ТЕЛЕКРИТИКА

Семен Горов: «Работать с друзьями всегда непросто»

Накануне премьеры сериала «Последний москаль» на канале «1+1», которая состоится 14 апреля, я встретилась с его режиссером Семеном Горовым. Интервью Семен начал сам… Знаете, у меня был смешной случай, когда журналист, который брал интервью, в публик


Накануне премьеры сериала «Последний москаль» на канале «1+1», которая состоится 14 апреля, я встретилась с его режиссером Семеном Горовым. Интервью Семен начал неожиданно:

- Знаете, у меня был смешной случай, когда журналист, который брал интервью, в публикации назвал меня Семеном Горохом.

- Шутите?

- Нет, конечно. Мне потом позвонил редактор издания: «Семен, извините, у нас тут произошла опечатка». Я говорю: «Да ради бога, бывает, ничего страшного». Но редактор продолжал настаивать на большом развернутом  интервью, дескать, мы исправимся. Я сказал: «Не хочу, не надо». Но потом все-таки сдался из уважения к этому изданию. Тем более мне сказали, что придет подготовленная журналистка. «Вы не представляете. Она так будет готовиться!», - заверила меня редактор. Мы встретились в кафе. И вот, что сказала журналистка: «Я слышала о ваших опасениях, поверьте, я очень хорошо подготовилась. Можем начинать? Итак, Валерий…».

- Семен, вы меня насмешили. Можно начинать? Вы ведь сняли уже не один проект для ТВ?

- Меня с телевидением связывает очень многое. Я когда-то поступил в театральный институт на факультет кино и телережиссуры. У нас был экспериментальный курс. Помимо того, что мы снимали работы на кинопленку, мы еще должны были проходить практику на телевидении. Я попал на УТ-1, когда мне было 17 лет. Там была студия научно-популярных программ и я работал с еще старыми, замечательными мастерами.

Во второй раз я столкнулся с телевидением, когда делал «Новогодний огонек» для УТ-1. Тогда я в первый раз пригласил туда Андрея Данилко и других артистов, которые мне нравились. Так или иначе я сотрудничал с телевидением, но никогда там не работал. Но я вам честно скажу – у меня с телевидением сложные отношения. Пока я делаю какой-то проект, он мне успевает так надоесть, что когда уже идет премьера, я говорю себе: «Все, больше никогда в жизни с телевидением связываться не буду». Эти бесконечные дискуссии с продюсерами, с редакторами… Иногда какие-то ссоры, скандалы. И я говорю себе: «Нет, ни за что!» Но проходит время и остается в памяти только хорошее. Поэтому я с удовольствием откликнулся на приглашение канала «1+1» выступить режиссером«Последнего москаля».

- Что сыграло решающую роль?

- Когда читаешь сценарий комедии, и не смешно – становится грустно. А тут я начал смеяться уже на второй - третьей странице. Сама тема мне понравилась. Удачный прием, когда героя помещают в непривычную для него среду. Можно вспомнить фильм «Мимино», когда грузин попадает в Москву. Или «Приключения итальянцев в России». Есть множество анекдотов на эту тему…

Вот мне вчера рассказали хороший анекдот, когда приезжает еврейская семья на постоянное место жительства и у них таможенник спрашивает: «Откуда вы прибыли?» И глава семейства говорит: «Я вас умоляю. Какие прибыли? Какие прибыли? Одни убытки». Или еще знаменитый анекдот, когда машина с русскими номерами останавливается в карпатском селе возле дедушки и водитель спрашивает: «Скажите, а в вашем лесу грибы есть?». А дедушка отвечает: «Они-то есть, а ты их сажал?»

Интервью я брала офисе канала "1+1" в комнате, посвященной фильму Эльдара Рязанова "Ирония судьбы, или С легким паром!"

Эти анекдоты, в принципе, никогда не были ксенофобскими. Про то же армянское радио, или про чукчей. Мне, кажется, что просто в них была показана особенность какой-то нации. Украинцы рассказывали про сало, русские про водку и балалайку.

