ТЕЛЕКРИТИКА

Павел Шеремет: «У меня взгляд не транзитного пассажира»

Журналист-диссидент – о старте авторской программы на ТВі, чувстве юмора, российском общественном телевидении и расколе в оргкомитете премии ТЭФИ


В феврале копилку развлекательно-политических проектов ТВі («Альбертенштейн» и закрытая «Шальная неделя») пополнило late night show (позднее вечернее шоу) «Против ночи с Павлом Шереметом». В нём ведущий видит себя «воином света», который в блиц-интервью с политиками, режиссёрами кино, звёздами шоу-бизнеса говорит о жизни и об Украине. Гостями 22-минутной программы выступали, например, депутат от фракции УДАР Владимир Куренной, певица Лолита, первый президент Украины Леонид Кравчук, писательница Ирэна Карпа, российский оппозиционер Борис Немцов.

 

Программа лёгкого формата - радикальное амплуа для Павла Шеремета. Ранее оппонент Александра Лукашенко, заплативший за свои взгляды тюремным заключением, выступал в серьёзном публицистическом и документальном жанре. Он был ведущим программы «Время» и правозащитного проекта «Приговор».

 

Формат и стилистические особенности «Против ночи с Павлом Шереметом» пока не устаканились. По тематике и остроте ток-шоу ближе всего к таблоиду для умных. Его ведущий старательно ищет в себе Ивана Урганта, являясь при этом известным журналистом Павлом Шереметом. Уверенно и точно разделывая филейные части материала, автор программы всё же отстранённо касается украинских реалий. Леониду Кравчуку ведущий напоминает, что президенты обходятся Украине очень дорого, а режиссёру Владимиру Тихому советует показать сценарий его документального фильма о «Межигорье» Тарантино и Бекмамбетову.

 

Помимо ток-шоу, сейчас журналист занимается образовательными тренингами в России. В частности, открыл Медиашколу в Ханты-Мансийске и планирует создать совместно с «Украинской правдой» проект для обучения журналистов. Статьи и колонки Павла Шеремета публикуются в СМИ издательского дома «Коммерсантъ» (например, в журнале «Огонёк»). Он автор ряда книг, в частности, «Телевидение: между иллюзией и правдой жизни».

 



 

«В Украине у меня нет морального права вести серьёзное политическое шоу и учить людей жизни»

 

- Павел, вот вы говорите, что после первого выпуска «Против ночи...» вам долго не удавалось уснуть. Но ведь всё удалось. Такой неожиданный дебют... Я только в финальной части немного волновалась, не упадёт ли Лолита с дивана. Всё же она немножко в неестественной позе с вами некоторое время общалась...

- Несмотря на то, что я телевидением занимаюсь уже двадцать лет, премьера нового проекта всегда заставляет сердце биться намного быстрее. Мой главный принцип по жизни: «Каждый сюжет - как последний. Каждый день - как последний».

 

Мы на ТВi не жируем, и не могли потратить месяцы на тщательную подготовку проекта. В конце января решили сделать такую программу, и вот в середине февраля вышли - буквально с колёс. Ещё до конца группа не сформирована, не отработаны технологии. Очень волновались... Я ушёл вообще очень поздно, до последнего момента боялся, что, может быть, что-то сорвётся, выключат свет в телекомпании или ещё что-то...

 

- Чем вам интересно украинское телевидение и ТВі в частности?

- Я оказался в Украине случайно. В том смысле, что я не «заробітчанин», который приехал в Киев именно на конкретный проект. Я уже здесь довольно давно (в течение года. - ТК), но занимался своими проектами.

 

Осенью руководство канала ТВі предложило мне попробовать сделать какой-нибудь проект. И мы, в принципе, ещё в октябре могли запуститься, но помешали парламентские выборы, а потом и кадровые перестановки...

 

Как долго я пробуду в Украине, не знаю. Но у меня совсем другая психология, чем у некоторых моих коллег, которые приезжают сюда и точно знают, что через год-два-три всё равно вернутся в Москву или в Минск. У меня взгляд не транзитного пассажира. Я смотрю на всё, что происходит в Украине, как если бы это была моя страна. Но, с другой стороны, мне немножко легче, чем украинским журналистам, потому что у меня нет ни с кем из местных политиков и общественных деятелей «личных отношений». Я на всё могу смотреть спокойно, без какой-то политической подоплеки. Я ещё не успел никого обидеть и меня никто не обижал.

 

- И всё же - смотреть на всё в лёгком формате вечернего шоу...

