ТЕЛЕКРИТИКА

Иван Усачев: «Украинское телевидение пока что, к сожалению, живет «отраженным светом»

На канале СТБ не так давно стартовала новая программа „Невероятные истории любви”. Ее автор - известный российский журналист и телепродюсер Иван Усачев. Свою карьеру на телевидении выпускник иняза им. Мориса Тореза и бывший военный переводчик Иван Усачев начал в 1988 году корреспондентом и соведущим программы „Взгляд”.


Затем работал на иновещании под руководством Владимира Познера. В разное время был продюсером и ведущим программы „Гиннесс-шоу”, главным редактором программы „Время деловых людей”, ведущим и продюсером программы „Навеселе”(REN-TV), продюсером и автором программы „Катастрофы недели”, „Очевидец”, „Очевидец. Невероятные истории”, руководителем программы „Принцип домино”, исполнительным продюсером реалити-шоу „За стеклом”.

- Иван, чем было вызвано желание работать в Украине? Оно спонтанно пришло или вызревало на протяжении длительного времени?

- Так получилось, что я ушел с канала Ren-TV, и, поскольку канал СТБ транслировал программы, которые я делал на Ren-TV, то решил здесь себя попробовать. Я предложил эту идею, и она понравилась руководству телеканала. Неожиданно для меня самого они согласились делать эту программу. Но честно говоря, реализовать ее на практике оказалось намного сложнее, чем просто придумать. Это очень мужское занятие – сначала создавать трудности, а потом преодолевать их.

- О каких трудностях вы говорите?

- Во-первых, приходится жить в другой стране. Ну, и как всегда – трудности при создании чего-то нового. Чтобы создать новую программу, надо было сначала собрать коллектив.

- Коллектив вы создавали сами?

- Да, конечно.

- То есть это не люди канала СТБ?

- Скажем так, это люди Украины, хотя кто-то из них действительно пришел в команду с канала. Но из России я взял только одного человека.

- Расскажите о вашей ведущей. Инну Никоненко ведь нашли специально для этого проекта?

- Да. Она в недавнем прошлом студентка, работала какое-то время в проекте «Дивись!» (телеканал «ТЕТ» - «ТК»). Но на телевидении большую роль играет случайность – я случайно ее увидел, познакомился с ней, а уже потом руководство канала утвердило ее в качестве ведущей.

- Почему именно истории любви?

- Ну… Это вечная тема. Когда ты молод, ты пишешь стихи и влюбляешься. Со временем ты перестаешь писать стихи, но желание любви никуда не уходит. Эта тема нравится зрителям. Когда я делал передачу «Очевидец. Невероятные истории» на Ren-TV, программа всегда имела высокий рейтинг, если речь заходила о любовных историях.

- - Кто потенциальный герой «Невероятных историй любви»?

- Абсолютно все люди, умеющие любить сознательно. То есть подростки, которые, якобы, влюбляются, скажем, в «Доме-2», нам не интересны. Канал, кстати, ограничил нашу тематику запретом на показ сюжетов о гомосексуальной любви.

- Почему?

- Не знаю. Мне кажется, Украина в этом плане более целомудренна, нежели Россия. Наверное, это правильно. Такие вещи не нужно пропагандировать. Они появляются там, где отсутствует культура нормального общения между мужчинами и женщинами, вот, например, в Афганистане, где мужчины общаются в основном между собой, так как единственная женщина, с которой они знакомятся – это собственная жена, да и то во время свадьбы. Потому там самый высокий процент гомосексуалистов в мире, и наибольшее их количество было, как ни странно, при талибах. Короче говоря, мы делаем сюжеты только о любви между мужчинами и женщинами и таким образом надеемся повысить рождаемость в Украине. Телевидение – это ведь не только развлечение, оно несет и некую социальную задачу.

- На какую зрительскую аудиторию рассчитана ваша программа?

- Наша целевая аудитория – в основном женщины, потому что им интереснее разбираться в отношениях между людьми, нежели мужчинам.

- Чего вы ожидали от украинского зрителя? Каким вы его себе представляли?

- Когда я приехал сюда, казалось, что я всемогущ. Если, мол, я работал в России на центральных каналах, то и здесь смогу все. Но ощущение это очень обманчиво, потому что Украина в смысле телевидения гораздо более избалована, чем Россия. Здесь больше каналов, чем в Москве. Там менее развито кабельное телевидение. Там немного каналов и много безработных телевизионщиков. Здесь же все наоборот. Здесь очень сильная внутренняя конкуренция на телевидении. Много специализированных каналов, так называемых «нишевых», и люди имеют возможность выбирать то, что им нравится. Кроме того, в Украине очень сильная система промотирования. Поэтому достаточно тяжело завоевать внимание зрителя, и не так все просто, как кажется на первый взгляд.

- Как вы считаете, такого типа программа нашла бы в России тот отклик, которого вы от нее ожидаете здесь?

- Безусловно. Человеческое восприятие в Украине и в России процентов на 90 совпадает. Людям хочется видеть удачные взаимоотношения между мужчинами и женщинами. Они не только получают от этого некий положительный заряд, но и учатся на их примере.

- Вы сейчас работаете параллельно в Украине и в России?

-Нет, пока у меня нет телевизионных проектов в России. Я думаю над следующей идеей. Я просто очень долго одним и тем же занимаюсь.

- Российскому зрителю, значит, вы уже «надоели»?

