ТЕЛЕКРИТИКА

Мустафа Найем: «Журналисту глупо гордиться честностью – она входит в набор его профессиональных качеств»

Архив

Хроникер «Шустер live» о том, как и зачем пришел в журналистику, как и за сколько его пытались купить и что из этого вышло, и многом другом.


Разговором с Мустафой Найемом «Телекритика» продолжает серию интервью с ярчайшими представителями молодого поколения украинской журналистики. Это люди, которым благодаря их настойчивости, находчивости, мобильности и энергичности удается представлять аудитории политический сенсации, зачастую переигрывая старших, более опытных коллег. Их объединяет склонность оперировать фактами, а не суждениями, и готовность публично бросать факты в лицо политикам, за что молодых звёзд по украинскому обыкновению часто обвиняют в «проплаченности» и «заказушности». Они же, в свою очередь, называют ориентированную на мнения журналистику предыдущего поколения «мыслями в шкафу».

 

27-летнего Мустафу Найема ни с кем не спутаешь: имя (Мустафа - сын иммигрантов из Афганистана), яркая внешность и агрессивное поведение в эфире создают ему незабываемый образ. За неполные 5 лет, успешно поработав и сформировавшись как журналист в газете «КоммерсантЪ», которая славится как своеобразная «школа выживания», он успел блеснуть в программах Савика Шустера на телеканале «Интер», а сейчас работает в продакшн-компании «Савик Шустер Студиос», параллельно занимаясь журналистскими расследованиями для «Украинской правды».

 

Сначала Мустафа не мог решить, стоит ли ему давать интервью вообще и «Телекритике» в частности. Но потом все-таки согласился. Загадочный, въедливый, неутомимый Найем оказался почти нормальным человеком. Настолько, насколько вообще может быть нормальным журналист, который буквально денно и нощно разгадывает ребусы отечественной политики. 

 

 

 

«Ну кто такой журналист, по большому-то счету?»

- Мустафа, от чего зависело твое решение о том, давать или не давать это интервью?

-  Когда я читал интервью с тем или иным журналистом, меня всегда удивляло, как может человек, который сам должен брать интервью, вдруг кардинально отступить от привычной для себя роли.  И потом, как-то это нескромно, что ли. По большому-то счету,  ну кто такой журналист? Он должен задавать правильные вопросы, но не факт, что он может дать правильные ответы.  

 

-  Тебе самому никогда не приходилось брать интервью у журналиста?

-  Один раз мы сделали интервью с Сергеем Лещенко - большое и очень смешное. Это случилось после того, как его вызвали в прокуратуру. Но это было продиктовано не тем, что он хотел высказаться или рассказать о себе, просто такая форма оказалась в той ситуации наиболее приемлемой. Я задавал  специальные, очень наводящие вопросы, а он отвечал односложно. Но любому было ясно, что мы хотели тогда донести до читателя. 

 

-  Кого из жур