ТЕЛЕКРИТИКА

«Не стоит начинать воспитывать зрителя в новогоднюю ночь»

Архив

10 декабря в ресторане «Тургенеф» «Телекритика» провела круглый стол «Создание новогодних проектов на украинских телеканалах». Его участники обсудили, как формируется заказ на создание телепроекта, каковы технологические особенности их создания, и существует ли возможность изменения того эстетического и концептуального направления, по которому они уже много лет размеренно шагают


 

Евгений Минко, главный редактор журнала «Телекритика»:

- Алексей, вы работали над рядом мюзиклов для «Интера». Я хотел бы спросить о технологии создания новогодних программ. Обычно импульс и какая-то творческая концепция исходят, я так понимаю, от самого телеканала?

 

 

 

Алексей Гончаренко, руководитель компании Friends Production, продюсер интеровских мюзиклов «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Свадьба Фигаро», «За двумя зайцами», «Снежная королева»:

- Новогодние мюзиклы начались где-то в 2001-2002 годах, а первым был «Вечера на хуторе близ Диканьки». По легенде, Семен Горов пришел с этой идеей к Владу Ряшину, на тот момент руководителю «Интера». Предварительно проведя переговоры, я так понимаю, с Константином Меладзе, который был готов написать музыку. Влад идею поддержал. Вот это, я считаю, в данном жанре был революционный шаг. Сейчас мы уже привыкли к высокобюджетным новогодним проектам, а тогда это был первый опыт. Влад вместе с Семеном на самом деле являются зачинателями жанра новогоднего мюзикла. Все остальные - последователи. И вообще это был прецедент в истории отечественного телевидения, когда продукт, сделанный украинскими творцами, шел в новогоднюю ночь в суперпрайм на Первом канале России.

 

Минко:

- Ирина, канал «Украина», например, несколько лет подряд утверждает, что для него наиболее выгодным является закупка российских программ, их ретрансляция, без производства своих собственных программ или фильмов для новогодней ночи. Эта стратегия оправдывает себя?

 

 

 

Ирина Костюк, директор компании «Медиа ресурсы менеджмент»:

- Я думаю, что они пришли к этому выводу по ходу дела. Потому что в прошлом году заявляли, что произведут проект, а потом наступил кризис, и совершенно незапланированно это производство отложили и вышли из ситуации, в последний момент закупив русские программы. Это было не стратегическое решение, а кризисное. Показали Шаболовку, «Голубой огонек» канала «Россия». По-моему, на него тендер был. Они его перекупили, поставили, и получилось. Думаю, что, в принципе, на тот момент все, что бы они ни произвели, не собрало бы таких рейтингов, как этот закупной продукт. Поэтому зачем напрягаться?

 

Минко:

- Это гарантированная ставка и сейчас?

 

Костюк:

- Получается, да. В краткосрочной перспективе, вероятно, так и надо. Но если постоянно покупать что-то на Новый год и не развивать ничего своего, наверное, в долгой перспективе это не совсем правильная стратегия.

 

Минко:

- А с точки зрения зрительского интереса, каковы показатели?

 

Костюк:

- Смотрят же. Можно, конечно, рисковать и начинать воспитывать аудиторию. Я отстаиваю такую стратегию, но это риск, это все сначала себе же в убыток. Ты идешь и заведомо понимаешь, что ты являешься пионером в каком-то направлении, вкладываешь в это деньги, инвестируешь, только потом это когда-то отбивается.

 

Гончаренко:

- На ТРК «Украина» тогда хотели снимать «Новый год в опере». Они не только объявили, но и записали у Бебешко все аранжировки - я их слышал. Наши звезды спели известные арии, так называемую попсовую классику. И даже костюмы были пошиты. Но процесс приостановили, уже потратив приличный кусок бюджета.

 

Костюк:

- Это был как раз тот год, когда все делали ставки на собственное производство. Год Сердючки и их шоу «Телезвезда - Суперзвезда». Весь год ваяли, «Яка то мелодия?» в Польше снимали и собирались завершить год новогодним шоу, но...

