ТЕЛЕКРИТИКА

Влада вперше зрозуміла, що Майдан може повторюватися

І це стало для неї одкровенням. У подальшому її дії можуть стати ще більш жорсткими та непрогнозованими. Приміром, у ЗМІ вже почав застосовуватися принцип «про Євромайдан або погано, або нічого». Опитування «ЗМІ та євромайдан: уроки, проблеми, виклики». Відповідають Олена Сибірякова, Ігор Соловей. Далі буде


Яку роль відіграли ЗМІ та журналісти під час останніх подій, пов'язаних із євромайданом? Як уплинули ці події на самі ЗМІ? Які уроки маємо винести з набутого досвіду? Що на країну та журналістику чекає найближчим часом?

 

«Телекритика» запросила експертів разом із нами осмислити здобутки, втрати й виклики, що поставив перед журналістами та ЗМІ яскравий період в історії України.

 

На наші запитання вже відповіли Микола Томенко й Тарас Петрів, Діана Дуцик, Володимир Мостовий, Вікторія Сюмар та Отар ДовженкоОлексій Мустафін та Катерина Коберник,Лариса Івшина, Соня Кошкіна та Наталія Виговська, Олександр Чекмишев та Сергій Литвиненко, Руслан Кухарчук та Максим Буткевич. Далі буде.

 

Запитання «Телекритики»:

 

1. Яку роль, на ваш погляд, відіграли ЗМІ й журналісти в подіях, пов'язаних із євромайданом? Що в цій ролі видається вам позитивним, що - негативним?

2. Чи відбулося розділення ЗМІ за лінією діаметрально протилежних підходів до висвітлення цих подій? Якщо так - наведіть приклади, будь ласка.

3. Чому саме так, а не інакше, ЗМІ великих холдингів висвітлювали події? Ці відмінності були, на ваш погляд, зумовлені перш за все позицією самих редакційних колективів, чи позицією власників, чи якимись іншими причинами?

4. Чи було вами зауважено посутні маніпуляції? В яких ЗМІ їх було більше? Кому ці ЗМІ належали? Яких тем, фактів, позицій перш за все ці маніпуляції стосувалися?

5. Чи були впродовж минулого місяця, на ваш погляд, різні періоди в підході ЗМІ до євромайдану?

6. Які проблеми в наших ЗМІ, на вашу думку, продемонструвало те, як вони висвітлювали євромайдан та антимайдан, політичні події, що відбувалися цими днями? Чого вам бракувало у висвітленні нашими ЗМІ подій, пов'язаних із євроінтеграцією та московськими домовленостями?

7. Як би ви схарактеризували цей період життя українських ЗМІ? Найяскравіші, на ваш погляд, явища, оприявнені, стимульовані євромайданом? Чи мають шанс ці явища зміцнити позиції ЗМІ після євромайдану?

 

 


 

Олена Сибирякова, керівний партнер компанії RostGroup, експерт у галузі громадських зв'язків та медіатехнологій:

 

- Яку роль, на ваш погляд, відіграли ЗМІ та журналісти у подіях, пов'язаних із євромайданом? Що в цій ролі здається вам позитивним, що - негативним ?

- Я считаю, что роль СМИ была очень позитивной. По сути дела, именно они заложили принципы, по которым можно было судить о нашей политической жизни. Если бы не журналисты, корреспонденты, редакторы, съемочные группы, задавшие планку для дискуссий во время прямых эфиров, марафонов и стриминговых потоков, озвучивание ими собственных ценностей и позиции в социальных сетях, блогах и на сайтах - мы вообще не могли бы говорить о том, что майдан случился. В этот раз медийщики в огромной степени задали правила, по которым потом велась оценка всего происходящего, как внутри страны, так и в международном сообществе.

 

- Чи відбувся розподіл ЗМІ за лінією діаметрально протилежних підходів до висвітлення цих подій? Якщо так - наведіть приклади, будь ласка.

- Я впервые наблюдала, как разделение СМИ произошло не по наполнению, а по способу передачи информации. Наравне с традиционными СМИ, такими, как национальные медиаканалы, которые формулируют повестку дня и отношение к событиям у населения, появились другие медийные подходы. С первых дней евромайдана появилось много прямых трансляций с места события, различных общественных инициатив, которые моментально освоили совершенно другой принцип подачи информации и комментариев - «вживую». Мы можем позже оценить, насколько они эффективны и какова их роль - важен сам факт их появления.

