ТЕЛЕКРИТИКА

Искандер Хисамов: «У «Репортера» сроки выхода на самоокупаемость дольше, чем у других изданий холдинга, но они есть»

Г-н Хисамов рассказал МБ о перспективах нового журнала, почему у «принта» есть будущее и что, по его мнению, в скором времени ожидает интернет


30 августа запланирован выход первого номера журнала «Вести. Репортер», входящего в один холдинг с газетой «Вести» и UBR. «МедиаБизнес»  поинтересовался у его главного редактора Искадера Хисамова творческими и коммерческими задачами, поставленными перед новым проектом, в котором запланировали «скрестить» «Русский репортер» и «Эксперт». Жанр репортажа, предполагающий определенный субъективизм в авторской подаче, в «Вести. Репортер» соединят с таким подчеркнуто «объективистским» жанром как аналитика. Несмотря на падение объемов в прессе, издатели журнала верят, что смогут добиться успеха на этом рынке. Г-н Хисамов рассказал МБ о перспективах нового журнала, почему у «принта» есть будущее и что, по его мнению, в скором времени ожидает интернет. 

 

«Людям хочется ознакомиться не только с сухим описанием, но и почувствовать себя свидетелем, если не участником происходящего»

- Как можно сочетать формат человеческих историй с аналитикой и большим количеством статистических табличек? Возможно ли это?

- Кто вам сказал, что цифр и табличек будет много? Мы исходим из простой посылки, что людей больше всего интересуют люди. Любые социальные, экономические, политические проблемы отражаются на людях. И в них же и выражаются. Гораздо проще написать, что проблема есть, предоставив читателю самому искать связь между аналитическим текстом и его жизненной ситуацией. А мы хотим, чтоб было интересно. В журнале «Вести. Репортер» мы будем показывать эту связь через человека.

 

- Это будет сюжетно поданная аналитика?

- Мы будем стараться работать в этом жанре. У нас есть партнер журнал «Русский репортер». Это издание взяло на вооружение забытый жанр репортажа и снова сделал его актуальным. Репортаж - это, например, то чем занимались писатели прошлого. Отчасти «Ветхий завет» - это тоже репортаж. Жизнь отражалась прямо. В летописях, дневниках, документах. А иногда в художественной  и авторской форме. Мы изучаем капитализм по романам Бальзака, Драйзера, Золя. Через жизнь героев романов показана история капитализма. Людям хочется ознакомиться не только с сухим описанием, но и почувствовать себя свидетелем, если не участником происходящего.  В какой-то момент телевидение вдруг начало решать (так казалось) проблему подробного репортажного описания.

 

- Но ведь не только ТВ влияет на эту тенденцию...

- Развитие интернета и телекоммуникаций сделало возможным писать материал, не сходя с места. Я в начале карьеры, топал ножками в колхоз, завод или институт и все узнавал. Другого пути получения информации у меня не было. Теперь необходимости все узнавать самому нет, а потребность прямого восприятия благодаря телевидению как бы удовлетворяется. Кажется, что причин для существования жанра репортажа нет. Но это все не так. И ТВ и пресса действуют  в рыночных условиях. Мы видим по телевидению 5-6 одинаковых сюжетов. Большая часть средств массовой информации дальше этих 5-6 сюжетов не едет и не идет. В то же время в жизни каждого человека есть драмы и конфликты, имеющие социальное значение.  Человек судится за огород или его в банке  неправильно обслужили, или в школе с ребенком проблемы.  Все эти истории телевидению тяжело «продать». Ведь когда что-то взорвалось, то особо и «продавать» не нужно. И так будут смотреть. 

 

Мы будем писать о том, что не попадает в большинство СМИ и как не пишут в большинстве СМИ.  Это сложно. Это вызов.  Мы будем работать в жанре на стыке  публицистики и литературы.  Наш жанр - изучение человека. Обычно журналисты изучают общество и государство, но без человека мы хуже понимаем и общество и государство.

 

«Фотография должна занимать не  меньшее место и играть  не меньшую роль, чем текст»

- Вы формируете штат. Каковы будут требования к журналистам? Откуда возьмете людей, если в таком жанре давно не работают?

- Если честно, то людей, которые и в формате грамотной аналитики работают, очень мало. Писателей же еще меньше. Первая задача - создать команду. Наши требования не так уж велики - хорошее высшее образование, умение складывать слова в предложения и желание работать. Посредственную аналитику можно и из кабинета написать. А для хорошей нужно съездить в село, поговорить с крестьянами, разобраться в их отношениях с агрохолдингом...  Снимки, конечно, нужны хорошие. Квалифицированные кадры есть, просто многие издания работают в формате кабинетной журналистики, поэтому журналистам нет смысла напрягаться. 