 

Минко:

- Вы сказали, что являетесь сторонницей идеи необходимости воспитания телезрителя. То есть никто из каналов ничем подобным не занимается?

 

Костюк:

- Каналы, которые начинают вкладывать в производство собственных проектов, уже этим определенным образом занимаются воспитанием аудитории. Хотя, с другой стороны, если заявить, что это украинское производство, но опять туда напичкать русских звезд и сделать то же самое, что россияне, то, наверное, это не будет воспитанием нашего зрителя - нужно подходить к этому более «национально». Например, проект «Битва украинских городов», который сейчас делает «Интер» - классная идея соревнования украинских городов. Это уже нотка патриотизма, какое-то промо украинской идеи. У россиян же - «Мальчики против девочек», «Звезды против звезд», что-то такое. А в отечественной версии будут украинские города. Будучи национальным каналом, заниматься промоутированием таких национальных ценностей, даже на таком уровне, - правильно.

 

Минко:

- Насколько создание новогодних программ или фильмов технологически отличается от создания обычных? Существуют ли какие-то кардинальные различия?

 

Гончаренко:

- Новогодний мюзикл всегда рассматривается каналами как спецпроект. И, соответственно, требует спецфинансирования. Если сравнивать с телемуви в этом же хронометраже, соотношение условно будет 1:30. Ведь речь идет о написании оригинальной музыки - это не входит в обычный фильм. К тому же это другие костюмы, декорации. Хотя, например, в «Сорочинской ярмарке» не сильно потратились - по самой концепции все было снято в Переяславе-Хмельницком, на красивой натуре. Но уже в мюзикле «Три мушкетера», или в мюзикле «Золушка», или в «Снежной королеве» была построена куча декораций. Плюс звезды. Если в телемуви берутся одна-две звезды, а остальные - все-таки артисты в другой ценовой политике, то мюзикл предполагает, что все участники - звезды. Они, естественно, летят, едят, живут в «Премьер палацах». Плюс некоторые еще и с гонорарами, если это звезды драматические. С эстрадными звездами у каналов иногда получалось договориться за счет рекламных, бартерных отношений - например, Пугачева и Галкин бесплатно участвовали в мюзикле «За двумя зайцами». У них свои были рекламные отношения с Первым каналом России. Если бы Пугачевой платили, мюзикл бы не состоялся.

То есть это суперфинансирование. Но при этом всегда были ‑ во всяком случае, в те времена, когда мы это делали - «алкогольные» спонсоры, которые платили достаточно много. Потому что есть битва за новогоднюю ночь между главными алкогольными марками. Это очень важный аспект. В наше время соревновались Nemiroff с «Союз-Виктаном», сегодня «Хортица» активно подключилась к этой борьбе. Они платили достаточно большие деньги. Бизнес-схема, еще при продаже в Россию, включала и кучу повторов, а также продажи дисков. Когда мы начинали, еще были VHS-кассеты! В общем и целом, с точки зрения бизнеса, при всех достаточно больших вложениях это было очень выгодно. До сих пор эксплуатируют «Диканьку», повторяют - она работает. В отличие от телемувиков, из которых только единицы идут в больших повторах, это какой-то суперуспех. Новогодние мюзиклы - штучный товар, но ведь промежутки между таким количеством новогодних праздников все равно надо чем-то заполнять. Конечно, не все, но самые удачные мюзиклы работают и по сей день.

 

 

Сергей Трофимов, исполнительный продюсер студии «95 квартал»:

- Производство должно быть как-то рассчитано. Сейчас его сложнее рассчитывать в силу того, что та же битва «алкогольных» спонсоров сбавила темпы. Продажа на российский рынок подразумевает использование российских звезд и так далее. Поэтому, используя любой концепт, даже локальный, добиваясь воспитания мнения общественности, каналы все равно должны и вынуждены использовать российских звезд, дабы продажи в РФ имели смысл.

 

Костюк:

- Это извечный вопрос: «Почему автомобильные номера российские? Почему милиционеры в российской форме?»

 

Минко:

- То есть ориентация на продажу в России во многом формирует идею того, что будет показано?