Словом, мне так понравился сценарий, что я думал недолго и согласился. И еще сбылась моя мечта - я мог работать с украинскими артистами. Можно было выбрать хороший актерский ансамбль и не думать о том, приедет какая-то там звезда из-за рубежья или не приедет, совпадут ли ее графики с нашими съемками. С иностранными артистами у меня бывали какие-то проблемы именно из-за несовпадения графиков работы. А на этом сериале мне очень легко работалось.

- Вы команду собирали сами или вам предлагали актеров?

- Какие-то артисты были уже отобраны на стадии «пилота». Например, Галина Безрук. Пилот снимал британский режиссер и тогда другой артист был в главной роли. У нас главную роль сыграл Игорь Скрипко. Прекрасный артист и человек. Мы подружились. Он чистый, открытый. Конечно, ему было непросто, потому что съемки начались как раз в разгар обострений между Украиной и Россией и он, конечно, переживал. Иногда вырывались шутки в группе. Например, помню, он спросил меня: «А можно я сделаю вот так?», а я пошутил: «Ну, конечно можно. Мы же в свободной стране». Он даже обиделся. Ушел с площадки. Я пошел, извинился перед ним: «Игорь, я просто пошутил, ничего личного».

Ну конечно, артисты друг друга подкалывали. Игоря называли «москалем», а он наших - «бандеровцами».

- Но у него же корни украинские. Он мне сам рассказывал, что его родственники родились пол Полтавой.

- Да даже если бы его родственники не родились под Полтавой, все равно он был бы нам родным человеком. Он, прежде всего, человек.

Игорь Скрипко и Семен Горов на съемках не только позировали перед камерами...

Семен учил Игоря грести сено...

... и многозначительно приподнимать очки

- Это для Игоря - первая главная роль. Трудно работать с дебютантами?

- Сложностей не было, хотя актерские школы в Украине и в России немного разные. Это естественно. Разные педагоги и так далее. Формально все работают по Станиславскому, но есть особенности. Например, у нас на площадке было много артистов из Театра украинской драмы имени Ивана Франко – Назар Заднепровский, Володя Николаенко, Василь Баша, Олег Стальчук. Специфика работы в большом театре, еще и в украинской драме, предусматривает сильную подачу, иногда буффонаду. У всех актеров голоса отработанные…

Назар Заднепровский и "москаль" Игорь Скрипко немало настрадались за время съемок

Назара Заднепровского мы всей съемочной группой сдерживали, умоляли не раскрываться. Он переживал: «Ну можно я хоть здесь нажму?». «Нет, не надо». «Ну, вот здесь же я уже могу?» «Нет, я вас прошу, пан Назар, не надо!». Но в итоге у него получилась замечательная роль. Я думаю, она понравится зрителям и принесет ему славу. Надо еще знать Назара. Он очень активный человек, переживает за все, что происходит на площадке, читает все ремарки, рассказывает всем артистам, куда нужно смотреть, куда становиться, дает советы коллегам, режиссеру. Забавно было с ним работать.

- Кого еще можете отметить?

- Владимира Николаенко, который сыграл Бодю. Мы с ним вместе учились в институте – он на актерском, я – на режиссерском. Я еще тогда заметил, что у него есть комедийный дар - он умеет шутить, быть смешным и милым.

Когда мы проводили кастинги я вспомнил о нем, увидел его в каких-то ролях в театре и я благодарен судьбе, что он сыграл эту роль.

Юра Горбунов. Мы с Юрой знакомы с 17 лет. Вместе поступили в театральный институт. На курсе с Юрой еще учился Виталий Линецкий. Мы дружили, по сути еще подростками. Даже когда Юра уехал работать в Ивано-Франковск после окончания института, мы иногда виделись на каких-то театральных фестивалях в Киеве или я приезжал в Ивано-Франковск. Потом Юра перебрался в Киев, мы вместе делали различные шоу, я снимал Юру в рекламе, в клипах, но он всегда мне говорил: «Семен, так хочется сыграть какую-то большую роль». И вот - судьба, если хотите, нас свела вместе на съемочной площадке. В этом фильме Юра сыграл одного из главных героев – Ивана, дядю «москаля».

