ТЕЛЕКРИТИКА

Режиссер-документалист Анна Моисеенко: «Я не приемлю никаких элементов постановки»

Победитель российской программы фестиваля документального кино «Флаэртиана-2013», прошедшего 6–13 октября 2013 года, сняла свой фильм «С.П.А.Р.Т.А. – Территория счастья» в Украине. Спецкору «Телекритики» Анна рассказала о коммуне «Сельскохозяйственная Поэтизированная Ассоциация Развития Трудовой Активности», обосновавшейся под Харьковом, о средствах изображения утопии, документалистике нового поколения и уроках Марины Разбежкиной


Десять вечера в Перми. Корреспондент «Телекритики» как раз встречает автора фильма «С.П.А.Р.Т.А. - Территория счастья», и Анна Моисеенко соглашается пообщаться. В миниатюрных коридорах кинотеатра «Премьер», где проходит Международный фестиваль документального кино «Флаэртиана-2013», все как на ладони. На соседние диваны тут же присаживаются слушатели. А через пару минут к нам подходит член жюри - в одном из залов как раз закончился небольшой фуршет :)

 

«Вы когда улетаете?», - спрашивает Анну известный российский режиссер. «Дело в том, что вам улетать не надо. Ваш фильм пока номер один, и...», - в глазах немолодого уже документалиста такой восторг, искренность и теплота, что я ему верю сразу. Но автор ленты утром намерена возвращаться в Москву: «У меня самолет. К тому же, у вас впереди еще столько фильмов российской программы...».

 

Несмотря на внешнюю хрупкость и мягкость, Анна Моисеенко - человек со стержнем и точно представляет себе, что ей нужно в жизни. Журналист по образованию, она выбрала ремесло документалиста - как только почувствовала, что СМИ для нее маловато. Анна продолжает писать о кино для журнала Empire и сайта Film.ru, в частности, публиковала материалы об Одесском международном кинофестивале.

 

Известность как режиссеру ей принес фильм «Зима, уходи!», в котором Анна Моисеенко выступила соавтором. На момент его создания она уже начала работу с материалом, отснятым в поселке Караван Харьковской области. Там в течение многих лет привлекает в свои ряды новичков коммуна «С.П.А.Р.Т.А.» - «Сельскохозяйственная Поэтизированная Ассоциация Развития Трудовой Активности».

 

Коммуна ведет свою деятельность абсолютно открыто. В Украину она перебралась из Московской области, где лидеры созданной в 1990-х ассоциации, в частности, Юрий Давыдов, были подданы гонениям и судам. После смерти вдохновителя организации ее члены продолжают чтить его традиции: соревнования по удоям здесь чередуются с нормативами по еженедельной «поэзии», по производительности труда «спартанцы» грозятся перегнать Америку. Их конечная цель - спасти весь мир, растолковав ему идею о настоящем счастье.

 

 

Созданная после развала СССР «С.П.А.Р.Т.А.» не заинтересовала украинских документалистов. А опубликованные в СМИ репортажи не вызвали общественного резонанса. Сама Анна узнала о коммуне из листовки, которую члены организации вручили ей на митинге в Москве - в надежде завербовать в свои ряды.

 

Чтобы снять этот фильм, Анна приняла их предложение. После пребывания в коммуне режиссер предложила бежавшей из «С.П.А.Р.Т.А.» героине Саше пожить у нее в Москве. И предоставила зрителям богатый материал для раздумий.

 

Приз зрительского жюри «Флаэртианы-2013» «Малый серебряный Нанук» за лучший фильм российской программы Анне Моисеенко не придется делить ни с кем. Картину «С.П.А.Р.Т.А.» - от съёмок до монтажа - она сделала одна.

 

 

«Эти люди в обычной жизни существовать уже не смогут»

 

- Анна, «С.П.А.Р.Т.А.» после выхода вашего фильма уже не сможет оставаться коммуной, на которую никто не обращает внимания. Вы были среди этих людей и лучше других знаете, какие они... Как крушение утопии может повилять на их судьбы?

- Я, конечно, не хотела выступать таким прокурором и их судить, потому что они так живут и таков их выбор. Они же взрослые люди и могут жить, как хотят. Были бы подростки, нужно бы было с этим что-то делать. Но члены «С.П.А.Р.Т.А.» отдают себе отчет в действиях и способе жизни.