 

Трофимов:

- Безусловно. Как каждый проект, новогодний должен быть экономически рассчитан. Составляющие именно такие: кастинг, режиссер, количество съемочных дней, декорации в данном случае. Это все нужно оптимизировать, и часто это выходит за рамки, в силу того, что ты сталкиваешься с проблемами. Пошел дождь - съемочный день накрылся. Какая-то звезда не прилетела - дополнительные расходы, простой.

 

Минко:

- Именно потому на каком-то этапе был избран такой подход к сюжетам данных программ и мюзиклов, что это либо какая-то общеизвестная классика, либо переиначивание сюжетов советских фильмов?

 

Костюк:

- Это уже погоня за лучшей идеей, за сюжетом.

 

Трофимов:

- И, наверное, отчасти борьба между мнением и рейтингом. Мнением зрителя, потребителя, и все-таки желание донести ему что-то новое, что-то воспитать.

 

Минко:

- Как же там можно воспитать?

 

Трофимов:

- Я же и говорю, что это некая борьба, это симбиоз.

 

Гончаренко:

- Не думаю, что при выборе идеи сразу думали о том, как это пойдет на российском рынке. Нет. Известные идеи брались, потому что зрительское внимание в новогоднюю ночь не воспринимает абсолютно новую идею. Хочется что-то увидеть, не вникая в новый сюжет. Ведь когда мы смотрим новые фильмы, мы все равно должны напрячься и первые 20 минут вникнуть в новую историю. В Новый год никто не хочет в принципе напрягаться. Телевидение в новогодние дни - фоновое. Подстраиваются под российский рынок в основном кастингом и какими-то шутками, потому что сегодня уже различие в юморе достаточно большое. У нас есть свои герои, над которыми мы смеемся, у них есть свои, которых мы не совсем знаем. А глобально, выбирая Гоголя, понятно было, что это удачно сразу для двух рынков.

 

Костюк:

- В юморе уже нарисовалась пропасть между темами - нереально продать какой-то юмор. Тот же «Квартал»...

 

Гончаренко:

- У нас с «Кварталом» была история, связанная с Москвой. Из-за того что юмор социальный острый политический невозможен на российском ТВ, там эра «Комеди Клаб». Я до этого момента никогда не думал, почему «Комеди» у них на Первом канале. Потом понял: шутить о политике нельзя, но надо дать народу пошутить по какому-то поводу. Значит, можно матюкаться!

 

Костюк:

- Пародий тоже пошла волна.

 

Трофимов:

- Россияне уже на пороге того, чтобы протянуть руку юмору социальному. Вряд ли - политическому. Ведут с нами переговоры, по чуть-чуть, но с мертвой точки это не сдвигается. Они все хотят создать альтернативу «Комеди» на российском пространстве.

 

Минко:

- Если образовывается такая пропасть в культурном производстве в России и Украине, не означает ли это, что в Украине могут появиться новогодние программы, концептуально отличающиеся?

 

Костюк:

- Которые потом не продадутся?

 

Минко:

- Которые не будут продаваться, и поэтому производители смогут предложить что-то новаторское.

 

Костюк:

- Тут скорее всего главной является финансовая составляющая: если каналы могут себе позволить сделать программу и не ориентироваться на ее будущую продажу. Сейчас уже делаются некоторые такие программы.

 

Гончаренко:

- Те же «Україна має талант», «Фабрики звезд» - они же не продаются. Это все программы для одного рынка.

 

Костюк:

- Запускают мыло «Соседи» - тоже локальная история. Или «Плюсы» делают украиноязычный сериал, это ведь изначально и абсолютно непродаваемо за границу.

 

Гончаренко:

- «Файна Юкрайна», например, абсолютно сделанный продукт, и успех его как раз в том, что он украинский. Фабула - «Наша Раша», но на самом деле и «Наша Раша», как известно, пошло от Little Britain. Были «Українці афігенні», но в них не было настолько национального колорита. Достаточно успешно, хотя программа непродаваемая за границу. Мне кажется, что наши каналы давно готовы делать программы, и даже спецвыпуски, не продавая.

 

Костюк:

- И новогодние?

