ТЕЛЕКРИТИКА

Александр Чаленко: кто есть ху

Реплика обозревателя «Сегодня» на публикацию Александра Чаленко


Причины конфликта между редакцией и менеджментом «Сегодня» бывшие и нынешние сотрудники газеты видят по-разному. Свои мнения на страницах «Телекритики» уже высказали Инна Золотухина, Ирина Соломко, Александр Чаленко и Христина Коновалова.

 

Политический обозреватель «Сегодня» Дмитрий Коротков пожелал высказаться не столько по сути конфликта, сколько по поводу статьи «Почему редакция "Сегодня" не бунтовала вчера?» Александра Чаленко, в которой он упомянут. Оставляя за г-ном Коротковым право на такой ответ, но не приветствуя резких высказываний в адрес кого бы то ни было, «Телекритика» публикует реплику с небольшими правками.

 

 

Есть такое призвание - предавать друзей. Я думаю, когда-нибудь придет время сказать правду о том, почему поссорились близкие друзья и кумовья Александр Чаленко и Игорь Гужва и кто кого предавал в той ситуации. Но сейчас я - о себе, так как в последних публикациях г-на Чаленко стал вторым по значимости объектом нападок после Гужвы. И, честно говоря, был поражен, так как до последнего времени - несмотря ни на что - пребывал с г-ном Чаленко в дружеских отношениях.

 

В пятницу Александр в своей статье на «Телекритике» и в блоге на «Украинской правде» вытащил на свет прошлогодние события в «Сегодня», когда появились сразу несколько публикаций о внутренней ситуации в редакции, причем авторами анонимного письма в «Телекритику» назвал меня и моего коллегу по отделу Дмитрия Гомона.

 

Причина, почему Чаленко вытащил его на свет сегодня и решил привязать к письму нынешних сотрудников редакции, понятна: он хочет поражения Гужвы во что бы то ни стало и потому старается расколоть коллектив любой ценой. Даже ценой предательства друзей. Хотя есть подозрение, что на такой крайний шаг Чаленко заставила пойти не только ненависть к Гужве, но и какие-то более приземленные интересы. Потому что уж слишком совпадают шаги Чаленко с попытками расколоть редакцию, которые предпринимают ее противники.

 

Я помню это письмо: там был один абзац о якобы переписывании текстов Игорем Гужвой и несколько абзацев о том, что в редакции сложилась нездоровая обстановка, когда люди пашут от рассвета до заката, а им еще грозят за это штрафами. Но я написать его не мог просто потому, что в тот момент был в отпуске в Одессе и информацию получал по телефону постфактум, причем от обеих сторон конфликта сразу. Однако внутри не варился и полноценную картину узнал, лишь выйдя на работу.

 

Почему же Чаленко решил бить именно по мне и Гомону? Насчет Гомона, честно говоря, мне до сих пор непонятно (кстати, как и самому Дмитрию). Что касается меня, Александр не удержался и объяснил это в дискуссии на «Укрправде»: «Коротков - гнида. Когда Гужва меня увольнял во второй раз, то Коротков мог меня спасти. Гильермо сказал: если Коротков скажет о фальсификациях, то никто увольнять меня не будет. Коротков попросил дать ему время подумать до утра, утром перезвонил и сказал, что не будет говорить с Гильермо. Уже в 12 часов я был уволен».

 

Это вообще повергло меня в шок, потому что я всегда был уверен, что Чаленко никогда не будет вспоминать о том, как он ушел из «Сегодня», ведь если рассказать эту историю целиком, то г-ну Чаленко никто руки не подаст.

 

Но поскольку одну ее сторону рассказал Чаленко, то стоит вспомнить и о другой. Во-первых, Александр не случайно говорит о «втором увольнении»: действительно, было первое увольнение, которое увольнением не стало, потому что уже окончательно побившие горшки Гужва и Чаленко все-таки договорились о том, что Александр доработает в «Сегодня» до того момента, когда погасит всю ссуду, взятую в редакции, и найдет другую работу.