 

Формат освещения событий, который когда-то наметил 5 канал как no comment, стал главным принципом освещения событий на евромайдане на протяжении недель. Элементами этих новшеств пользовался канал «Эспрессо», фактически транслируя события в прямом эфире, и, конечно, «Громадське ТБ» и «Громадське радіо», беспрерывную ретрансляцию вели ряд крупных порталов, в том числе «Украинская правда». Зрительская аудитория разделилась на тех, кто предпочел смотреть на события через онлайн, и тех, кто предпочли более традиционные СМИ. И сам принцип подачи формировал разность восприятий в оценке происходящего.

 

- Чому саме так, а не інакше, ЗМІ великих холдингів висвітлювали події? Ці відмінності були, на ваш погляд, зумовлені перш за все позицією самих редакційних колективів, чи позицією власників, чи якимись іншими причинами?

- Уже длительное время в работе традиционных медийных структур в Украине наблюдается перевес в сторону мнения того, кто платит деньги. СМИ представляют, в первую очередь, интересы своего собственника. Разумеется, это не исключает вмешательство в редакционную политику со стороны власти, но в большинстве случаев сегодня этот факт также часть договоренности, и учитывает интересы собственника. Но в этот раз, на мой взгляд, всё происходящее на евромайане никем жестко не регулировалось. Возможно, из-за первоначальной растерянности верхов: было ощущение, что верхи растерялись ввиду того, что люди массово отреагировали на факт избиения мирного населения. И всё, на что власть была способна - это провокации. Чуть позже такое же ощущение появилось относительно лидеров евромайдана. Инициатива начала заходить в тупик. Вот эти два живых потока: людей и власти - и формировали позиции собственников и заставляли их лавировать.

 

Так что в целом в этой части медиарынка принципиально ничего не изменилось - большинство медиа всё так же зависимы от мнения собственника.

 

- Чи було вами зауважено суттєві маніпуляції - в яких ЗМІ їх було більше, в медіа яких власників; яких тем, фактів, позицій маніпуляції стосувалися насамперед?

- Основные информационные поводы, которые определяли повестку дней или недели, были очевидными. Все они носили заостренный или даже провокационный характер. Например, снос памятника Ленину, на котором фактически закончилось освещение событий на майдане в зарубежных СМИ, сейчас в памяти - избиение Татьяны Чорновол. А особенных манипуляций с донесением информации в Украине я не заметила - все СМИ подавали их в традиционных для себя позициях. Но манипуляции нас ожидают в следующем году - и очень серьезные, масштабные. В будущем, я уверена, всё может сильно измениться в сторону пропаганды.

 

- Які проблеми в наших ЗМІ, на ваш погляд, продемонструвало висвітлення євромайдану, антимайдану і політичних подій цих днів? Чого вам бракувало у висвітленні нашими ЗМІ подій, пов'язаних із євроінтеграцією і московськими домовленостями?

- На мой взгляд, очень мало освещалась суть событий и решения правительства, которые стали поводом для столь бурных эмоций. Сначала информация появлялась, но затем, как у нас часто бывает, всё это плавно перешло в плоскость общественно-политическую, а не экономическую. В принципе, не хватало объективной информации по поводу ЕС и ТС, а та информация, которая появлялась, фактически транслировала точку зрения официальных властей.

 

Пафос евромайдана был так высок, что он захлестнул любые рациональные суждения, которые появлялись в СМИ. В итоге мне, как человеку, стоящему именно на этой позиции, не хватало рациональной информации на эту тему. Я наблюдала только одну точку зрения - точку зрения нашего правительства, которая достаточно грамотно продвигает ее в новостях, и в официальных сообщениях своих спикеров. Градус майдана не перебьешь, что поделаешь.

 

Что же касается проблем СМИ в целом в этот период, то я бы сказала, что информации было достаточно - другое дело, что речь идет только о Киеве.

 

По сути дела, пока просто мало кто успел осмыслить происходящее, большинство находилось внутри процесса. Думаю, в ближайшем будущем ситуация изменится, уже есть первые звоночки.

 

С одной стороны, власть впервые поняла, что майдан может повторяться, и это стало для нее откровением. Пока она еще пытается смягчить градус конфликта, определяет виновных, делается всё, чтобы решить проблему мирно, но в дальнейшем действия власти, получившей новый опыт и имеющей доступ ко всем без ограничения медийным каналам, могут оказаться весьма жесткими и непрогнозируемыми.

