ТЕЛЕКРИТИКА

Почему редакция «Сегодня» не бунтовала вчера?

Архив

Идет борьба Игоря Гужвы с Аленой Громницкой, по мнению первого, несправедливо занявшей место генерального директора «Сегодня мультимедиа». Вот и все.


«Телекритика» продолжает получать открытые письма в связи с конфликтом между журналистами газеты «Сегодня» и ее менеджментом. На наших страницах уже высказались спецкор газеты Инна Золотухина и обозреватель журнала «Корреспондент», экс-журналист «Сегодня» Ирина Соломко.  

Мы публикуем письмо еще одного бывшего сотрудника «Сегодня» - Александра Чаленко. 
 
Напомним, 8 декабря представители редакции «Сегодня» объявили предзабастовочное состояние, попросив компанию СКМ - владельца газеты - расследовать деятельность нового генерального директора Алены Громницкой. 9 декабря наблюдательный совет издательства отправил г-жу Громницкую в отпуск на время расследования и пообещал строго контролировать действия главного редактора Игоря Гужвы.

То, что сегодня происходит в «Сегодня», никакая не борьба за свободу слова, никакая не борьба против политической цензуры. Хотя, я догадываюсь, у многих есть искушение ее там увидеть. Считать Гужву, годами фальсифицировавшего политические новости и политические статьи в «Сегодня», честным, объективным и не заангажированным редактором у людей, с ним подолгу работавших, просто совести не хватит. Мне, например, так это просто смешно. 
 
На самом деле, идет борьба Гужвы с Аленой Громницкой, по мнению первого, несправедливо занявшей место генерального директора «Сегодня мультимедиа», которое, по идее, должен был занять он. Вот и все. О том, что он сам метит на это место, и что оно обещано ему Гильермо Шмиттом, предыдущим гендиректором, он сам мне говорил летом прошлого года.  
 
Я ни в коем случае не хочу брать под защиту Громницкую. Раз у редакции есть факты непотребного поведения с ее стороны, то, надеюсь, СКМ проверит их, и если они окажутся правдой, то ее попросят из редакции на выход, что будет справедливо. Если не подтвердятся, то, значит, она останется гендиректором. Но СКМ должна проверить и факты, которые обличают Гужву в переписывании текстов, фальсификации фактов и информации. 
 
Гужва без всякого зазрения совести любую попытку обвинить его в  мошенничестве объясняет публике какими-то глобальными мотивами и глобальными кознями. Так просто легче уйти от ответственности. Например, в прошлом году у него случился конфликт со мной, когда из-за того, что я упомянул на передаче у Киселева, что «Сегодня» - это газета Ахметова, что, по его мнению, было секретнейшей информацией, раскрытие которой грозило изданию репутационными и материальными потерями, и за то, что я вел блог на «Украинской правде». Меня в конфликте поддержали бывшие сотрудники издания Ирина Соломко, Светлана Тучинская и Евгений Ихельзон, рассказавшие о фактах фальсификации, переписывания материалов без согласия автора, цензуры и прочих непотребств со стороны главного редактора. Тогда Гужва, поняв, что вот-вот его могут за все эти художества уволить, объяснял всем «нападки» на него заговором «Батькивщины» и Тимошенко. Да-да-да! Мол, это была месть с их стороны за то, что «Сегодня» была тем изданием, которое не позволило Тимошенко стать президентом. Я, когда это в первый раз услышал, чуть от смеха не подавился. 
 
Вот и в этот раз в свой конфликт с Громницкой он втянул всю редакцию. Теперь это конфликт честной редакции, работавшей по самым-самым что ни есть стандартам объективности, которая никогда не позволяла себе разного рода фальсификаций и влияния политических симпатий главреда на информационную политику газеты,  с нечестной гендиректоршей. 
 
Смешно, право слово. Вот в прошлом году журналисты «Сегодня» Дмитрий Коротков и Дмитрий Гомон и еще несколько человек, которые на данный момент в «Сегодня» не работают, написали коллективное письмо в «Телекритику», правда, не поставив свои фамилии. В нем о методах работы Гужвы говорилось следующее. 
«На днях на «Телекритике» появилась статья о негативном влиянии руководства редакции на процесс подготовки материалов в газете «Сегодня». Поэтому журналисты департамента новостей, по сути, самого ударного отдела, поскольку новости - сердце любой ежедневной газеты, хотели бы высказать свою точку зрения по поводу реальных условий работы в редакции. 
 