Юрий Горбунов, похоже, дождался своего звездного часа

- И как работать с друзьями?

- Работать с друзьями всегда не просто, но с Юрой было легко, непринужденно, мы прекрасно провели время в Карпатах, смеялись друг над другом, подтрунивали. Юра, прежде всего, профессионал. Он очень серьезно относится к своей работе.

 

Юрий Горбунов и Владимир Горянский - настоящие гуцулы

- Где вы жили в Карпатах?

- Мы жили в гостиницах, а на съемки в горы выезжали на джипах. 

Жаль, что мы не так много снимали в Карпатах. Основную часть фильма мы сняли в Пирогово, где есть аутентичные дома из Закарпатья, Прикарпатья.

Конечно, там были сложности в съемках интерьеров, потому что все очень маленькое, низкие потолки… Но я хотел чтобы наши герои жили именно в таком селе. Они не хотят ничего менять, не хотят спутниковых антенн, дорогих машин. Наши герои ездят на мопедах. То есть это село, где чтят традиции, где есть голова, которого замечательно сыграл Владимир Горянский.

- Вы же не первый раз Горянского снимаете?

- Я не раз работал с Володей. Он каждый раз привносит в образ что-то свое. В этот раз он придумал приспособление, чтобы у него уши были оттопыренными.

Когда я с ним репетировал, то все артисты не могли удержаться от смеха и «кололись».

Семен знает, как Горянский делал оттопыренные уши

А Владимир знал, как сыграть настоящего голову села

- Как вам Галина Безрук?

- Мне Галя понравилась. Она очень красивая женщина, милая, хорошая, сексуальная, что для киноактрисы необходимо. На роль гуцулки Ксении она очень подошла. Это такая сельская учительница, которая с одной стороны очень мягкая, но с другой – тверда в своих убеждениях. Никаких поцелуев до свадьбы и так далее.

Галина Безрук, экс-участница "Голоса страны", сыграла главную женскую роль

А нашему герою – мажору, который приехал из Москвы, это внове – когда девушка ничего не позволяет.

Еще хотел бы вспомнить молодого артиста Ивана Шарана. Он сыграл роль Дзюни – воздыхателя Гали. Это его первая большая роль в кино. Но он замечательный артист. Мы все на площадке его называли «наш Аль Пачино».

Что-то в нем есть такое очень мужское, он очень органичный.

Еще хочу поблагодарить оператора - постановщика Владимира Гуевского. Для меня это был новый опыт такого большого произведения – 16 серий. Для меня было сложно все это держать в голове. Мы снимали двумя камерами, иногда тремя. Володя мне очень помог. У него большой багаж фильмов за плечами.

 

- Местное население на съемки привлекали?

- В Карпатах вся массовка – это настоящие гуцулы, которые приходили в своих костюмах. Съемки в горах – это, конечно, незабываемо. Свежий воздух, прекрасные пейзажи, и, конечно, очень обильная, сытная кухня. Мы вставали на рассвете, снимали до заката и когда уже приезжали нас очень плотно кормили всякими баношами, салом, бограчами. Кухня прекрасная, но мы все там прибавили по пару килограммов. Потом боролись в кадре с тем, что кто-то то толще, то худее. Надеюсь, зритель нас за это простит. Я хотел бы подчеркнуть, что все-таки это фильм о любви и о дружбе: мы смеемся над собой ровно же столько, сколько и над москалем. Мне бы очень хотелось, чтобы этот фильм посмотрели и в России. Мне кажется, что пройдет какое-то время и его там покажут.

- Какие сцены сложно давались?

- Если кино делать серьезно, то каждая сцена требует определенных усилий. Например, помню сцену Игоря Скрипко и Юры Горбунова, где надо было плакать, хотя это и комедия. Довольно сложно с комедии переключиться на драму - нужно успокоить артистов, ввести их в определенное психо-эмоциональное состояние. Нужно, чтобы группа вела себя определенным образом, чтобы ушли всякие шуточки, подколы. А следующая сцена может быть комедийная. Надо снова всех растормошить, завести, рассказать пару анекдотов. Часть сцен мы снимали в сентябре, когда уже холодало. Утром встаем – минус семь. А артистам в футболочках надо играть про любовь. Я к ним подхожу, а они трясутся от холода. «Расслабьтесь», - говорю. А как расслабиться? Мы-то в куртках, а они раздеты. Их, конечно, согревали чаем, но все равно артистам было нелегко. А сцены под дождем? Минус семь, а на Игоря льется вода. Слава Богу, никто не заболел серьезно, но насморк был.