 

- Як би ви схарактеризували цей період життя українських ЗМІ? Найяскравіші, на ваш погляд, явища, оприявнені, стимульовані євромайданом? Чи мають шанс ці явища зміцнити позиції ЗМІ після євромайдану?

- Всё произошедшее напоминает мне точку отсчета. Большинство реакций, которые проявлялись на евромайдане, - и со стороны медиа, и со стороны гражданского общества, и со стороны власти, - были спонтанными, не были заранее продуманны, спланированы. События следующего года, ввиду приближающихся выборов, заставят власть подготовиться и действовать более осмысленно и бескомпромиссно, всем остальным, в том числе и медиа - очевидно, придется приспосабливаться к новым правилам.

 

 

 

Ігор Соловей, журналіст:

 

- Яку роль, на ваш погляд, відіграли ЗМІ й журналісти в подіях, пов'язаних із євромайданом? Що в цій ролі видається вам позитивним, що - негативним?

- СМИ существенно повлияли на евромайдан, формируя положительную ауру вокруг происходящих событий. Сопутствовало этому: а) критическое отношение журналистов к власти (причем - к власти любой, так же было и с оранжевыми), и б) проевропейская направленность сотрудников СМИ в частности (они знают о Европе по личному опыту, так как легко посещают страны ЕС - по упрощенной схеме получения виз, участвуют во многочисленных программах обмена, стажировках и т. п.).

 

Уже в ходе протеста медиа также ставали причиной нового витка уличных акций - когда мир облетели кадры жестокого избиения «Беркутом» наших коллег-журналистов на Банковой.

 

Однако и переоценивать значение СМИ не стоит - не они сделали евромайдан. Если бы обычные люди не разделяли идей и не вышли на улицу, то и «картинки» никакой не получилось бы.

 

- Чи відбулося розділення ЗМІ за лінією діаметрально протилежних підходів до висвітлення цих подій? Якщо так - наведіть приклади, будь ласка.

- Кардинального водораздела в среде украинских СМИ по освещению евромайдна не произошло, поскольку первые пару недель все четко понимали: бить студентов нельзя, бить журналистов нельзя, покрывать насилие нельзя. Говорить же противоположное - означало бы поставить крест на перспективах такого СМИ. Как, впрочем, и не информировать о евромайдане вообще.

 

В то же время на противоположном берегу оказались некоторые российские государственные СМИ (не все - ведь даже РИА «Новости» давало вполне объективную картину событий, не говоря уже о многих интернет-медиа). Явные манипуляции телеканалов «Россия» и «Первого канала» стали наглядным примером, как делать не надо и что из этого может выйти - они привели к отчаянному неприятию как в украинской медиасреде, так и среди обычных зрителей. В результате чего Дмитрию Киселеву передавали «Оскар» прямо во время включения, а сами российские корреспонденты боялись демонстрировать в Киеве атрибутику своих телеканалов.

 

- Чому саме так, а не інакше, ЗМІ великих холдингів висвітлювали події? Ці відмінності були, на ваш погляд, зумовлені перш за все позицією самих редакційних колективів, чи позицією власників, чи якимись іншими причинами?

- Видимо, власти сначала не ожидали такого массового протеста и что он продлится так долго. Затем это переросло в непонимание целесообразности применения насилия. Поэтому где-то до 22 декабря у властей царила некая растерянность - и в результате информационная политика ушла на откуп редакционным коллективам СМИ. А они уже, в силу сложившихся обстоятельств, и показывали картинку без купюр.

 

- Чи було вами зауважено посутні маніпуляції? В яких ЗМІ їх було більше? Кому ці ЗМІ належали? Яких тем, фактів, позицій перш за все ці маніпуляції стосувалися?

- Значительных манипуляций не заметил - может, потому что информация идет из множества источников и всё просто проверяется. А то, что акценты аккуратно расставлялись нужные - то да, это было. Кардинальная же переориентация освещения акций протеста, кажется, еще впереди, хотя уже видны первые шаги в этом направлении.

 

- Чи були впродовж минулого місяця, на ваш погляд, різні періоди в підході ЗМІ до євромайдану?