- Нет, я по-прежнему популярен в России, хотя особо к этому никогда не стремился. Может, я и вернусь. Но уже в другом амплуа.

- Какие трудности возникали в работе над «Невероятными историями любви»? Я знаю, что эфир постоянно откладывался…

- Правильно, откладывался. Я и сам толком не понимал, как надо программу делать. Да и при разработке сюжетов возникали и возникают трудности. Очень тяжело найти то, что будет интересно зрителю, особенно в этой конкурентной среде. Бывает так, что люди отказываются от съемки, или руководство канала не согласно с той или иной историей, или нет корреспондентов, которые могут все это снять. Так что проблем достаточно много.

- В России было бы проще?

- Нельзя говорить «в России» или «в Украине». Надо говорить «на канале», в данном случае – на канале СТБ. На канале СТБ тяжело, потому что он занимается показом купленных программ. Поэтому нет людей, которые говорят «я хочу снять», «я хочу поехать». И, кроме того, денег не очень много, а материал нужно сделать качественный. Как хочешь, так и изворачивайся. В Москве с этим действительно проще. Там парадоксальная ситуация – острейшая нехватка профессиональных кадров и при этом огромное количество безработных телевизионщиков. Здесь безработицы на каналах нет, но нехватка кадров ощущается. Возможно, это из-за того, что, как я уже говорил, каналов в Украине больше, чем в России.

- Хорошо или плохо, на ваш взгляд, то, что возникает много новых каналов?

- Хорошо. Я для себя анализировал: что такое телевидение в Украине и в России. В России это прежде всего орудие влияния. Если канал принадлежит какой-либо группе – промышленной, олигархической, - либо государству, он может делать со своим эфиром все, что угодно, потому что он не является коммерческим. Здесь же каналы в основном коммерческие, они существуют благодаря рекламе. Поэтому если нет денег на раскрутку, нет спонсора, нет рейтинга – эфира не будет. Это, на мой взгляд, очень правильно.

- А недостатки украинского телевидения вам, человеку со стороны, бросаются в глаза?

- Украинское телевидение пока что, к сожалению, живет «отраженным светом». Оно транслирует в основном чужой продукт – российские и зарубежные передачи, фильмы, сериалы. Я не могу сказать, что российское телевидение полностью автономно в этом плане, но все-таки доля собственного производства выше в России, чем в Украине. На украинском ТВ очень хорошие новости, но в остальном оно вторично. Гораздо легче что-то чужое переделать, перевести, отредактировать, чем создать свое.

- Кстати, ваши российские проекты особенно активно транслировало украинское телевидение. Вы этому сами как-то способствовали?

- Нет, хотя приезжал сюда. Но программы идут – «Очевидец. Невероятные истории», «Такая профессия» на НТН. Это, кстати, меня вообще поразило – что она идет, и ее рекламируют. Сейчас еще на «Новом канале» будет выходить «Вы – очевидец».

- Откуда у вас эта тяга к нестандартному? На этом ведь все ваши передачи «заварены».

- Само по себе телевидение – это искусство необычного, нестандартного. Все, что показывается, надо каким-то образом обострить, иначе оно не будет интересно. Телевидение – это чуть-чуть больше, чем размеры обычной жизни.

- По большому счету, это стремление к повышению рейтинга?

- Конечно. Рейтинг прежде всего. Телевидение – это такой же бизнес, как и все остальное. Если тебе платят зрители своим вниманием, значит, ты принес на рынок хороший товар.

- Хороший или ожидаемый? «Окна» Нагиева собирали бешеную долю, но более чем часто выходили за рамки приличия, по-моему…

- Что касается «Окон», то мне лично было противно их смотреть, слишком уж они ненастоящие. По большому счету, это был обман зрителей. Но раз люди это смотрят, значит, для них это хороший товар. Проблема, правда, есть в том, что какие-то программы достаточно быстро надоедают, именно в силу своей чрезмерной нестандартности. Чтобы не надоесть, надо быть ярким, но привычным для человеческого восприятия. Нужно между яркостью и банальностью поддерживать некий баланс.

- Вы делаете столько разных проектов именно для того, чтобы не надоесть, но быть привычным и при этом нравиться?

- Нет. Просто хочется разными вещами заниматься. Сейчас вот телевидение меняется, надо делать более интерактивные вещи. Надо выходить из студии и идти к людям, чтобы они видели самих себя, чтобы телевидение стало своего рода «Интернетом». Статичные программы, где сидит ведущий и просто о чем-то рассказывает, уже не интересны.

Разговаривала Анна Вовченко, для «Телекритики»

Читайте також:

Від „Неймовірної історії” до „Неймовірного кохання” – один крок

СТБ запускает «Неймовірні історії кохання»

Главное в разделе

Бизнес

Валерий Вареница рассказал как на Плюсах изменятся цены на телерекламу в следующем году

Бизнес

Конференция «Медиаправо 2018»: практика применения языковых квот на телевидении и предвыборные законодательные медиаинициативы

Популярное на Телекритике



Дуся

Лигачева, не церемонясь, уволила журналистку после 8 лет работы. Последняя указала на попытки цензуры и «психологический прессинг»

Бизнес

Валерий Вареница рассказал как на Плюсах изменятся цены на телерекламу в следующем году

Дуся

Мишель Андраде и Никита Ломакин были парой

Бизнес

Конференция «Медиаправо 2018»: практика применения языковых квот на телевидении и предвыборные законодательные медиаинициативы