ТЕЛЕКРИТИКА

Жан Новосельцев: «Я понял, что Зубрицкий действительно имеет общение с руководством страны»

Дуся

Вчера на сайте МВД появилась сенсационная схема, в которой, как утверждает МВД, видно, как и кем координировалась работа по дискредитации Майдана, а так же работа с «титушками», похитителями Автомайдановцев и так далее. В этой схеме одним из кл


Вчера на сайте МВД появилась сенсационная схема, на которой, как утверждает МВД, видно, как и кем координировалась работа по дискредитации Майдана, а также работа с «титушками», похитителями Автомайдановцев и так далее.

В этой схеме одним из ключевых персонажей назван Виктор Зубрицкий, глава медиа-ходлинга «Контакт». По имеющейся у меня информации, на самом деле Зубрицкий - далеко на ключевая фигура этих событий. Он исполнял при бывшем министре Захарченко такую же роль «политолога» или «пиарщика», какую при Арбузове играл Роман Кострица, а при Вилкуле - Сергей Милютин. Так что пока непонятно, как Зубрицкому досталась именно ключевая роль в этой схеме и почему именно на него обрушился гнев Авакова.

Сам Виктор Зубрицкий уже опроверг все обвинения Авакова в обширном эмоциональном письме, где заявил, что он - автор 70-ти фильмов, показанных на центральных каналах (речь идет, надо думать, об агитках производства компании VTV «Последнее предупреждение», выходивших на Первом национальном), и что, вероятнее всего, заявления Авакова связаны с тем, что кто-то из новой власти зарится на его медиа-активы.

Пока Зубрицикй пишет новое, более обширное заявление, телеведущий Жан Новосельцев, который обнаружил себя в схеме как связанный с Зубрицким человек, написал пост в Фейсбуке, где обвинил Авакова в репрессиях относительно всех, кто хоть как-то был знаком с Зубрицким. Я поговорила о природе отношений Новосельцева и Зубрицкого с самим ведущим.  

- Жан, после вашего поста в фейсбуке насчет схемы МВД, раскрывающей связи людей, причастных к убийствам на Майдане, и вашего появления в этой схеме возникает несколько вопросов. Например,  об учредителях «Гром ТБ».  

- Изначально «Гром ТБ» основали четверо журналистов (по просьбе самого Жана, мы их не называем - «Дуся»).  Сейчас же соучредителей восемь человек, к журналистам добавился Богдан Хмельницкий, правозащитник, Денис Цыпин, председатель Центра конфликтологии и права, оператор Константин Голубчик, продюсер Александр Низовцев и еще два человека, фамилий которых до их официального появления у нас я называть не буду.  

- В вашем сообщении указано, что во время подготовки фильма о трансплантолагах вы познакомились с Виктором Зубрицким. Расскажите, при каких обстоятельствах это произошло?  

- Познакомились мы немногим раньше. Виктор Васильевич меня пытался сманить на работу на канал «112». То есть мы проводили несколько встреч, мне объясняли грядущие перспективы, обсуждались многие варианты, в том числе мне предлагали стать начальником департамента с возможностью ведения программ. Любой журналист об этом мечтает.  

- В каком качестве фигурировал на этих переговорах Зубрицкий  от канала «112»? Как он представился?  

- Я так понимал, что он там либо топ-менджер, либо человек, имеющий отношение к учредителям. Я не просил у него документов, подтверждающих его должность или  личность.  

- Визитки у вас нет?  

- Нет. Мы провели несколько встреч, я приезжал смотреть, что происходит на канале, видел его еще на том этапе, когда канал еще строился. Буквально за полтора месяца они наполнили его техникой и смыслом, и вы же сами видели, как он начал стремительно развиваться. В принципе, проект сам по себе интересный. Меня смущало то, что вокруг канала было много слухов - Арбузов, не Арбузов, - и как-то не хотелось быть сопричастным к такому каналу. Но мне в любом случае хотелось посмотреть, как они будут развиваться. В их развитии я не увидел какой-то цензуры или очернения каких-то конкретных личностей. Поэтому от этого общения  (с Зубрицким - прим. Дуся) не осталось какого-то осадка.