- Я всю жизнь занимался серьёзной политической журналистикой, лобовой, прямолинейной, жёсткой - в Беларуси, в России. Но Украина для меня новая страна. Я здесь прожил не так много времени, и считаю, что у меня нет морального права вести серьёзное политическое шоу или серьёзную программу и учить людей здесь жизни. Тем более что на ТВі есть свои достойные журналисты в этом формате - Мустафа Найем, и Артем Шевченко, и Виталий Портников.

 

Вот в Беларуси своей жизнью, многолетней работой я себе такое право заработал. Может быть, в меньшей степени, но точно так же и в России. Здесь же мы выбрали вариант вечернего развлекательного шоу о политике, о жизни - с иронией, с какими-то подколками... Вызов слишком большой, риски очень высоки: хватит ли интеллектуальной мощи, артистизма...

 

Героем ток-шоу может выступить и «украинский злой» Владимир Тихий, и известный в широких кругах художник Сергей Поярков

 

- Неформальный тон авторской программы вполне понятен: к таким шоу и приходят обычно известные журналисты, которым уже...

- Сто лет!

 

-...скучно сообщать новости. Но всё же ваша карьера и юмор - слегка неожиданное сочетание. Вы вообще любитель пошутить?

- Ну, вообще я весёлый человек, компанейский. И немножко хулиган, насколько хулиганом могут быть белорусы - люди сдержанные. В студенческие годы я был активным деятелем студенческого театра эстрадных миниатюр (СТЭМ) на волне возрождения КВН. В СТЭМе Белорусского государственного университета я шутил много :)

 

Но у нас на ТВі это не «Камеди-клаб» и не КВН. Мы не развлекаем, как комики и сатирики, а просто чуть-чуть мягче, веселее, ироничнее обсуждаем насущные проблемы. Просто кроме политиков у нас ещё бывают в гостях всякие деятели искусств, актёры, певцы. И мы бы хотели, чтобы нам джаз-банда аккомпанировала. Надеюсь, со временем всё это будет реализовано.

 

- Если вы не против, хотелось бы финансовой истории немножко коснуться. Как известно, ранее на ТВi несколько проектов были закрыты ввиду недостаточного финансирования. Их создателям предложили искать спонсоров самостоятельно. Как вы решали этот вопрос? Кто финансирует «Проти ночі...»?

- Программу финансирует канал. У меня, вы не поверите, пока нет даже финансового контракта с каналом. Это был последний даже вопрос, который мы обсуждали, и для меня он до сих пор не самый важный. Я так боюсь облажаться, я настолько понимаю ответственность с точки зрения содержания и способности сделать такую программу, что поставил только одно условие: у группы проекта в первую очередь всё должно быть в порядке, а вопрос со мной мы обсудим потом. Каналу сейчас непросто, поэтому я точно не наглел.

 

Я считаю, если у нас получится, все вопросы решатся сами собой. Ну а не получится - разойдёмся по-братски. В принципе, насколько я слежу за историей ТВi, между каналом и сотрудниками не было никаких серьёзных скандалов и споров по каким-то финансовым и другим вопросам. Надеюсь, что и со мной всё будет так же хорошо.

 

Ток-шоу выходит в записи, так что позднее время для собеседников Павла Шеремета - не вопрос

 

- Кто придумал название программы и как к нему отнеслась Ольга Герасимьюк, которая когда-то вела на «1+1» одноимённый проект? :)

- Это была моя идея. Название должно было красиво звучать и на украинском, и на русском языках. Мы обсуждали разные «вечерние» варианты, в том числе и «На ночь глядя». Мне просто понравилась игра слов - «проти ночі - против ночи». «Мы против ночи с Павлом Шереметом», «Шеремет против ночи». Я вообще люблю такие двусмысленные названия.

 

Потом, когда уже сделали «шапку» и пилот, вспомнили, что была такая программа «Проти ночі». Я посмотрел документальный цикл Ольги Герасимьюк, позвонил ей. Мы всё обсудили с Ольгой, она была не против, хотя, может быть, немного была удивлена. И я пригласил её на наш первый эфир, чтобы публично как бы извиниться перед ней за то, что забрал себе кусочек названия её программы. Ну, я просто исходил из принятой в Америке манеры использования в названии фамилии ведущего.

 

Так что, думаю, мы с Ольгой точки над «і» расставили и всю двусмысленность сняли.