 

Гончаренко:

- Но со спонсорами, без спонсоров будет тяжело. Тогда это скажется на смете, соответственно, и на качестве.

 

Минко:

- Если дело только в спонсорах, то это может привести и к другому исходу, что, например, канал СТБ будет показывать в новогоднюю ночь повторы финалов своих шоу. Это технологически самый легкий вариант. Берется какая-то программа, которая уже была показана и оказалась популярна.

 

Костюк:

- Тоже инновация в некотором роде.

 

Минко:

- Это деградация.

 

Гончаренко:

- Это называется амортизация.

 

Костюк:

- Оптимизация: да, не произвели ничего своего, да, не закупили.

 

Гончаренко:

- СТБ можно простить, потому что он лидер производства. СТБ так много за год произвел, что то, что канал не произвел новогодний продукт, можно простить.

 

Минко:

- И другой пример. Новый канал собирается в новогоднюю ночь показать специальный выпуск «Фабрики звезд». И при этом заявил, что ожидает долю смотрения 30%.

 

Гончаренко:

- Меня как производителя это нервирует. 30 так 30, дело такое. У меня принцип: что ни делай, никогда не думай о рейтинге. Потому что рейтинг ‑ такая субстанция, он или есть, или нет, делай не делай. Да, собираемся создать новогоднюю программу. Часть ‑ пойдет новогодний огонек из Дворца спорта, а часть - пойдет в прямом эфире в новогоднюю ночь. Будем прямо на Майдане объявлять всех победителей, кто получит контракты с Меладзе. Готовимся к этому действу.

 

Минко:

- Порядок инвестиций в эти новогодние эфиры отличается?

 

Гончаренко:

- Это абсолютно отдельная смета, отдельный бюджет, который выделяет Новый канал конкретно на новогодний эфир. По сути, это еще один полноценный концерт, который состоится на Майдане. Мы специально сдвинули «Фабрику». Если в прошлом году мы начинали в сентябре и закончили в ноябре, то теперь канал сдвинул ее с октября по декабрь, чтобы как раз красиво закончить в новогоднюю ночь. И соответственно убить двух зайцев.

 

Костюк:

- Новогодний концерт спонсорам полностью продается или тоже отдельно, как вся «Фабрика»?

 

Гончаренко:

- Нюансов не знаю. По-моему, пакетом. Не буду врать. Ко мне спонсорство не имеет никакого отношения.

 

Минко:

- Но эти суммы отличаются и от съемок мюзиклов?

 

Гончаренко:

- Конечно. Первый новогодний огонек мы тоже снимали на «Интере», тогда с «95 кварталом». Мы строили в первом павильоне Довженко «Майдан Незалежности». Это был первый большой новогодний огонек, который никуда не продавался и на 80% состоял из украинских артистов. Опыт у нас в этом есть. Ничего особенного. Кроме того, что никто не хочет работать в новогоднюю ночь: многие просят двойные-тройные гонорары. Ничем другим это не отличается.

 

Минко:

- Сейчас актуальна борьба спонсоров? Или уже не так, как было несколько лет назад, и для каналов больший интерес представляет сбор рекламных контактов в это время?

 

Костюк:

- Я не думаю, что если раньше бегали спонсоры к каналам: «Нате, нате», то теперь каналы бегают за спонсорами: «Дайте, дайте». Активность снизилась, деньги не те абсолютно, но все равно присутствует какая-то конкуренция, присутствует процесс желания спонсоров быть в новогоднюю ночь.

 

Минко:

- Желание быть - это просто что-то показать?

 

Костюк:

- Нет. Вы о спонсоре спросили, есть ли такой же ажиотаж, сражение за присутствие в новогодних проектах. Присутствует желание от спонсора быть в тех или иных проектах, переговоры идут постоянно. Алкогольные спонсоры будут во всех продуктах местного производства. Спонсоры никуда не делись, но денег стало меньше.

 

Минко:

- Не означает ли это, что технология СТБ и Нового канала будет использоваться дальше, когда из-за снижения спонсорских денег вещатели все больше будут прибегать к использованию и обыгрыванию того продукта, который они или уже показывали, или сейчас над ним работают?