Также с Зубрицким обсуждалось сотрудничество канала «112» с «Гром ТВ». Как только начался Майдан,  наши журналисты сделали сюжет о 5-ом этаже Дома профсоюзов, где засел Правый сектор. Журналисты, случайно путешествуя по Дому профсоюзов, наткнулись на этот полностью закрытый оккупированный этаж. И там была стычка охраны и журналистов. После этого сюжета уже не Виктор Васильевич, а редакторы канала «112» позвонили и попросили наших ребят прийти в студию. В итоге на прямой эфир пошли Андрей Павловский  и Дмитрий Филимонов. А мы еще за месяц до этого момента разослали по всем каналам просьбу выделить нам эфирное время, где мы могли бы упражняться, - мы хотели бы сделать такой интерактивный проект, в ходе которого могли бы найти оптимальную форму общественного телевидения в Украине. Понятно, что на наше обращение никто не отреагировал. Но во время прямого эфира с Филимоновым и Павловским к ним подошел директор «112» Андрей Подщипков и предложил нам эфирное время. Он заинтересовался нашими репортажами и расследованиями. Мы снова встречались, раз десять, и обсуждали эту возможность.  

- С Подщипковым или с Зубрицким?  

- И с Подщипковым, и с Зубрицким, и с Семеновым. Шло прямое общение по поводу того, чем мы заполним час эфира, который нам предложили на «112». Но возникло разногласие - мы говорили о проекте Общественного телевидения, а их больше интересовали наши расследования. Поэтому у нас возникли трения, и в итоге мы так и не воспользовались предложенным нам временем.  

- Как вы объясняете свое появление в этой схеме МВД?  

- Для себя я пытался анализировать, на что МВД могло опираться в построении своей схемы. Безусловно, какая-то связь была - Захарченко, не Захарченко, мы не говорили на эти темы, - но МВД могло отследить по звонкам мою связь, и определили, что я вхожу в какой-то круг и общаюсь с Зубрицким. Но разве это повод «вешать» меня в статье, где речь идет о четырех группах убийц? И я не думаю, что в МВД сидят полностью профаны, которые не могли сделать эту схему ясной. Так что думаю, что это их способ отвлечь внимание общественности от своих действий.  

- Какое впечатление произвел на вас Зубрицкий?  

- Я знаю его как человека, у которого постоянно миллион идей, он просто фонтанирует идеями,  - в том числе о том, как нам сделать общественное телевидение. Например, он предлагал сделать корпункты, собирать мини-майданы в каждом городе, и общаться с людьми, и давать это в эфир. По поводу того, что он руководил снайперами, - это бред сивой кобылы. Как по мне, нужно быть как минимум полковником и разбираться в этом ремесле, чтобы управлять такими профессионалами. Я не берусь утверждать, но как по мне - это полная лажа.  

Я скажу другое. Зубрицкий параллельно занимался проектом VTV, и однажды провел ряд экспериментов, где были записаны и Власенко, и Тягныбок, и ряд других товарищей. В этом проекте журналисты VTV представлялись сотрудниками спецслужб Америки и предлагали деньги в помощь революции - и все наши гордые революционеры соглашались на разных условиях. Власенко сказал «Привезите деньги в такой-то банк»,  Яценюк предложил встретиться в посольстве США. Тягныбок, по-моему, единственный, кто отказался от предложенных денег. Так или иначе, у них (новой власти - прим. Дуси) есть конкретный зуб на этого конкретного человека. Полагаясь на опыт общения с Зубрицким, я мало верю в то, что он руководил титушками, снайперами и т.д. Как и меня поставили в эту статью, так же и его могли поставить на такую позицию. Но это - мое личное мнение.  

- Как вы узнали, что Зубрицкий имеет отношение к VTV?  

-  Ну... Откуда-то знаю. Мне кажется это знание естественным, даже не могу вспомнить, когда я это узнал.   - А какую должность он занимал на VTV?  

- Опять-таки - я не знаю. Человек - медиа-менеджер, который работает с разными направлениями. Как по мне, во всем, что он делал как медиа-менеджер, - по крайней мере в том, о чем я знаю, - в этом не было вранья. Да, безусловно, была провокация, но мы все работаем примерно теми же методами. Поэтому в этом направлении он был мне симпатичен.  

- Вас не смущало, что канал «112» часто готовил свои или раскручивал ваши расследования, имеющие явно провокативный характер, и к тому же они были недостаточно подтверждены?  