 

- В Украине много чего смешного есть: баталии в парламенте, обстановка в шкафах супругов певиц, а культурный контекст вообще гомерический... Над какими темами считается наиболее уместным шутить в вашей программе?

- Я бы хотел больше шутить о политике и о каких-то несуразностях нашей жизни, высмеивать глупости. Я бы хотел больше «рекламировать» зрителю интересных достойных личностей. Ситуация в Украине очень сложная - морально, психологически, политически, люди очень напряжены.

 

Иногда предлагаем гостям пошутить над какой-то темой, а они говорят: «Мы не можем над этим шутить. Сейчас время не для шуток, надо спасать страну!». Но я считаю, что ирония, смех - это то, что спасёт всех нас. Главное не сходить с ума, сохранять способность к адекватному анализу. И, надеюсь, программа в этом поможет.

 

- У ТВі репутация не совсем объективного канала. В мониторингах «Телекритики» эксперты отмечают предвзятость новостей и телепрограмм. По какому принципу в вашей авторской программе будут сбалансированы тематические аспекты, сарказм и списки гостей из провластных партий и оппозиции?

- Меня, конечно, беспокоит, что представители неоппозиции могут не приходить на программу. Я бы с удовольствием разговаривал и с ними, и с их оппонентами. Но это же не от меня зависит, а от них... Многие побаиваются, многим просто нечего сказать. Я не определяю для себя, что гости будут разделены по политическому, этническому, гендерному, расовому, языковому или иному принципу. Я хочу, чтобы у нас были герои дня, в принципе интересные личности, люди, которым есть что сказать. А в оппозиции они или во власти - не так важно. Вот негодяев в эфире не хочу!

 

«Сначала он оставил Родину, а теперь требует джаз» :) Команда «Против ночи...» не прочь сопровождать выпуски импровизациями музыкантов, но технические средства не располагают

 

- Как у вас распределены обязанности с шеф-редактором Сергеем Андрушко и кто ещё входит в команду?

- Сергей Андрушко - шеф-редактор, автор материалов. Мы все вместе обсуждаем, кого из гостей пригласить, какие сюжеты сделать. То есть Сергей как бы руководит всем процессом, а я - ведущий и автор. Но поскольку у нас команда маленькая, строгой иерархии нет, все вопросы решаем вместе.

 

Команда продолжает формироваться. Пробуем сейчас разных людей в качестве редакторов, нам очень сильно помогают журналисты «Украинской правды». Мы надеемся, что к нам присоединятся люди, которые будут помогать работать над сценариями.

 

Мне очень нравится, как иногда работает Богдан Кутепов. У него прекрасное чувство юмора, и я с удовольствием бы брал какие-то его сюжеты, которые он делает для «ВидеоТеКи». Стиль есть, хотя как у редактора у меня есть к нему замечания. Я бы там, конечно, прошёлся бы ножичком по каким-то сюжетам, но он в стилистике нашей программы бы работал запросто.

 

Иронизировать ведущему помогает шеф-редактор программы Сергей Андрушко, редакция «Украинской правды», активисты движения «Стоп цензуре!»

 

 

«Все мои одногруппники - кто олигарх, кто министр, кто посол, кого-то, правда, посадили в тюрьму...»

 

- Почему вы оставили должность руководителя проектов Первого канала?

- Просто в какой-то момент на Первом канале я исчерпал своё поле компромиссов. Я отступал, отступал под давлением цензуры, под давлением изменившейся политической обстановки и в какой-то момент понял, что если я и дальше буду отступать, то потеряю себя. И мне в какой-то момент стало просто противно уже заниматься тем, чего от нас хотели на Первом канале. Ну и на других российских телеканалах. Поэтому я ушёл.

 

- В России Общественное телевидение скоро станет реальностью. Вы немного скептически отзываетесь об уровне журналистов, принимающих участие в кастингах ОТ. Каким вы видите этот проект? Какого рода дискуссии будут на нём возможны?

- Это уже запоздалая история. С развитием новых технологий, в принципе, влияние телевидения и общественного телевидения существенно уменьшится. К тому же, с запуском этого проекта сопряжена проблема. Мне кажется, что власть и чиновники активно саботируют его - как и другие инициативы и проекты, связанные с именем Медведева, начиная от игры стрелками, временем и заканчивая общественным телевидением.

 

Посмотрим - получится у них или нет. Я очень скептически отношусь к этому проекту сейчас. Он нужен, наверное, но 10 лет назад, а не сейчас. И я боюсь, что получится всё, как в старой поговорке покойного Виктора Черномырдина «хотели как лучше, а получилось как всегда». Не думаю, что этот канал будет свободен от давления чиновников и партии власти.