 

Костюк:

- Кризис заканчивается. Может, наоборот, дальше будет лучше. Больше денег придет на рекламный рынок. Выборы на носу. Возможно, теперь спонсорами будут кандидаты в президенты. Я не думаю, что в следующем году мы будем наблюдать, что все каналы поставят в эфир старый продукт. Наоборот, будут производить.

 

Гончаренко:

- По крайней мере, в прошлом году как раз в это время был разгар кризиса. Все были в панике, никто вообще не думал о планах. Сегодня ‑ планы и на весну, и на осень. Во всяком случае, о нескольких каналах я точно знаю, планы собственного производства очень глобальные. Соответственно, и Новый год будет другим. Потому что реально нынешний год был суперкризисным - все это надо было планировать как раз в то время, в ноябре-декабре прошлого, когда был пессимизм и даже где-то на грани паники. Сейчас - небольшой новогодний урожай проектов, мне кажется, именно в связи с плохим прошлым ноябрем и декабрем просто никто себе это и не запланировал. Я считаю чудом то, что «Квартал» пошел на «Интер», и «Интер» именно с «Кварталом» рискнул сделать новогодний мюзикл. Другие каналы, мне кажется, просто боялись. Это очень тяжелый год, и финансирование до марта-апреля еще не было понятно: что, как, какие рекламные бюджеты, на что им рассчитывать.

 

Костюк:

- Но активность заметна. Наш офис сейчас переехал на студию Film.Uа, у них восемь павильонов - все забито. Народу куча, в столовую не пробиться.

 

Гончаренко:

- Хотя в это же время мы сидели в этой столовой, когда делали «Фабрику-2», заканчивали в ноябре прошлого года, и сидели мы там одни. То есть, действительно, есть разница по активности, по количеству пилотов, которые люди начали делать, причем за свои деньги, с какой-то надеждой. Каналы наверняка какие-то надежды дают. Я вижу и слышу по многим продакшнам. Активность явно во много раз выше прошлогодней.

 

Минко:

- Сергей, ваш новогодний фильм для «Интера» «Казаки» тоже предназначен для продажи в Россию?

 

Трофимов:

- Этот фильм, конечно, ориентирован и на Россию. «Интер» его правильно позиционирует, продвигает и продает в этом случае в РФ.

 

Гончаренко:

- У вас уже есть договоренность?

 

Трофимов:

- Насколько я знаю, даже образовалась некая борьба. Убежден, что картина будет идти на одном из каналов России.

 

Минко:

- При создании «Казаков» вы исходили из того, что фильм будет там показан? Историческая - такая тема, которую можно показать с разных точек зрения.

 

Трофимов:

- Да, можно показать с разных исторических углов. Тому пример, наверное, «Тарас Бульба». Мы как-то сидели с московскими коллегами. Я говорю: «Вот наши казаки...» А российские коллеги отвечают: «Секундочку, есть понимание, что казаки, может, и наши были». По поводу этой картины они шутят.

 

Минко:

- Как это конкретно в данном проекте проявлялось, такая амбивалентность?

 

Костюк:

- Евгений хочет спросить, есть ли там конкретно русские казаки или украинские?

 

Гончаренко:

- Как решен национальный вопрос.

 

Трофимов:

- Как решен национальный вопрос, я думаю, мы все увидим в новогоднюю ночь. Безусловно, этот проект здесь позиционируется как национальный продукт. Поэтому наши, как всегда, чемпионы.

 

Минко:

- Несколько лет назад был показан проект на НТВ, если не ошибаюсь, альтернативного Нового года.

 

Гончаренко:

- «Не голубой огонек». Меньшиков вел.

 

Минко:

- Это было достаточно странное, по стандартам постсоветского телевидения, представление, не укладывающееся в рамки пышного празднования. Я бы хотел узнать вашу точку зрения. Насколько возможно появление чего-то радикально иного в новогоднем эфире крупных национальных каналов?

 

Костюк:

- Это опять к вопросу воспитания и рисков нового?

 

Минко:

- Это даже не воспитание. Это скорее шоковая терапия.