 

Сами участники коммуны делят себя на практиков и теоретиков. Теоретики встроены в организацию, они действительно верят в идеологию, и жизни за пределами коммуны для них не существует. Думаю, что если даже наступит время перемен, и этот колхоз «С.П.А.Р.Т.А.» вдруг закроется, они будут искать что-то подобное. Эти люди в обычной жизни существовать уже не смогут, потому что для них этого будет недостаточно. Еще более недостаточно, чем для Саши (главной героини. - ТК).

 

Практики - это рабочие, которым, в общем-то, все это не нужно. Идеологии «С.П.А.Р.Т.А.» они не принимают, но вынуждены там жить просто потому, что им некуда идти. Работу они себе найти не могут, дома у них нет, и они готовы играть во все эти игры, петь гимн, принимать золотые и серебряные короны, писать стихи, которые они писать не хотят - ради того, чтобы у них была крыша над головой, чтобы их кормили.

 

- Как могло получиться, что «С.П.А.Р.Т.А.» существует вне окружающего мира, что на нее не реагируют органы местной власти? И как к членам коммуны относится местное население?

- Местное население плохо к ним относится. Я это однажды испытала на себе, когда во время съемок под дождем пострадала моя камера. Она отключилась, и я была в ужасе. Мне посоветовали просушить феном, а фена, конечно же, не было в колхозе. И я вместе с Сашей пошла в деревню его искать. Она, конечно, говорила, что «С.П.А.Р.Т.А.» там не очень любят. Но все же мы взяли трехлитровую банку молока в знак благодарности, и стали стучаться в разные калитки и просить фен буквально на пять минут. И нам не открыл ни один человек во всей деревне: «Вы из "С.П.А.Р.Т.А." пришли, уходите отсюда, мы не хотим вас знать». И я сразу поняла, какое отношение к ним.

 

Нельзя сказать, что на них не обращают внимания власти. Они же изначально из подмосковного Мошково, и лет десять назад их базу закрыли, а нескольких человек посадили в тюрьму и в психушку. В прошлом году, пока я снимала в Харьковской области, в Москве состоялся суд над несколькими членами организации. В фильм этот эпизод не вошел, поскольку это обвинение десятилетней давности.

 

То есть, де-юре власть на них внимание обращает, но по-настоящему в Украине, по крайней мере, их не трогают. Для власти они безобидны - понятно, что никакой революции они не устроят, и до поры до времени, пока действительно что-то очень серьезное не случится, я думаю, их никто особо трогать не будет.

 

- Где находится нынешний лидер ассоциации Тамара, которая принимает еженедельные отчеты членов коммуны по скайпу? Насколько она влиятельный человек в миру?

- Выше Тамары был только основатель организации Юрий Давыдов. После его смерти без санкции Тамары в коммуне не делается ничего.

 

Она находится в Харькове - помимо колхоза у них есть еще одна или несколько квартир, в которых они тоже живут коммуной. В колхозе появляется периодически, Тамара больше отвечает за идеологию, чем за ведение хозяйства.

 

Вообще, члены «С.П.А.Р.Т.А.» очень современные люди, ведут страницы в соцсетях и сайт организации. О показах этого фильма всегда узнают из интернета. В Пермь, правда, не приехали - далековато.

 

- Во время встречи со зрителями фестиваля «Флаэртиана» вы рассказали, что главная героиня, Саша, оставила эту организацию и некоторое время жила у вас. Смогла ли она адаптироваться к жизни за пределами коммуны?

- К сожалению, с адаптацией была большая проблема. Я пытаюсь связаться с ней на протяжении уже нескольких месяцев, но Саша не отвечает. У нее в Казахстане с интернетом вообще не очень, но периодически она отвечала.

 

Героиня фильма Саша влюбляется в одного из «спартанцев». Согласно правилам коммуны, тактильные контакты запрещены. Впервые прикоснуться к руке самого близкого для нее человека Саша смогла после его смерти

 

Предыстория такова: она оставила «С.П.А.Р.Т.А.» после моего отъезда, сняв на оставленную для нее камеру последние кадры своей жизни в коммуне. Затем некоторое время пожила в Москве, искала себя. В итоге Саша решила поехать к сестре в Казахстан в надежде забыть эту историю и начать жить заново. Там начала новую жизнь и училась, по-моему, на ветеринара. И вдруг, спустя год после всей этой истории, Саша призналась мне, что у нее есть мысль вернутся в «С.П.А.Р.Т.А».