 После сокращений кадров в декабре 2008 года департамент попал в полосу хронического кризиса, который усугубляется фактором авторитарного руководства редакции. Ведь нормой считается, что подготовленная корреспондентом статья может переписаться до неузнаваемости. Без согласования могут быть дописаны не только фразы в авторский текст, но и изменены комментарии экспертов, очевидцев, источников, не говоря уже о вписывании каких-то анонимных комментаторов». 
 
Димой Коротковым и Гомоном вчера в Фейсбуке была вывешена фотография журналистов редакции «Сегодня», взявших в руки газету «Сегодня». Это было что-то вроде акции, олицетворявшей собой борьбу редакции против цензуры и исчадия ада Громницкой, за свободу слова. Помимо вас, Коротков и Гомон, я увидел среди борцов за свободу и Гужву. Скажите, правильно ли я понимаю, что он больше не является «фактором авторитарного руководства газеты», как вы написали об этом в письме годичной давности, что он больше не переписывает статьи до неузнаваемости, не изменяет по своему усмотрению комментарии экспертов, очевидцев и историков? Выскажитесь, пожалуйста, по этому поводу.
 
Кстати, приведу пример типичной фальсификации со стороны Гужвы. Выходит у одной их  журналистоко «Сегодня» текст об отставке Юрия Лужкова с поста мэра Москвы. В этом тексте я нахожу главку «Русская Юлия Тимошенко», где говорится о том, что многие прочат Лужкову после всего того, что с ним произошло, судьбу Тимошенко, что он станет в оппозицию к президенту Медведеву. Спрашиваю у журналистки:
 
-Ты что, с ума сошла. Ну что ты пишешь, какая «русская Юлия Тимошенко», ну, кто тебе мог такую ахинею сказать? 
 
-Так это мне Гужва в текст дописал. Что ты хочешь.
 
Вот я сейчас, читая какой-нибудь политический материал в «Сегодня», не уверен в том, было ли то, что сказал журналисту «Сегодня» какой-то источник, или это все выдумал Гужва.
 
Почему редакция «Сегодня» встала на сторону Гужвы в его конфликте с Громницкой?
 
Вот я переговорил вчера и сегодня с некоторыми из подписантов. Одна журналистка так мне объяснила происшедшее: «Ну, ты понимаешь, чего я буду идти против коллектива. Да, я знаю, кто такой Гужва, но против коллектива не пойду». Другой журналист пояснил свою подпись так. «Я не особо активно во всем этом участвую. Просто, когда мне принесли письмо, под ним уже стояли подписи наших редакторов, вот я и подписал». Другие видят в чужачке Громницкой большее зло, чем в Гужве. Большинство думает, что если уволят Гужву, то и они пойдут вслед за ним, а Громницкая посадит на место Гужвы Дмитрия Белянского, что в газете начнет печататься сплошная «джинса» и это погубит «Сегодня». 
 
Интересно, а почему Ольга Гук, Галя Коваленко, Оксана Омельченко, Женя Смертенко и остальные возмущаются тем, что материалы Фирташа выходили на сайте газеты, а почему 2 года тому назад они не возмущались тем, что материалы Черновецкого выходили в самой газете без плашки «на правах рекламы» или когда там печатались «открытые письма Виктора Януковича» также без всяких плашек? В чем проблема была, товарищи? Что ж вы не бунтовали?  Чего ж вы не бунтовали, когда Гужва переписываниями и фальсификациями занимался?  

Девяносто процентов «Сегодня», если не больше - это не политическая информация, которая не цензурируется Гужвой. Поэтому большинство журналистов, которые работают в «Сегодня», и не сталкивались цензурой и прочими нехорошими делами. С ней сталкивались именно политические журналисты. Вот поэтому у неполитических журналистов и нет претензий к Гужве.
 
У многих оппозиционеров сейчас будет искушение поддержать в этом конфликте Гужву и его сторонников. Ведь как классно, газета самого Ахметова, опоры режима, восстала, как тут не поддержать. Тут просто может появиться искушение выдать желаемое за действительное: вот столько лет редакция терпела, Бузина терпел, Гук терпела, Омельченко терпела, всё, терпение лопнуло, прорвало. Силы Света победили силы Тьмы.
 
Давайте поможем «нашим». Воздержитесь, лучше этого не делать.