 

Гончаренко:

- Там были все, кого не берут на новогодние огоньки. Типа Гарика Сукачева.

 

Костюк:

- Опять же, на уровне звезд?

 

Гончаренко:

- Да, на уровне звезд, на уровне подводок. Это было с размышлениями. Цифры, по-моему, были плохие, понятно. Это от НТВ реверанс интеллигенции. Антигалкин, антикиркоров, антивсе. Вот все пусть будут там, а у нас будут...

 

Костюк:

- А в нынешнем году новогодняя программа СТБ - это разве не инновация, по-вашему?

 

Гончаренко:

- Нет, не инновация. Имеется в виду вообще или кардинально новый жанр.

 

Минко:

- Это другое отношение к набору людей, которые появляются в новогоднюю ночь.

 

Костюк:

- Именно состав звезд?

 

Минко:

- Людей, тем.

 

Гончаренко:

- Это на самом деле риск самого топ-менеджера. Топ-менеджер понимает, взяв нишевых звезд, рокеров, непопулярную музыку, что он должен сам себе сделать харакири. Если он понимает, что его все равно скоро уволят, то может, конечно, такое сделать. Но реально это же не его бюджет, не он акционер канала. Считаю, это кощунство - рисковать так сильно, я говорю о привлечении тех музыкантов, которые обычно не участвуют в новогодних программах. Они не участвуют не потому, что их не любят, не приглашают топ-менеджеры, а потому что у них нет широкой целевой аудитории.

 

Костюк:

- Нишевые каналы такое могут себе позволить.

 

Гончаренко:

- Нишевые могут, но не центральные.

 

Костюк:

- Но у них денег нет.

 

Гончаренко:

- У них денег нет. Замкнутый круг. Если сейчас не все главные каналы смогли себе позволить делать новогоднее шоу, те не могут позволить тем более. А новые жанры - это, мне кажется, зависит от режиссеров, от сценаристов, продюсеров, если кто-то предложит, и это будет убедительно. 2009 год был тяжелым, поэтому тут нужен был такой верняк. Все, особенно топ-менеджеры, боялись ошибок, потому что эти бюджеты доставались очень кроваво. Поэтому говорить еще и об эксперименте в новогоднюю ночь... Новогодняя ночь очень плохо продается, там же фактически нет рекламы, это имиджевая вещь.

 

Минко:

- Если нет погони за рекламой, можно недобрать парочку пунктов рейтинга, но зато остаться в истории.

 

Гончаренко:

- Остаться в истории - кто спасибо скажет за такой эксперимент? Если именно взять и провалиться с этими рейтингами? Взять всех рокеров из подземного перехода, дать им, наконец-то, основную сцену. Они будут тебе благодарны, ты всегда будешь желанным гостем в подземном переходе. Но уже на свой канал, в собственный кабинет ты не зайдешь. В этом смысле... Разово, как камикадзе ‑ можно, конечно, так сыграть. Но...

 

Костюк:

- Я не совсем пойму, какой формат. Идет речь об инновации в принципе или именно о сумасшедшем формате?

 

Минко:

- Чтобы там, грубо говоря, не было Аллы Пугачевой.

 

Костюк:

- Вас напрягает именно мейнстримовость этих проектов? Есть аудитория, на эту аудиторию нужно работать. Все хотят рейтинги. Пусть будет 60% населения. 60% любят Аллу Пугачеву, вы же ничего с этим не сделаете. Для того чтобы получить эти рейтинги, нужно зрителям показать то, что они хотят, и они будут смотреть. Или начать воспитывать, долго, нудно и за свой счет.

 

Трофимов:

- Со 2 января.

 

Гончаренко:

- Я много раз присутствовал на ток-шоу по поводу новогодних проектов. И всегда одно и то же говорят: зачем вы приглашаете одних и тех же звезд. Но телевидение не делает звезд! ТВ звезд делает только так, как программы «Фабрика зірок», «Україна має талант» и «Танцюють всі». Остальных звезд не делает, а только использует все созданное за год. Кто-то станет суперновой, например, как Джамала, ставшая звездой в этом году. Она есть в новогодних шоу, ее приглашают. Джамала есть и на «Интере» - там снимают документальный фильм. Она есть в «Казаках» - пожалуйста, каналы откликаются, если персона стала звездой. Но девушка стала звездой не на телевидении, а на популярном музыкальном конкурсе. И канал это сразу же использовал. Причем Джамала отнюдь не показатель плохого музыкального вкуса.