- Первый период, как уже упомянул, вероятно, был до 20-х чисел декабря. Затем произошла некоторая коррекция в освещении евромайдана - к этому времени иностранные корреспонденты уже покинули Киев, а значит, мировые СМИ стали рассказывать о событиях в Украине меньше. К украинским СМИ «дошли руки» их информационных кураторов. Из лексикона в материалах некоторых украинских медиа ушло само название «евромайдан». Так что потихоньку начинает реализовываться третий этап - внедряется принцип «о евромайдане или плохо, или ничего».

 

- Які проблеми в наших ЗМІ, на вашу думку, продемонструвало те, як вони висвітлювали євромайдан та антимайдан, політичні події, що відбувалися цими днями? Чого вам бракувало у висвітленні нашими ЗМІ подій, пов'язаних із євроінтеграцією та московськими домовленостями?

- Мне показалась недостаточной проработка вопроса антимайдана: жизненных историй участников (хотя бы инкогнито) этого мероприятия - почему они там находятся и как туда попали, как организован процесс и кто ответственные за него. Может, тогда было бы меньше негатива к их участникам - ведь они такие же граждане нашей страны, хоть и оказавшиеся заложниками сложной ситуации (кто - по незнанию, кто - по убеждениям, кто - за деньги, а кто по разнарядке руководства).

 

Но больше проблем было, конечно, не у СМИ, а у властей, которые были обязаны стать первоисточником информации. Не хватало разъяснительной работы о причинах тех или иных своих решений, а также их информационной поддержки - сначала это касалось приостановки подписания Соглашения об ассоциации с ЕС, а затем того, как объяснялись силовые акции.

 

Ведь если бы реакция руководства на факт избиения мирных протестующих 30 декабря была оперативной, а главное - адекватной, то информационный маховик, возможно, не успел бы так раскрутиться.

 

А надо было бы моментально, с самого утра (а не под вечер следующего дня - когда газеты уже сверстаны и сюжеты отсняты), объявить о проведении расследования, об отстранении на это время начальника киевской милиции и командира «Беркута», а также провести поиск и наказание непосредственных исполнителей избиения.

 

- Як би ви схарактеризували цей період життя українських ЗМІ? Найяскравіші, на ваш погляд, явища, оприявнені, стимульовані євромайданом? Чи мають шанс ці явища зміцнити позиції ЗМІ після євромайдану?

- Как и для политиков, евромайдан стал местом новых возможностей и неким профессиональным лифтом, способом самореализации - как для отдельных журналистов, так и даже для целых СМИ. Ярким примером тому могут послужить телеканалы «112 Украина», «Громадське ТБ» и Espresso TV - запустившись как раз накануне евромайдана, они продемонстрировали новое качество информационной журналистики: эффект постоянного присутствия стал главным условием, даже в ущерб качественному изображению, а высокий темп подачи новостей превалировал над подробно прописанными сюжетами. Кроме того, в материалах СМИ в очередной раз возросла доля информации из соцсетей (фейсбука и твиттера).

 

Кстати, допускаю, что именно эти успешные примеры и подтолкнули собственников «Интера» на выделение информационного потока в отдельный новостной канал (в уход части коллектива якобы из-за введенной цензуры верится слабо - не этих ли людей в ее применении обвиняли раньше?). Ну и плюс - то огромное количество видео, которое снималось ежедневно, просто не помещалось в рамки коротких ежедневных новостей.

 

Смогут ли упомянутые выше СМИ и дальше держать уровень? Будем надеться, что да - интересных событий в Украине всегда хватает. Тем более, мы входим в фазу предстоящих выборов - президентских, а затем и парламентских, которые обещают стать еще более захватывающими. А есть же еще мировые события - не обращать внимания на них, если есть намерение пользоваться успехом у зрителей/читателей, тоже не получится.

Главное в разделе

Бизнес

Провайдеры, вещатели и «Зеонбуд»: отсутствие регуляции и запуск платного пакета эфирной цифры

Бизнес

Побег от проблемного кино

Популярное на Телекритике



Бизнес

Провайдеры, вещатели и «Зеонбуд»: отсутствие регуляции и запуск платного пакета эфирной цифры

Бизнес

Дистрибуция каналов четырех ведущих телегрупп в 2019 вырастет до 10,5 гривны. ОБНОВЛЕНО

Дуся

Идем со мной, мальчик, я покажу тебе «Ворошиловград»

Бизнес

Побег от проблемного кино