 

- Также недавно, на днях буквально, стало известно, что ВГТРК вышла из числа организаторов ТЭФИ с инициативой создания нового конкурса. Как вы оцениваете это? И насколько авторитетна ТЭФИ и необходимо ли создание нового экспертного рейтинга?

- Я как член российской телеакадемии болезненно отношусь к скандалам вокруг академии, вокруг премии ТЭФИ. Я абсолютно не разделяю позицию ВГТРК, я объясняю это какими-то болезненными амбициями руководства канала, потерей адекватности и неспособностью к солидарному мышлению в рамках профессионального цеха. ВГТРК может объяснять такой шаг чем угодно - тем, что им не дают премии, и так далее и тому подобное. Хотя когда-то, наоборот, многие критиковали ВГТРК за то, что они слишком много премий получают. Холдинг ВГТРК - это несколько крупнейших телеканалов. И количество журналистов и телеакадемиков, так или иначе связанных с этим холдингом, превышает количество представителей конкурирующих СМИ. Поэтому аргументы телеканала о том, что они выходят из числа организаторов премии ввиду необъективности, - абсолютно несостоятельны.

 

Я считаю, что премия нужна. Методологию можно обсуждать и нужно обсуждать, но принцип должен оставаться. Может быть, если в этом году нет каких-то явных претендентов в той или иной номинации, то просто не вручать приз победителю или оговаривать как-то это. И давать не по 20 номинациям, например, а по пяти.

 

Времена меняются, президенты приходят и уходят. Когда-нибудь уйдёт и Путин вместе со своей «Единой Россией», и руководство ВГТРК, отступит цензура. Обязательно. Не через год, так через пять или десять люди поменяются. А премия, принцип профессиональной солидарности, профессионального конкурса, профессиональных ориентиров - они останутся. И их нужно сохранить.

 



- И ещё один вопрос о российской журналистике. Когда, по вашему мнению, в России начнут писать правду о таких темах войны, как армия Власова - казачки-предатели? При каких обстоятельствах это возможно и что это могло бы изменить для современного общества, где тема фашизма по-прежнему актуальна?

- Так можно писать. Почему нет? У меня есть несколько книжек о Власове, появляются и другие книги и фильмы. В принципе, в Москве можно издать любую книжку. Может быть, вам кажется здесь в Киеве, что в Москве вообще ни о чём нельзя говорить. Ну, это не совсем так. Нельзя широко на российском телевидении обсуждать текущие политические проблемы. А историю обсуждать, в принципе, можно. И Николай Сванидзе, который делает «Исторические хроники», довольно объективно подходит к этим вопросам. Проблема может быть, когда в российской официальной идеологии обсуждают историю соседей - Украины, Белоруссии. Потому что россиянам тоже присуще мыслить стереотипами. Меня страшно раздражает, когда говорят, что украинский, белорусский языки - это какие-то там диалекты русского.

 

Буквально полгода назад, осенью, я создал в России сайт «Историческая правда». Вдохновила меня на это украинская «Историческая правда». По своему первому образованию я историк (по второму - банкир), и я активно занимаюсь историей.

 

Так что, в отличие, например, от Белоруссии, единого кондового государственного взгляда на историю, сформированного государственной пропагандой, нет. Пока ситуация не настолько катастрофическая, как в советские времена. Когда сменится политическая система, когда в России будет действительно демократия, тогда всё будет нормально.

 

- Продолжаете ли публиковаться на созданном вами сайте «Белорусский партизан»? :)

- Я захожу на него по нескольку раз в день. По возможности стараюсь писать и свои колонки. Но в работу главного редактора и команды я не вмешиваюсь. Так, иногда даю советы, подбрасываю какие-то темы...

 

Там очень маленький, компактный коллектив, мы ведь находимся в подполье. Там есть люди, которые работают из Европы, из Москвы, из Киева - белорусы сейчас бегут от диктатуры и разбредаются по окрестностям. Многие сотрудничают с сайтом как волонтёры.

 

- Как вам удавалось решать финансовые вопросы в течение восьми лет существования ресурса?

- Бюджет «Белорусского партизана» просто ничтожный. Я мог бы его полностью покрывать только своей зарплатой, которая у меня была на Первом канале. И часто трачу на него какие-то деньги от своих проектов, от подработок разных...

