ТЕЛЕКРИТИКА

Владимир Путин: между Дедом Морозом и императором Николаем

Архив

Новогодние поздравления лидеров стали традицией уже в советское время. Телеобраз телепрезидента телеРоссии.


Новогодние поздравления лидеров стали традицией уже в советское время. Тогда она тяжело приживалась, поскольку те лидеры не любили выступлений без бумажки, им не особенно шел контекст в виде бокала шампанского. Теперь все поменялось. Требование публичности привело к тому, что современные лидеры вынуждены искать все новые и новые контексты, позволяющие им выходить один на один со своим народом. Это также важно и потому, что в подобном случае исчезает фильтр в виде журналистов между президентами и их народом. Есть определенное расхождение между тем, что интересует журналистов (например, «за» или против» НАТО), и тем, что интересует людей (зарплаты, пенсии, отопление и под.). Журналисты строят свой мир, который часто не совпадает с миром реальным. Прямые выходы первых лиц способны убрать эту условную «преграду». При этом жанра новогоднего поздравления в принципе не способен на диалог, он всегда принципиально монологичен. А монологами мы все с советских времен изрядно перекормлены.

24 декабря 2001 года на экранах ОРТ и РТР в прямом эфире появился президент России Владимир Путин. Телевизионный контекст, в котором оказалось выступление, выталкивал зрителя, с одной стороны, на интерпретацию в духе новогоднего выступления, отсюда ассоциации с Дедом Морозом как главным культурным героем этого отрезка времени. С другой, составители программы поставили после этого выступления фильм Никиты Михалкова «Сибирский цирюльник», задав тем самым еще один ряд прозрачных интерпретаций. Кстати, получается, что это не случайный ряд, поскольку он очень нравился, к примеру, Б. Ельцину в период его правления, что активно поддерживалось его близким окружением в неформальном общении, а это уже говорит о системной природе таких ассоциаций. Один из последних звонков (настоящих или подготовленных?) суммировал встречу словами «Наконец-то наша страна получила достойного Президента», что следует понимать как антитезу Ельцину, еще одному контекстному герою нашего телевосприятия данной передачи.

Дед Мороз и Император сопровождали Путина в виртуальном мире. Каков был контекст его выступления в мире реальном? В. Путин сам его задал как отчет о проделанной работе, о тех задачах, о которых он говорил в начале года, в январе. Речь его перемежалась бесконечным рядом цифр, которые демонстрировали рост экономики. При этом Президент России постоянно переводил этот ряд цифр макроусилий в миниуровень отдельного человека. Кстати, это одна из самых существенных проблем общения первого лица с просто лицом. Дело в том, что первые лица порождают бесконечные типы прогрессивных изменений на каком-то отдаленном для конкретного гражданина уровне, создавая ощущение виртуальных побед на фоне реальных поражений. Это было проблемой и данного выступления, поскольку вопросы были в плоскости человека из троллейбуса, а ответы лежали в области доклада человека из лимузина, который говорил о хороших тенденциях. Но они пока еще были страшно далеки от народа… Однако избавиться от этого разрыва практически невозможно, и он естественно прорывался в явном виде время от времени в общении президента со своим народом. Это, кстати, демонстрируют и то, что 70% звонков было посвящено зарплатам и пенсиям.

Передача началась и выдерживалась в жесткой символизации. Можно привести такие примеры. Начальные кадры были полны величественности – Кремль, Красная площадь. Комната, где проходила встреча, была задекорирована под цвета российского флага, Путин все время находился на их фоне. Первые вопросы пошли с Владивостока, как самой крайней точки, до этого было подчеркнуто наличие одиннадцати часовых поясов («У нас большая страна»). Калининград был задан как самая западная точка при появлении вопросов именно оттуда. При этом не забыли не только Санкт-Петербург как знаковый город для Путина, но и хутор в Краснодарском крае, из которого также следовали вопросы. Вся эта схема соотношения городов и одного единственного хутора была выдержана в хорошем советском духе, что также важно для такого рода торжественного мероприятия. Советские стандарты все равно остаются в нашей голове, поэтому обращение к ним в подобной ситуации не является лишним.

В. Путин опроверг слухи о переносе столицы в Санкт-Петербург, хотя и поговорил на тему, что в других странах (Германия, Франция) центральные институты государства могут располагаться не только в столице. В этой связи как потенциальное место размещения он упомянул не только Санкт-Петербург, но и Нижний Новгород, что наверняка порадовало тамтешних жителей.

Встреча эта анонсировалась заранее, что позволило получить полмиллиона вопросов еще до начала передачи. В момент передачи накал страстей достигал до 20 звонков в секунду, такой объем не мог быть принят имеющимися техническими возможностями, и звонки провисали в воздухе. Телеведущие также держались уверенно, не лебезили перед высоким должностным лицом. Только в самом начале у них были несколько скучающие физиономии, но когда Путин стал отвечать на вопросы все изменилось: они были максимально внимательны, смеялись шуткам, активно подыгрывали своему президенту.

