ТЕЛЕКРИТИКА

Алена Притула: «Наша общая ближайшая проблема – это возвращение цензуры и самоцензуры»

Архив

ТК продолжает серию интервью с коллегами из интернет-СМИ. Сегодня – разговор с главным редактором «Украинской правды» Аленой Притулой.


В апреле УП исполняется 10 лет. На момент становления коллектив «Украинской правде» состоял всего нескольких человек. Вместе с Ґеоргием Ґонгадзе и Аленой Притулой работали Дарка Чепак и Евгений Захаров (Самойленко), дизайнер и системный администратор. Сейчас «Украинская правда» - это коллектив из 30 человек, которые работают на самой УП и нескольких дочерних проектах.

 

По мнению Алены, сегодня самая большая в современной журналистике проблема - это вопрос доверия к СМИ, и к интернет-изданиям в том числе.

 

Больших приемов на день рождение УП не планируется - это будет праздник для своих. Сама Алена считает себя асоциальным типом, поэтому практически перестала ходить на публичные мероприятия. У нее есть работа и работа, а кроме работы - узкий круг друзей и сад в частном доме родителей.

 

 «Бывали в моей жизни моменты, когда я думала: да продам все к чертовой бабушке, устала, хочу отдохнуть! А потом проходит тяжелый период, и понимаю, что УП - это фактически мой ребенок», - признается она.

 

Но до этого признания был еще долгий и интересный разговор.

 

 

- Алёна, в апреле «Украинской правде» исполняется 10 лет. С какими иллюзиями вы за это время расстались? И наоборот, что оказалось даже лучше, чем вы предполагали?

- Праздновать мы будем 17 апреля, хотя первый материал вышел 15 апреля перед референдумом 16 апреля 2000-го. Мы готовились выйти в день референдума, чтобы его освещать, и на этой волне хоть немного набрать читателей. Но по техническим причинам нам это не удалось.

 

Это был второй в Украине политический сайт. В тот момент из СМИ был только сайт UA Today, который существует и сейчас, но, насколько я знаю, достаточно слабо поддерживается и читается. Мы - одни из немногих, кто дошел до этого времени. Сразу после нас, месяцев через пять, появился Pro.UA, еще чуть позже - Корреспондент.net.



Я, честно говоря, на тот момент не видела в интернете того, что вижу сейчас. Я не предполагала, что это настолько мощный инструмент. Это сейчас понятно, что интернет конкурирует наравне со всеми средствами массовой информации, а многие из них даже опережает...



У меня не было каких-то завышенных ожиданий, единственное, что для меня в тот момент было важно, что эта сфера совершенно свободна от цензуры и не регулируется государством. В 2000-м на самом деле существовала достаточно жесткая цензура, причем это не был какой-то комитет, где сидели цензоры и что-то вычеркивали. Цензура существовала в умах людей, чаще всего в умах редакторов, руководителей и владельцев СМИ. Поэтому журналисты, которые хотели написать правду, отдавали эти материалы нам, за такой счет свободы слова мы и выросли. У меня такое ощущение, что сейчас мы подходим к такой же ситуации.

 

Я не могу сказать, что у меня были какие-то иллюзии в тот момент. Пожалуй, я с удивительным счастьем понимаю, какой правильный шаг я когда-то сделала, уйдя из «Интерфакса»...

 

- Выделите основные этапы развития украинского сегмента интернет-СМИ...
- Первый этап - это появление «мастодонтов», единичных СМИ в 2000-м. На самом деле нас тогда было очень мало.

 

Новым этапом развития стало появление в интернете пленок Мельниченко. Тогда об интернете узнали и услышали все, даже в самых отдаленных уголках страны. У многих сложилось понятие, что интернет - это клоака, сливной бачок, поэтому надо было очень много работать, чтобы интернет-СМИ восприняли как реальное информационное пространство, которое живет по своим правилам.



Пожалуй, мы добились того, что нас стали полноценно цитировать, только после 2004 года. В 2005 году нас уже совершенно спокойно цитировали и телевидение, и печатные СМИ.

 

 

 

Что касается развития интернет-СМИ, то они развиваются скачками: от выборов до выборов. Перед каждыми выборами за короткий промежуток до начала кампании появляются новые СМИ, которые чаще всего финансируются олигархами. Некоторые из них живут до сих пор.

 

Был еще период, когда украинский интернет стал привлекательным для достаточно крупных зарубежных инвесторов. Сюда пытались прийти польские, чешские инвесторы. Но, пожалуй, это произошло слишком рано. Если мне не изменяет память, это было в 2001-2002 годах. Польские и чешские инвесторы финансировали порталы (например, Atlas-ua.net), вкладывали в них миллионы долларов, пытались развивать хоть какие-то сегменты украинского интернета. Тем не менее, через какое-то время они покинули нас, потому что украинский интернет на тот момент показался им неперспективным.

 

- Что отличает этот отечественный сегмент от зарубежных? Есть ли действительно принципиальное отличие?
- Между украинскими и американскими СМИ - точно есть. В той же Америке не так много реальных СМИ, существующих только в онлайне. Некоторые из них все еще в поиске модели финансирования. Большинство из них перешли на платный контент, например Salon.com.



При этом, если сравнить американские СМИ и украинские, они очень сильно отличаются, особенно по дизайну. Наши пытаются быть похожими на печатные издания, а некоторые - на порталы, у нас достаточно много картинок. Американские сайты чаще всего - одни сплошные ссылки, гиперссылки, достаточно мало картинок и текста.



У европейских, в частности, скандинавских СМИ - наоборот, засилье картинок, их на одной странице так много, что глаза разбегаются. А с точки зрения содержания на данный момент мы от них ничем не отличаемся. Разве что у нас все еще не так сильно, как в зарубежных СМИ, распространено видео.

 

- Что изменилось в этом бизнесе с 2000 года?

- Придя в «Украинскую правду», никогда не рассматривала сайт как бизнес-проект, даже не мечтала, что интернет-СМИ когда-то будут приносить деньги. Для меня это не было целью, потому что на тот момент это было нереально. Хотя мы пытались каким-то образом искать деньги.



Кстати, уже в 2000 году, еще до исчезновения Георгия, на нас обратили внимание различные политтехнологи, а первыми представителями политических партий, которые пришли к нам для того, чтобы разместить заказуху, были представители Тимошенко. М