 

Трофимов:

- Джамала в данном случае ‑ это, опять же, опция для России. В том смысле, что она тоже стала им понятна.

 

Костюк:

- Вот она не представитель мейнстрима. Не попса, не Пугачева.

 

Минко:

- Сергей, вы могли бы предложить, как предложили «Казаков», какой-то проект, допустим, черного юмора? И убедить «Интер» это показать?

 

Трофимов:

- Это точно не в нашем формате - черный юмор. Наш идеолог, Зеленский, в принципе не поддерживает такое направление, и «Комеди», и все остальное. Он-то как раз переживает за чувства зрителей, которые смотрят «Квартал». У «Квартала» очень широкая целевая аудитория - смотрят и дети, и старики, это при том что «Комеди» дети не смотрят, условно.

 

 

МНЕНИЕ

 

 

Егор Бенкендорф, исполнительный продюсер группы телеканалов «Интер»:

 

- Банально, но правда - новогодняя ночь случается только раз в год. Всем хочется, чтобы она прошла по-особенному, ярко, весело, незабываемо. Соответственно и формируют заказ на телевизионный новогодний проект. В основе любого такого проекта лежит желание канала сделать классное красочное шоу, которое создаст праздничную атмосферу, поможет весело и легко проводить старый и встретить Новый год. Это в общих чертах. А конкретно - это обычный технологический процесс, который в своей реализации мало чем отличается от других проектов.

Выбирая между повтором программ и закупкой иностранного продукта, я выбрал бы производство и показ своего, нового. А если серьезно, то в новогоднюю ночь следует ориентироваться на новизну. Демонстрация зарубежных программ, в том числе и российских, оправдана тем, что большинство украинских зрителей их еще не видели. Но это только в том случае, когда мы говорим о высококачественных телепродуктах. Повтор собственных программ также возможен, если они пользовались успехом у зрителя. Но, повторяю, лучше всего свой собственный новый продукт.

Безусловно, не исключена возможность изменения новогодней парадигмы. Особенно если Новый год станут встречать летом.

 

 

 

 

Виктория Волонтырец, руководитель отдела бренд-маркетинга телеканала СТБ:

 

- Создание специальных новогодних проектов или их закупка не всегда оправданны. Мы считаем, что талант-шоу телеканала СТБ «Україна має талант» - лучший проект 2009 года, за что был удостоен премий «Телетриумф» и «Фаворит телепрессы», и уверены, что зрители еще раз с удовольствием посмотрят на любимых участников. Мы начнем показы всех выпусков, в том числе с финалом и гала-концертом, 31 декабря, а закончатся они 2 января.

 

 

 

Виктор Придувалов, автор сценария и режиссер новогоднего мюзикла «Метро» («1+1», 2006 г.):

 

- Идея украинского телевизионного новогоднего мюзикла на украинском языке и с привлечением только украинских артистов была моя, концепция ее воплощения - тоже. Концепция преемственности в том, что хорошая музыка не исчезает, а хорошие песни остаются - не важно, 60-е это годы или ХХІ век, их исполняют молодые исполнители в дуэте с оригинальными исполнителями треков.

 

К сожалению, мюзикл не состоялся в запланированном объеме, так как политическая и экономическая ситуация в стране не позволила мне полноценно закончить фильм. На фоне всего того, что происходило в Украине после Майдана, в том числе из-за разрыва связей, проект оказался бесхозным. То есть в эфир вышел полуфабрикат.

 

Местный рынок ‑ даже взять шире, наша страна ‑ не готов к производству самодостаточного собственного продукта. На самом деле ‑ не хотят. Москва платит, а если она платит, то новогодний украинский продукт делают на два рынка.

 

Фото Яни Новосьолової