 

Для меня это было совершенно невероятно! Саша объясняла, что не может найти себе места, что она из таких людей, которым недостаточно просто жить обычной размеренной жизнью, работать, учиться, заводить семью. Ей нужна определенная цель, миссия, и в «С.П.А.Р.Т.А.» она это находила. Ведь там тебе объясняют, что ты нужен самой организации, и если будешь все делать правильно, то поднимешься по этим ступенькам иерархии и станешь лидером. Более того, члены коммуны считают себя необходимыми человечеству, ведь именно они разрабатывают теорию счастья и всех спасут.

 

Я надеюсь, Саша сейчас по-прежнему в Казахстане и все хорошо. К счастью, она человек достаточно умный, и она понимает все, про себя тоже.

 

- Как вы рассказали, чтобы вступить в коммуну, вам сначала пришлось заполнить анкету на полторы тысячи вопросов, а потом, уже внутри организации, прилагать усилия, чтобы оставаться адекватным человеком, продолжать снимать, несмотря на то, что иногда приходила мысль: «Зачем я это делаю?». Как члены коммуны относились человеку, который снимал их жизнь на видео? Заставляли заниматься физическим трудом?

- Вообще, конечно, все должны этим заниматься. Поскольку я была с камерой, то мне давали больше поблажек, не применяли телесных наказаний. Я, конечно, помогала немного коров пасти. Но, в основном, моя функция состояла в том, чтобы мыть банки трехлитровые из-под молока. Не самая сложная работа, я думаю.

 

-Какие телесные наказания вы имеете в виду?

- Как мне рассказывали в коммуне, за проступки виновным полагаются пощечины, которые люди должны давать себе сами. Например, там тетрадь «Внешняя совесть», куда нужно записывать свои мысли и поступки дня. И тех, кто не вовремя ее заполнил или не заполнил, наказывают таким образом.

 

В коммуне вообще ведется строгий учет всех действий членов организации. Есть несколько пунктов, по которым нужно отчитываться еженедельно: какую книгу ты прочитал, сколько страниц, сколько планируешь; сколько выучил или написал стихов, сколько привлек людей и прочее.

 

Для тех, кто считает себя «спартанцем», очень важно количество баллов и какое место в иерархии или соревновании они занимают.

 

 

«То, о чем я снимаю, важнее, чем форма»

 

- Довольны ли воплощением фильма в жизнь? Было желание эстетствовать, снимая, как занимается заря в поселке Караван?

- Нет, мне не хотелось каких-то красивостей в фильме. Кроме того, я снимала его сама на дешевую маленькую камеру, поэтому их и не могло бы быть технически.

 

Конечно, есть моменты, которые я упустила из-за технических проблем. Были очень мощные кадры, например, когда из-за бешенства погибла корова. Ей отрезали голову, а огромную тушу пытались вытащить через окно коровника ночью, в темноте. В конце концов, ее просто подцепили на крюк и вывозили на тракторе, и это был какой-то невероятно странный кадр, довольно жуткий - по пустому полю в темноте едет трактор, а на тросе привязана огромная коровья туша, подсвеченная красным светом от фары. Этого кадра у меня нет, потому что невозможно было с такой техникой его снять.

 

Конечно, мне хотелось бы, чтобы внутри помещения эпизоды выглядели лучше, если бы была возможность снимать с более качественным освещением. Но техника развивается, и за те же деньги, за которые мы покупали такие камеры, уже можно покупать фотоаппараты, которые дают гораздо лучшую картинку.

 

Лента «С.П.А.Р.Т.А.» принимала участие в «Артдокфесте-2012», и вошла в число финалистов национальной премии «Лавровая ветвь»

 в номинации «За лучший дебют в неигровом кино»

 

- Близки ли для вас вообще художественные приемы, композиция? Создается впечатление, что молодые российские режиссеры нечасто этим заморачиваются. Может, это и здорово - время ли ловить бабочек. С другой стороны, зрелищная документалистика, наверное, лучший путь к зрителю, который сейчас избалован изысками игрового кино.

- Лично мне то, о чем я снимаю, важнее, чем форма. Я не приемлю никаких элементов постановки. Знаю, что документальное кино все равно не может быть абсолютно реалистичным, и там используются всякого рода приемы и даже постановочные сцены. Но мне интересно снимать кино с исследовательской точки зрения, не зная заранее, что я там увижу и что у меня вообще будет в сюжете. Я просто чувствую, что в этой ситуации есть какая-то энергия, есть герои, и туда нужно идти, и я иду, совершенно не представляя, что будет происходить. Здесь я специально ничего не конструирую.