- Кого-то из близких вы привлекали на съемки в проекте?

- Папы-миллионера, отца главного героя – в фильме нет. Только в одном кадре показана его фотография. Мы не знали, чью фотографию туда поставить и в итоге решили мою. Просто случайно. И потом забыли об этом. Но в одном эпизоде наш герой вспоминает детство с папой. Для съемки меня загримировали до неузнаваемости, волосы покрасили в черный цвет. И нужен был малыш. Я предложил своего сына – ему сейчас 4 года. По сюжету наш Валера боится высоты и говорит отцу: «Папа я боюсь высоты». Сняли один дубли. Начали второй и мой сын выдает: «Папа, я уже говорил тебе, что боюсь высоты». В итоге этот эпизод не вошел в фильм. Он оказался лишним. 

- Много пришлось вырезать в процессе монтажа?

- Это для меня было самым сложным. Серия должна быть 45 минут, а я монтирую - и получается час десять. Надо было выбрасывать какие-то сцены, но они мне уже все стали такими родными! Слава Богу, есть продюсеры Лена Васильева и Виктория Лезина-Масляная, которые относятся к материалу, как хирурги. Мне жалко что-то, а им не жалко. Я обливаюсь слезами - как же так? А они принимают решение. Они мне очень помогли. Не было такого, чтобы я какую-то серию видел кардинально иначе.

 

- Будет режиссерская версия?

- Я надеюсь, что зрители примут и полюбят этот сериал, потому что мы его делали честно, искренне, вкладывали в него и силы, и талант. И может мы когда-нибудь кусочки, которые не вошли в сериал покажем в «фильме о фильме» или сделаем какой-то специальный выпуск.

- Насколько для вас в принципе важна реакция зрителя? Многие режиссеры снимают фильмы без оглядки на него.

- Я не могу говорить за всех режиссеров. А я себя и своего зрителя не разделяю. Мне кажется, что мои зрители, такие же, как и я. Они для меня как друзья. Поэтому я всегда снимаю так, чтобы нравилось мне. Если понравится мне, то я уверен, что понравится моим друзьям, моим соседям, моей маме, моим родственникам. Есть режиссеры, которые снимают сложное кино, философское, а мой жанр для простых людей. Потому что я сам – обычный человек.

-  Чем вы еще сейчас заняты?

- Недавно снял клип для Ирины Билык на песню «Кричи». И еще Ира пригласила меня поставить ей шоу, которое будет 23 апреля во «Дворце Украина». Сейчас мы репетируем. Это шоу посвящено 25-летию Иры на сцене. Готовлюсь к съемкам фильма, но детали я пока рассказать не могу.

- Будете смотреть свой сериал?

- Я очень переживаю, поэтому никогда не смотрю свои работы. Я даже выключаю телефон, чтобы не слушать никаких реакций. Потом, может, кто-то что-то скажет. Просто, не судите строго. Мне кажется, получился неплохой украинский сериал.

Ваша Дуся

Фото: Максим Лисовой, пресс-служба "1+1"

Главное в разделе

Дуся

Сушко написала прощальный пост

Дуся

Лигачева, не церемонясь, уволила журналистку после 8 лет работы. Последняя указала на попытки цензуры и «психологический прессинг»

Популярное на Телекритике



Бизнес

Провайдеры, вещатели и «Зеонбуд»: отсутствие регуляции и запуск платного пакета эфирной цифры

Бизнес

Pay TV vs Free TV. Как телегруппы строят рынок Pay TV и почему 2019-й будет переломным

Дуся

Сушко написала прощальный пост

Дуся

Лигачева, не церемонясь, уволила журналистку после 8 лет работы. Последняя указала на попытки цензуры и «психологический прессинг»