 

Дедлайн был назначен на 1 сентября 2010 года, но Чаленко решил воспользоваться отсрочкой и изменить ситуацию в свою пользу - не уходить самому, а «уйти» Гужву. Именно это было подоплекой конфликта в июле 2010 года, причем Чаленко откровенно использовал в своих целях и недовольство рабочими моментами коллег по редакции, и негативные настроения некоторых журналистов, ушедших из «Сегодня».

 

Не скрою, в редакции некоторые журналисты (в том числе и я) сочувствовали Чаленко, потому что не знали о его договоренности с Гужвой и считали жертвой. Но в декабре 2010 года, когда он позвонил мне, сказал, что его увольняют, и предложил с некоторыми коллегами сходить к гендиректору Гильермо Шмидту, я вынужден был сказать ему «нет». И объяснил почему. Дело в том, что Чаленко продолжал гнуть июльскую линию о «фальсификациях» - иначе говоря, я должен был сказать Гильермо, что Гужва переписывает мои тексты и вставляет в них нечто, не соответствующее действительности. Но именно этого я не мог сказать, потому что ничего подобного с моими текстами не происходило. Да, бывали случаи, когда Гужва требовал брать дополнительные комментарии, если, по его мнению, ситуация была освещена не со всех точек зрения или односторонне. Но вписывания мыслей или переписывания текстов не было. Я слышал возмущения по этому поводу от некоторых бывших коллег, прежде всего - самого Чаленко, но не мог же я оперировать чужими текстами, не зная реально, что и кем там написано. Да и своей подписи под материалами никто из коллег не снимал - что уже говорит о том, что ничего принципиального там не дописывалось.

 

Интересно, что тогда Чаленко мой отказ воспринял с пониманием. Более того, после этого несколько раз предлагал мне пойти работать с ним на сайт, под который ему дадут деньги. Видимо, потому что считал «гнидой».

 

Но вернусь ко дню увольнения Чаленко. После моего отказа он сказал, что всё равно есть два человека, которые готовы его поддержать, и они уже ждут его отмашки - мол, сейчас он пойдет на переговоры с начальством, скажет, что не согласен увольняться, и после этого они пойдут вместе к Гильермо. Чаленко ушел на переговоры... и не вернулся. Даже не зашел в редакционный ньюсрум за вещами. Я ему позвонил через несколько часов, и он сказал: всё нормально, не надо ничего делать, они мне заплатили и я пообещал, что не буду ничего писать против редакции и Гужвы. А в это время неназванные им коллеги ждали отмашки, чтобы идти отстаивать «жертву»...

 

После такого «компромисса» у меня есть основания полагать, что и у нынешней борьбы г-на Чаленко с «махинатором Гужвой» есть своя цена. Цена, за которую можно забыть о своем обещании и даже пойти на предательство друзей.

 

Чаленко сам освободил меня от сожалений по поводу того, что я ему отказал в декабре 2010-го. О «друге Саше» больше не может быть и речи.

 

P.S. Из комментария в Facebook бывшего гендиректора «Сегодня» Леонида Цодикова, адресованного Александру Чаленко: «Должен сказать тебе, что я всегда был против твоего пребывания в редакции, в силу несоответствия тем стандартам, которые я хотел видеть в редакции. О чем, конечно, говорил и Гужве. Он имел другую точку зрения. И поскольку для меня важнейшим стандартом является доминирование решения главного редактора, то именно ему ты должен быть обязан тем, что так долго там задержался».

 

Фото - obozrevatel.com

Главное в разделе

Бизнес

Валерий Вареница рассказал как на Плюсах изменятся цены на телерекламу в следующем году

Общество

Канал «Украина» объявил кастинг на шоу по формату The Brain

Популярное на Телекритике



Бизнес

Валерий Вареница рассказал как на Плюсах изменятся цены на телерекламу в следующем году

Бизнес

Конференция «Медиаправо 2018»: практика применения языковых квот на телевидении и предвыборные законодательные медиаинициативы

Бизнес

Нацсовет проверит новый телеканал Мураева из-за самовольного изменения логотипа, формата и программной концепции

Общество

Канал «Украина» объявил кастинг на шоу по формату The Brain