- Это какие?  

- Например, по пыточным подвалам в Киевской горгосадминистрации, или об избитой волонтерке...  

- Смотрите. По подвалам КГГА. О том, что есть такая история, изначально информация была у наших журналистов. Мы пытались туда проломиться, но узнать этого не могли.  Естественно, зная о том, что Зубрицкий имеет отношения с властью, - мы используем все возможные варианты для того, чтобы узнать что-то или уточнить. Была встреча, на которой мы поинтересовались - есть ли у них что-то, и может ли он (Зубрицкий - прим. Дуся) что-то узнать о подвалах в КГГА. Буквально через несколько дней они собрали информацию и сказали, что уже есть порядка тридцати пострадавших. Мы сказали - а почему же они не пишут заявления? Нам ответили, что все запуганы. И тогда, воспользовавшись этим контактом, понимали, в каком русле нам говорить с пострадавшими. И еще у нас был момент, что медбрат - он даже не медбрат, а врач, мы так специально говорим, чтобы не подставить человека, - нам слил информацию о том, что один из пострадавших лежит в больнице. И, опять-таки, пообщавшись с Зубрицким, понимая, почему человек не пишет заявление и в каком русле с ним надо говорить, решили, что адекватней всего будет представиться ему активистами «Свободы» или кого-то еще.  

- Я видела пресс-конференцию с тем же Павловским на эту тему.  

- Вы видели, значит, что пришли афганцы и подтвердили информацию о том, что была эта пыточная.  

- Да, если доверять афганцам.  

- Ну а почему нет? Это же афганцы из самообороны. Но эта история - единственный момент, который раскручивал канал «112».  

- Нет, еще была девушка-волонтерка.  

- У нас это было все в одном сюжете, а уж они ее разбивали на несколько своих расследований.  

- Да, эту историю  «112» раскручивал отдельно, и девушку приглашали в студию. Это к тому, что «112» уделял большое внимание материалам, дискредитирующим Майдан.  

- Давайте скажем прямо. Этот сюжет на самом деле правдивый. В чем ложь? Если в момент революции нецелесообразно говорить о нарушениях революционеров - я не считаю, что это хорошо.  

- Дело, думаю, в том, что свидетельств как таковых, после заявления этого парня и слов афганца, так и не появилось.  

- Нет, ну вы вспомните этот шквал критики. А какие нужны еще подтверждения?  

- Хорошо. Давайте вернемся к Зубрицкому. Вы знакомы с Ольгой Зубрицкой на канале «112»?  

- Нет.  

- А вы знаете о  том, как она связана с каналом «112»?  

- Я узнал об этом из комментария к моему посту. А это не фейк ли?  

- Нет, не фейк. А давайте поговорим о тех десяти тысяч долларов, которые вы получили от Зубрицкого на расследование по поводу трансплантологов? Как вы их получили - наличкой? Или на счета «Гром ТБ»?  

- Там было не десять, а восемь  тысяч с копейками. Мы посчитали, сколько нам нужно, чтобы отправить несколько съемочных групп в Турцию вместе с нашим донором.  

- Донор - это Павловский, да?  

- Ну конечно, это наш бессменный хедлайнер. Реально очень крутая тема, вам понравится однозначно, когда посмотрите. Восемь - это с учетом проживания, передвижения, потому что вы понимаете - попав туда и убежав из операционной, когда тебя сопровождают два охранника, мы продумывали и варианты отхода. И, по сути, мы сделали то, что не могут сделать наши спецслужбы, поскольку они не могут действовать на территории другого государства. Изначально появилась идея. На нас вышли люди, человек, который сам в этой схеме. Он в 17 лет лишился почки, и его потом завербовали, чтобы он поставлял людей. И только он начал это делать -  помните скандал, аресты в институте Шалимова? Тогда взяли только самых мелких, таких, как наш информатор. И он отсидел, вышел, и сразу же связался с нами, с Павловским. И сказал, что готов эту схему слить - у него были личные мотивы: жизнь без органа, отсидел... Зная о том, что Виктор Васильевич имеет отношение к людям, принимающим решения, мы решили в этот раз довести расследование до конца, зная, что это громкая тема, достаточно опасная, поскольку это - международный синдикат. С шашкой на танки идти не хочется. Поэтому мы пытались заручиться поддержкой, начиная от правозащитных организаций и подтягивая спортсменов для защиты, и заканчивая поисками понимания у людей при власти, у МВД в том числе.    

