ТЕЛЕКРИТИКА

Опасная позиция

Архив

Если верить примете, которая говорит, что год проведешь так же, как встретил, то наступивший 2002-й будет годом тотального застоя российского телевидения.


Новогодняя ночь и вся последующая неделя показали, что в прошедшем году не было придумано ни одной новой идеи, как порадовать и поздравить телезрителя, не уподобляясь уже тысячи раз виденному и сделанному ранее.

Честнее всех в эту новогоднюю ночь поступило НТВ. Решив не участвовать в соревновании, канал попросту дистанцировался от традиционной борьбы за то, с кем страна будет синхронно выпивать и под чью музыку плясать. Здесь в собутыльники предложили Андрея Мягкова, Барбару Брыльску и всю «Иронию судьбы», показав первую серию фильма до поздравления президента, а вторую сразу после.

По меньшей мере удивительно выглядела синхронность, с которой выстроили свои новогодние программы близнецы-братья ОРТ и РТР. Вечером на первой кнопке шел спектакль Евгения Петросяна и Елены Степаненко «Семейные радости». О вкусах не спорят, но это произведение по части отсутствия последних превзошло даже некоторые выдающие образцы, выдаваемые Региной Дубовицкой в ее «Аншлаге». Впрочем, именно этой программе предоставило свой эфир РТР (параллельно со второй серией «Семейных радостей»). Немного украсил эфир «Городок», тоже вступивший в битву за рейтинг с семьей Петросяна.

«Огоньки» стартовали ровно за полчаса до наступления нового года, минута в минуту на обеих кнопках одновременно. И были до неприличия похожи друг на друга. Как обычно, мелькали одни и те же лица, звучали шутки, словно написанные под копирку. Ни тот, ни другой канал не достигли и малой толики эффекта, который некогда, лет двадцать назад, достигали «Голубые огоньки». В прежние времена эти программы объединяли тех, кто на экране, и тех, кто у телевизора. Читалось: мы все – одна страна, великая, могучая. Нынешние же новогодние передачи самодовольством ведущих, агрессивной демонстрацией богатства туалетов участников и шуточками «в своем круге» страну разъединяют. Принцип большинства и меньшинства (потребителей продукта и его создателей) читался между слов и внутри кадра и еще раз демонстрировал столь модное ныне деление на демиургов, которые сами себя таковыми объявили, и толпу, которую они иногда замечают.

Наиболее творчески к новогодней ночи подошло ТВ-6, выстроив в московском Гостином дворе некое подобие Венеции и разыгрывая карнавал в прямом эфире. На импульсе, идее все, впрочем, и закончилось. Те же лица, то же пение под фонограмму и жующий истеблишмент, без энтузиазма взирающий на происходящее на сцене.

Перескакивая сразу на конец недели, заметим, что апофеозом и квинтэссенцией этой то ли намеренно, то ли по недоумию выстраиваемой дистанции между народом и персонами, культивируемыми телевидением, стали «Рождественские встречи» Аллы Пугачевой на РТР. На этот раз толпой и массовкой стали не только те, кому суждено смотреть «ящик», но и те, кого Алла Борисовна соблаговолила пригласить в кадр. Исключение было только одно – законный супруг звезды Филипп Киркоров. Семья «отрывалась» на славу, используя в качестве подтанцовки и свиты тех, кто еще неделю назад, в «Огоньках», к примеру, воображал себя королями. Иногда позволялось «спивать» не только членам семьи королевы эстрады, но и кому-то из приглашенных. Однако не каждому из последних доверяли право выйти над подмостки. С Валерием Леонтьевым, понятно, этот номер не прошел, а вот с Анной Резниковой – легко. Выглядело сие как выступление дворни в присутствии хозяйки. Последняя по-барски объявила выступающую, добавив: «Танцуют все!». И Резникова, реклама концертов которой только что чуть не утопила столицу, теперь, польщенная эфиром в «Рождественских встречах», послушно «заполняла перерыв». Под нее монтировали кадры с закусывающими и выпивающими гостями, чего режиссер не позволял себе делать ни под Пугачеву, ни под Киркорова.

Если не знать, что подобные программы снимаются за месяц до эфира, можно было бы подумать, что Пугачева, чей художественный вкус в последнее время сильно изменился, неадекватно восприняла очередное испытание медными трубами. Накануне нового года «Коммерсантъ» опубликовал результаты исследования ВЦИОМ на тему «Кого вы считаете российской элитой?». В нем первым назван президент Путин, второй – певица Пугачева, далее – другие с большим отрывом.

Судя по всему, на этот раз чувство юмора отказало нашему второму номеру задолго до публикации результатов исследования. Или, что еще хуже, внутреннее состояние «звезды» таково, что допинг, получаемый со стороны, уже не удовлетворяет амбиции. Их нужно постоянно подкармливать, в том числе и «Рождественскими встречами», в этом году ставшими самосрежиссированной демонстрацией собственного культа, в котором есть место себе любимой, некоторым членам семьи и одна вакансия. Скоро запоет Никита Пресняков.

Впрочем, по части отсутствия вкуса нынешнее празднование Нового года было поистинне выдающимся. В четверг 3 января НТВ, на ночь глядя, выдало в эфир такое! Программа называлась «Песни нашей души». Подзаголовок – музыкальный спектакль к юбилею радио «Шансон».

В основу действа лег спектакль театра «У Никитских ворот» под названием «Песни нашей коммуналки». Режиссер у обоих зрелищ был один и тот же – Марк Розовский, при чем в телевизионном варианте он еще и бесконечно мелькал перед авансценой, страстно махал руками и всячески старался показать, кто именно здесь главный. Это, впрочем, можно было с легкостью пережить, в отличие от ужасающей начинки юбилейного вечера радио «Шансон». Репертуар – от «Мурки» и ниже, но закончили при этом почему-то Булатом Окуджавой. Естественно, «Виноградной косточкой», исполненной с интонацией «я не забуду свою Маринку». Каждый, безусловно, развлекается как может. Непонятно другое, почему хоровое пение зековского вагона, следующего по маршруту Воркута-Инта, должно становится предметом трансляции НТВ. Да еще и выдаваться за праздничный подарок.

Еще одну "веселую" передачу припас как новогодний подарок Российский канал. В самое что ни на есть приятное вечернее время (в 20.55) 4 января в эфир вышел очередной выпуск программы "Театр+ТВ". Где – так и хочется пошутить – все меньше театра, все больше ТВ, понимаемого таким образом нашими телевизионщиками. То есть, чего-то низкосортного, дурновкусного. Увы… Актерские кланы собрались, чтобы всякий любопытствующий мог рассмотреть, как же выглядит супруга Х., как – дочка Ю. Сами же актеры всячески доказывали, что они – проще самого простого гражданина, шутили, пользуясь не самыми парламентскими выражениями и не самыми свежими шутками. И т.д. Театр – такая же пошлость, как и вся наша жизнь, как и все наше телевидение, - таков, казалось, был пафос создателей программы, под маркой которой когда-то выходили вполне замечательные и занимательные телевизионные диалоги о театре.

Наверное, так понимают страну, ее народ и его вкусы те, кто делает сегодня телевидение, числя себя при этом небожителями. Опасная позиция.