 

Кроме того, нам немного помогают спонсоры - то компьютерами, то небольшими взносами. Пытаемся размещать рекламу. На антилукашенковском ресурсе в Белоруссии много не заработаешь. Но кое-какая реклама есть. И политическая реклама бывает иногда, но крайне редко.

 

Но мы ждём революцию, ждём перемен. И тогда, надеюсь, всё станет на свои места.

 



- Вы освещали парламентские выборы для российских СМИ. Какой интерес эта тема вызвала в российском медиапространстве?

- Этой осенью проходили парламентские выборы в Белоруссии, в Грузии и Литве. На украинские выборы, мне кажется, мало кто обратил серьёзное внимание. Заметный интерес российские СМИ уделили грузинским выборам, где власть существенно менялась после парламентской кампании. А к украинским выборам отношение было спокойным.

 

Для огромного количества здравых людей уже ясно, что Украина - это самостоятельное независимое государство, с которым, конечно, хочется иметь близкие, тесные и дружеские отношения, но о котором не обязательно думать каждый день. Ну да, Путин хочет присоединить Украину, как-то всосать её в рамки Таможенного союза, единого экономического пространства. Путин строит империю через экономику, но без какого-либо надрыва.

 

А для большинства россиян Украина уже «где-то там далеко». Оранжевой революции нет, какого-то обострения явного нет... Ну идёт себе какой-то политический процесс - ну и пусть идёт.

 

- Как вы оцениваете освещение украинскими журналистами темы таких политзаключенных, как Юлия Тимошенко, Юрий Луценко? Достаточно ли они выполняют свою миссию?

- Достаточно активно. Как верный читатель «Украинской правды», могу отметить, что там об этом пишут активно, и в «Корреспонденте» (и на сайте, и в журнале). Украинским телевидением, мне кажется, эта тема освещена в меньшей степени, присутствие цензуры очевидно. Хотя на политических ток-шоу Савика Шустера, Евгения Киселёва, Анны Безулык на 5-м канале о Тимошенко и Луценко говорили регулярно.

 

- Поскольку вы в своей карьере подошли уже к лёгкому жанру с использованием юмора, то могу предположить, что лет через двадцать-тридцать приступите к написанию мемуаров и начнёте оценивать свою карьеру с философской точки зрения... Хотелось бы спросить заранее, желаете ли вы повторения журналистской стези своим детям?

- Мой сын заканчивает третий курс университета «Высшая школа экономики» в Москве, и точно уже не будет журналистом. Дочь хочет быть социологом. Она хотела пойти на журфак, но я её отговорил. Но это не значит, что она не будет журналистом. Я её отговорил учиться на журфаке, потому что считаю: лучше получить предметное образование, а уже брать интервью, писать статьи мы её научим. Но кем она станет - мне трудно сказать.

 

Мне моя работа очень нравится. Я счастлив. Я бы мог стать банкиром - закончил очень блатной факультет международных экономических отношений, первый набор в независимой Белоруссии... Все мои одногруппники - кто олигарх, кто министр, кто посол, кого-то, правда, посадили в тюрьму... Я думаю, что если бы меня не застрелили в криминальных разборках 1990-х, то я сам бы застрелился от этой рутины и скуки. Я ни одного дня не пожалел, что не стал банкиром, хотя мне все говорили, когда я ушел из банка на телевидение, что я сумасшедший.

 

Ну, а как там будет дальше с профессией? Сейчас много разговоров, что журналистика умирает, а интернет всех убьёт. Но я как-то спокойно к этому отношусь. Я очень много сейчас занимаюсь новыми медиа. И телевидение, кстати, трансформируется в этом смысле: главное не канал, а контентная команда, которая что-то делает. Посмотрим.

 

Фото Павла Довганя

Главное в разделе

Бизнес

Провайдеры, вещатели и «Зеонбуд»: отсутствие регуляции и запуск платного пакета эфирной цифры

Бизнес

Pay TV vs Free TV. Как телегруппы строят рынок Pay TV и почему 2019-й будет переломным

Популярное на Телекритике



Бизнес

Провайдеры, вещатели и «Зеонбуд»: отсутствие регуляции и запуск платного пакета эфирной цифры

Бизнес

Pay TV vs Free TV. Как телегруппы строят рынок Pay TV и почему 2019-й будет переломным

Бизнес

Дистрибуция каналов четырех ведущих телегрупп в 2019 вырастет до 10,5 гривны. ОБНОВЛЕНО

Дуся

Идем со мной, мальчик, я покажу тебе «Ворошиловград»