- Вы связывались с Захарченко?    

- Лично - нет. Мы обратились в УБОП, у них есть показания и наших журналистов, и нашего информатора, мы рассказали им всю схему, передали им видео. Нас попросили не опубликовывать этот фильм до тех пор, пока они не накроют всех причастных. Мы также встречались и с Виктором Васильевичем, он нам помог с финансированием данного проекта,  в обмен мы пообещали показать фильм и на канале «112». Это неплохое предложение - за 8 тысяч иметь фильм, который потом покажут, мне кажется, и на «National Geographic», - это, я считаю, хорошо. В общем, мы высчитали всю сумму, а Зубрицкий выдал нам личные, как я понимаю, деньги.    

- В вашем посте указано, что появилась информация, будто бы Зубрицкий «крышевал» этих трансплантологов.

 - Это удивительно. Поменялась власть. Фильм у нас смонтирован на 99%. Параллельно что мы делаем? Ребята, где-то через неделю после революции, идут в УБОП и спрашивают, на каком этапе наше дело. Их долго не принимают, говорят, что сейчас не до этого дела. И что им не хватает заявления потерпевших, чтобы дать ход этому делу. Мы спрашиваем: а как же вы занимались этим делом два месяца, если у вас их нет? Получается, что нас водили просто за нос?  

 - А руководство УБОПа сменилось после прихода новой власти?    

- Я не знаю о ротациях. Я знаю только, что предыдущая власть обещала, что дело доведут до конца. А когда власть поменялась, Павловский снова к ним обратился. (Мы подумали, раз они профинансировали проект, то, значит,  мы не имеем морального права выдать этот фильм без их согласия).   И получил ответ, что им не хватает заявлений. Спустя неделю мы досняли материал с потерпевшей, которая продала свою почку, - она только прилетела. Ее встретили в Борисполе наши ребята, представились сотрудниками УБОП. Потерпевшая сначала излила всю душу на камеру, а потом ребята объяснили ей, что надо заявление написать, отвезли ее в УБОП, где она написала заявление. И потом Андрей  в общении с этими следователями понял, что это им не то что интересно, а либо ни это крышуют, либо они просто неумехи и их интересует больше политика. То есть полностью у них база есть, но нет желания этим заниматься.    

- Последний вопрос. А как вы поняли, что Зубрицкий связан с властью? Несколько раз в ходе нашего разговора вы упомянули, что обращались к нему как источнику информации, имеющему доступ к власти.    

- Вы же сами, наверняка, знаете о слухах, что канал «112» - арбузовский.    

- И «захаровский».  

- И захаровский, и арбузовский.  Когда мне предлагали работу, первое, что меня смущало, это то, что мне не было интересно стать рупором власти. Или же выполнять какие-то задания, которые идут в разрез с моими моральными принципами. На что мне был ответ - ты же журналист, попробуй проведи  расследование и разберись, имеет ли отношение к каналу «112» Арбузов и Захарченко. Никого из них здесь нет. Я говорю - как нет, если все об этом говорят? И в процессе я понял, что нет прямой связи Захарченко или Арбузова с каналом «112» - это больше надуманный момент.    

- То есть вы проводили свое расследование по этому поводу?    

- Да, безусловно. Есть схема, которую, кажется, «Украинская правда» сделала. Там есть кружочки - Захарченко, «112». Таких схем можно по пять штук в день нарисовать, она ни о чем не говорит. И опираясь на эту схему,  люди делают какие-то выводы.  

 - А вы пришли к какому выводу?    

- Я пришел к выводу, что в любом случае человек этот имеет доступ к власти. А докопаться до того, что этот канал принадлежит власти,  по факту невозможно. Но в личных  беседах с господином Зубрицким я понял, что он действительно имеет общение с руководством на тот момент нашей страны. И все. Для журналиста,  я считаю, что любой контакт такого уровня - дополнительный источник информации.  

Вот такое получилось увлекательное интервью. Вероятнее всего, мы еще много узнаем о других фигурантах этих резонансных дел.  

Ваша Дуся

Фото: facebook.com