30 000 долларов, сборы - 150 млн! Стилизованный под непрофессиональную съемку фильм породил даже специальный жанр lost footagе - отснятый потерянный материал. Создатели фильма отнюдь не выиграли в лотерею, они придумали отличную идею и ее хорошо сделали.

 

Придумайте то, что попадает в нашу аудиторию. «Вий», например, стал рекордсменом проката. Это наше, все его читали, все знают: вот вам Панночка, украинское село, горилка. Хорошо ли сделан фильм «Вий»? Нет, это трэш. Но за счет близкой и понятной зрителю мифологии он сработал. Картина «Горько!» - отличный проект, остроумный, актерски очень хорошо сделанный. Это стилизация под непрофессиональное видео, сделанная невероятно профессионально. Посмотрите короткометражки этого режиссера - актерски сделаны потрясающе. Отличная идея, копеечное исполнение - заслуженно заработали денег в прокате. Снимите такое про украинцев - я уже не говорю про деньги, заработаете себе славу, сделаете карьеру. Такой успешный фильм дает вам индульгенцию как минимум на три проекта, которые могут быть и не столь успешными. И это не только у нас так. Вспомните братьев Коэнов или Тарантино, которые стали известными после одного успешного фильма. Снимите «Сватов» - потом снимайте, что хотите, вам на все будут давать деньги. Снимите так, чтобы людям понравилось - «... и деньги к вам потянутся»!

 

 

Фото Максима Лисового

Главное в разделе

Бизнес

Провайдеры, вещатели и «Зеонбуд»: отсутствие регуляции и запуск платного пакета эфирной цифры

Бизнес

Pay TV vs Free TV. Как телегруппы строят рынок Pay TV и почему 2019-й будет переломным

Популярное на Телекритике



Бизнес

Провайдеры, вещатели и «Зеонбуд»: отсутствие регуляции и запуск платного пакета эфирной цифры

Бизнес

Pay TV vs Free TV. Как телегруппы строят рынок Pay TV и почему 2019-й будет переломным

Бизнес

Дистрибуция каналов четырех ведущих телегрупп в 2019 вырастет до 10,5 гривны. ОБНОВЛЕНО

Дуся

Идем со мной, мальчик, я покажу тебе «Ворошиловград»