 

Но с формой, на самом деле, тоже интересно экспериментировать в этих рамках. В следующем проекте, который я собираюсь делать, будет другая форма, будет очень много музыки.

 

-О чем он будет?

- Этот фильм - о трудовых мигрантах. Суть в том, что эти люди, которые работают в Москве дворниками и водителями, у себя на родине - в Казахстане, Узбекистане - были музыкантами, филологами.

 

В «Театре.doc» создали спектакль «Акын опера», куда приходят мигранты и рассказывают свои истории, поют, играют на национальных инструментах. Вот про них я и снимаю. С одной стороны, тут есть быт, который нам понятен, а с другой стороны - это музыка и истории, которые они рассказывают.

 

С одним из героев я уже ездила на Памир, в Таджикистан. И была совершенно потрясена, потому что действительно мы о них ничего не знаем, не представляем себе их жизнь, а это потрясающие люди.

 

- Как оценили «С.П.А.Р.Т.А.» зрители «Театр.doc» и сама Марина Разбежкина? Думаю, отзывы были очень интересные.

- Очень хорошо оценили. Я вообще очень благодарна Марине Разбежкиной, потому что она меня сильно поддерживала с этим фильмом и в момент съемок, и на монтаже (я показывала ей материал). Она была одной из немногих, кто вообще в этот фильм верил. Это была сложная история во всех смыслах, но она верила, что я доведу ее до конца.

 

- Кто помог с финансированием?

- На самом деле, у этого фильма нет никакого бюджета. Я снимала его как дипломный фильм Мастерской документального кино Марины Разбежкиной. У нас принцип в мастерской - во время учебы и снимает, и монтирует один человек. Это, с одной стороны, нужно для того, чтобы мы научились, а с другой - часто вынужденная мера. Ну и потом, в данном случае я не могла привести с собой съемочную группу в принципе.

 

Поэтому я все делала сама, и мне не нужно было никому платить. В «С.П.А.Р.Т.А.» меня, кстати, кормили. Там есть повариха Надя, которая готовит еду на всех, и там я денег практически не тратила.

 

Единственные затраты - деньги, чтобы доехать до Харькова и села Караван. И нужно было купить камеру. Я выбрала простую и дешевую Canon Legria, плюс накамерный микрофон. Монтировала я тоже сама на домашнем компьютере. Немного денег ушло на звук и цветокоррекцию, которую мне по дружбе дешево сделали. Вот, собственно, и все.

 

Такие фильмы, в принципе, можно снять без бюджета. Мне кажется, очень здорово, что сейчас техника на таком уровне, что если ты очень хочешь снять какую-то историю, тебе не нужно тратить время на то, чтобы найти бюджет и продюсера, ты просто можешь поехать и снять.

 

- При условии, если знаешь, что тебе нужно. На какие знания Мастерской Марины Разбежкиной вы опираетесь? Учат ли этому в университетах?

- Для меня это вообще очень специфическое направление - именно такое документальное кино, которым занимаемся мы. Это метод прямого кино, и фестиваль «Флаэртиана» такое кино и показывает: мы не используем закадровый голос, не используем прямые журналистские интервью, стараемся не накладывать музыку, даже штатив стараемся не использовать, если это не особенно нужно, снимаем с рук. И, опять же, здесь принцип, когда один человек может делать все - даже если потом ты будешь работать с оператором, монтажером, звукорежиссером, ты все равно можешь на любом этапе любого из этих людей заменить, и, по крайней мере, будешь понимать, что они делают, потому что ты умеешь это делать тоже.

 

Такие основные принципы. И главное, чему там учат, - это постановка взгляда. Если нужно освоить ремесло, технически правильно все делать, может быть, есть места, где этому учат лучше. Но там учат никогда не фальшивить, и это поразительно. Я смотрю много фильмов, и фестивальных тоже, и я очень часто вижу, как режиссер сам не понимает, насколько он фальшивит, насколько он показывает неправду и насколько ему неинтересна та жизнь, которую он снимает.

 

А когда ты смотришь в нашей мастерской курсовые работы ребят, проучившихся всего 4-5 месяцев, ты видишь фильмы разного уровня и качества, но там никогда нет фальши. И еще мы дружим с «Театр.doc», ведь у нас Мастерская документального кино и документального театра. Например, некоторые занимаются и кино, и театром вместе. Вот рядом с нами сидит Леша Жиряков, который показывал прекрасный фильм «Дом у дороги», а вообще он театральный режиссер. То есть у нас все взаимосвязано - мы часто подпитываемся идеями из театра и наоборот.