В. Путин несомненно нуждался в фиксации своего положительного образа после неудачи с «Курском». Для этого ему пришлось не только отправить в плавание новую подлодку «Гепард», не только поднять «Курск», не только побывать на ранчо у Буша. Ему следовало сделать самое главное – выйти один на один со своими гражданами, показать им, на что он способен в прямом эфире, что и было сделано.

Экономический контекст благоприятствовал этой встрече. «2001 год был для России успешным», - так суммировал экономическое положение и его тенденции президент России.

Но гражданам как зрителям не столь важны цифры, как поведение на экране. Говоря правильные цифры, можно казаться слабым и неуверенным. И тут Путин оказался на высоте. Следует отметить целый ряд удачных поведенческих моментов. Они могли быть сознательно подобранными, а могли появиться случайно. Имиджмейкеры всегда сознательно ищут их, например, в случае Никсона было установлено, что он лучше выглядит в неотрепетированных ситуациях.

Естественность. Ни одной секунды Путин не был ни напыщенным - как Брежнев, ни говорливым – как Горбачев, ни молчащим – как Ельцин. Он был таким, каким и должен быть в глазах его избирателей, сегодняшних граждан.

Владение ситуацией. Здесь Путин оказался на высоте. Пользуясь изредка компьютерной подсказкой, он просто сыпал цифрами, демонстрируя свое полное владение ситуацией в стране от А до Я. Любой вопрос не вносил в него смущение, а наоборот, создавал ощущение, что он все время только этой проблемой и занимается. И ночью, и днем. И максимально успешно.

Понимание забот других. Это очень важный параметр. Когда-то Клинтон выиграл у Буша именно потому, что был, хотя и менее моральным, что отмечали избиратели, но более «заботливым». Путин понимал своих граждан. Он знал и демонстрировал это, что власть не дорабатывает, что власть в этом смысле «плоха», а граждане – хороши.

Переход на позиции собеседника. Путину легко удается устанавливать контакт, поскольку он оперирует теми же состояниями, что и его собеседник. Например, отвечая на вопрос лейтенанта, он подчеркнул, что сам стал лейтенантом в 1975 году и зарплата тогда его составляла 180 рублей, что было достаточной суммой.

Юмор. В. Путин легко несколько раз переходил на шутливый тон. Он обыграл ситуацию со своим пребыванием на ранчо у Буша таким образом, что назвал ее встречей в семейном кругу, поскольку Буш-папа в свое время возглавлял ЦРУ.

Загадочность. Образ был бы неполным или искусственным, если бы все было сказано до конца. Так, например, осталось загадкой, куда же Путин потратил заработанную в стройотряде тысячу рублей, о которой он сообщил, что истратил их неправильно, но на что именно не скажет.

В. Путин в целом активно восстанавливал статус России как великого государства. Он подчеркивал, к примеру, что наука и образование – это то, что отличает Россию от развивающихся стран, поэтому государственное внимание к ним не ослабеет. Он акцентировал, что музеи и парки Санкт-Петербурга принадлежат всей стране, что следует выделять деньги из федерального бюджета на их поддержание. Он говорил, что Россия уникальная страна, где долгий путь прошли вместе христианство и ислам.

Какая еще задача стояла перед этим выступлением? Можно поискать следующие исторические параллели. В свое время Рузвельт в период великой депрессии также начал общение со своим народом. Это было связано с тем, что власти нечего было предложить своим гражданам, кроме слов. Кстати, именно тогда произошел бум роста именно правительственных паблик рилейшнз. Нечто сходное мы видим и сегодня. Власть в лице Путина косвенно просит граждан потерпеть еще немного. И она получает в результате необходимый ей временной лаг. Это и было прямой или косвенной задачей, стоящей перед организаторами этого общения.

Сейчас проблема имиджа возникла и для Билла Клинтона, который на днях провел совещание своих ближайших сотрудников на тему исправления своих имиджевых проколов, связанных с борьбой с терроризмом в прошлом. Журналисты иронизировали, что Клинтон был известен уже во времена президентства как ведущий «постоянную кампанию» (“permanent campaign”), теперь же он шагнул уже даже за пределы президентства, заботясь о своем имидже как бы постфактум.

В. Путин, оказавшись между Дедом Морозом и императором Николаем, не проиграл, а выиграл. Но так, вероятно, и было задумано. Передача сознательно оставляла ощущение неконтролируемого диалога, тон которому задали первые вопросы из Владивостока. Позже ощущение контроля над темами вопросов и типами спрашивающих иногда и возникало, но оно не было доминирующим. Новогодняя коммуникация прошла успешно. Через год Путин обещал снова к ней вернуться: ему эта встреча тоже понравилась.

Несомненно, что поиск возможных вариантов диалога власти и населения должен быть продолжен. Власть слишком долго жила вне и отдельно от своего народа, у которого к этой власти накопилось слишком много претензий.