 

 

«Марина Разбежкина всегда привозила из Перми

массу впечатлений и отличные фильмы»

 

- Ключевой принцип Роберта Флаэрти - длительное наблюдение за жизнью героя. В этой ситуации вам пришлось потратить на «С.П.А.Р.Т.А.» почти два года жизни. Почему? И как вы находите свои темы?

- Они на меня сами выходят. То есть у меня сейчас не бывает необходимости сидеть и искать темы. Сейчас показываю один фильм, но уже есть тема, на которую срочно нужно бежать и снимать, а две другие ждут очереди.

 

Когда я снимала «С.П.А.Р.Т.А.», я разбиралась с тем, как такое явление вообще может существовать внутри какой-либо структуры, потому что мы все такие идеалисты; насколько ты можешь существовать вместе с людьми, делать с ними одно дело. И вообще «С.П.А.Р.Т.А» - сложная тема, потому что это еще и про иллюзии. Саша говорила в фильме очень правильную вещь - в коммуне она была, потому что там все просто: есть семь ступеней, и если ты по ним развиваешься, значит, у тебя все правильно. А мы же в жизни вообще не всегда понимаем, куда идем и правильно ли поступаем. Иногда мы делаем какие-то нехорошие и глупые вещи, а когда ты в такой структуре, у тебя все просто и понятно. И вот такие темы мне хотелось для себя прояснить.

 

После показа фильма у зрителей «Флаэртианы» было много вопросов. Пермяки были возмущены бездействием украинской власти

 

- Какие фильмы «Флаертианы-2013» стали для вас главными? И сложно ли стать участником этого фестиваля?

- Я просто отправила диск по почте и заполнила заявку. Я очень хотела побывать на «Флаэртиане», потому что Марина Разбежкина всегда привозила из Перми массу впечатлений и отличные фильмы, которые показывала ученикам Мастерской. Известно, что это один из лучших фестивалей документального кино в России.

 

В прошлом году хотела приехать в качестве зрителя. А теперь очень рада, что мой фильм оказался в конкурсной программе.

 

Что касается работ других участников, я, к сожалению, приехала всего на два дня и почти ничего не успела посмотреть. Из тех, что я видела ранее, мне очень нравится фильм Даши Сидоровой «Почему я тут» про мальчика-аутиста. Сейчас много фильмов появилось про аутистов и больных детей, но у Даши кино совершенно не про это. И мне кажется, ее работа очень выделается, очень здорово.

 

«Дом у дороги» Леши Жирякова тоже такое редкое кино про счастье. В своем документальном кино мы идем, в основном, туда, где проблемы, страшно, люди страдают, мы про это снимаем. А тут про счастье, и это очень неожиданно.

 

- Попадут ли эти фильмы к зрителю? Какие пути дистрибуции представляются возможным для молодого режиссера в России? В Москве, например? Готов ли платить за трансляцию канал «24.Doc»?

- Канал «24.Doc» уже показывал наш фильм «Зима, уходи!». К сожалению, у них нет таких бюджетов, как у многих европейских и американских телеканалов, чтобы финансировать съемки документального кино.

 

С показом фильмов очень большая проблема, потому что для документалистов нет проката в России. И даже для режиссеров, которых все знают и у которых много известных фильмов. Для начинающих режиссеров он тем более закрыт. Но, к счастью, сейчас у нас появился Центр документального кино - это кинотеатр, в котором показывают только документальные фильмы. Он находится в здании Музея Москвы, где ранее были провиантские склады. К сожалению, в программе Центра пока, в основном, зарубежные фильмы. Но я надеюсь, что ситуация изменится. А пока есть несколько клубов документального кино в Москве, куда, в принципе, можно принести свои диски.

 

Фото автора, а также кадры из фильма Анны Моисеенко «С.П.А.Р.Т.А. - Территория счастья»

Главное в разделе

Дуся

Юрий Горбунов засмотрелся на обнаженную грудь Насти Каменских

Дуся

Эй, диджей, раскачай наш музей

Популярное на Телекритике



Дуся

Юрий Горбунов засмотрелся на обнаженную грудь Насти Каменских

Культура

5 причин посмотреть первый документальный фильм о Кузьме Скрябине

Дуся

Эй, диджей, раскачай наш музей

Дуся

Поклонники пожаловались на концерт Оли Поляковой в Одессе