 

- Какова будет роль изображения?

-Мы исходим из того, что фотография должна занимать не  меньшее место и играть  не меньшую роль, чем текст. Может это будет и отдельная  роль. Не обязательно это будет иллюстрацией текста. Мы будем приглашать для этой работы высоких профессионалов и платить им деньги за фотоистории.

 

- Намерены ли вы делать интернет-версию?  Будет ли это отдельная редакция?

- Мы будем делать и электронную версию. Специальной редакции для нее делать не будем.  В электронной версии будут те же материалы, что и в печатной.

 

- Журналисты у вас в штате или на фрилансе?  Сколько будете платить?

- Будет и штат, и фриланс приветствуется. Тех, кто будет создавать тексты - меньше двух десятков.  Корреспонденты, обозреватели, заведующие отделами, заместители главного редактора и главный редактор. В фоторедакции будет фриланс. Штатных фотографов держать мы не намерены. 

 

- Предусматривается ли совместная работа с другими проектами холдинга?

- Безусловно, будет очень тесная связь, сейчас отрабатываем форматы взаимодействия. Часть материалов в журнал готовят журналисты газеты «Вести».

 

- Как будете взаимодействовать с российскими коллегами?

- С российскими коллегами мы отлично взаимодействуем и сейчас. Особенно на личном уровне. У нас замечательные отношения с главным редактором «Русского репортера» Виталием Лейбиным. Еще с тех времен, как я работал в русском «Эксперте». Замечательный человек Андрей Поликанов, директор фотослужбы «Русского репортера». Он нам много чего полезного уже сказал: как организовать, какие принципы должны быть положены в основу работы. Там хорошие ребята, с которыми легко и приятно.

 

- Будет ли русский контент в вашем журнале?

- Мы будем ставить себе в номер материалы «Русского репортера», которые касаются международной жизни, глобальных тенденций - все что интересно нашему читателю.  Это будет примерно до 30% нашей площади. 

 

«Качественная работа не пропадет, я уверен»

- Вы намерены выходить на самоокупаемость? Ваши экономические перспективы, извините, выглядят как-то, не очень радужно, хотя нет  сомнений в качестве продукта, который вы можете представить на рынке СМИ.

- «Русский репортер» вышел в 2007 году. Накануне кризиса. И за годы депрессии на рынке журнал довел свой тираж до 150 тысяч. Это хороший тираж в России. По цитированию, по рейтингам  - на первом месте.   И реклама приличная. Да, в последние годы есть тенденция к сужению рынка печатных СМИ, но я не скажу, что это тенденция окончательная и она приведет к окончательной гибели принта. Неочевидно. Рынок небольшой, но он есть. Если мы боремся за место на рынке общественно-политических изданий, то мы ничего не добьемся. Мы должны быть много лучше. Если у нас это получится, то мы своего добьемся. Сегодня газета «Вести» борется практически за телевизионный рынок. Тираж в 350 тысяч дает возможность конкурировать с аудиторией телеканалов. У «Репортера» сроки выхода на самоокупаемость дольше, чем у других изданий холдинга, но они есть. В рамках холдинга, как я и говорил, будет определенная синергия и это поможет нам достаточно быстро стать на ноги. Я убежден, что бумажная пресса переживет вызовы времени.

 

- Так каково же будущее принта?

- Рынок иллюстрированных общественно-политических журналов требует высочайшего накала работы. Это касается и текста, и фотографии, и дизайна. Прошли те времена, когда можно было просто выйти и потеснить других, чтоб занять свою нишу. Вот эта вольница в интернете, «от порнографии до стихов», вся эта каша, которую я в одной из своих колонок назвал «информационным самогоном» закончится.  Государству придется за него браться. Лицензирование, ответственность за слова приведут к росту затрат. Со временем должны возникнуть благоприятные условия для размещения рекламы и покупки контента. Левак будет прикрываться, а контент цениться и люди пойдут  на сайты крупных, авторитетных, известных изданий.  Качественная работа не пропадет, я уверен. Если же следовать нынешней тенденции, то должно умереть кино, умрет качественная журналистика, все сведется к обсуждению отношений, например, Путина и Кабаевой.  Это абсолютно пустая жвачка. Я сравниваю это с самогоном, который может гнать каждый по цене 3 копейки за ведро. Это представляет огромную опасность для общества. Если водка ничего не стоит и не контролируется - это удар и по бюджету и по здоровью людей. Государство в прошлом приняло жесткие меры и водка снова стала товаром. Когда государство начинало регулировать этот рынок,  то это было сложнее, чем контроль Интернета. Ты попробуй заглянуть во двор к каждой бабке! Так же и с интернетом поступят. И это будет правильно.

 

Владимир Задирака, «МедиаБизнес»

Главное в разделе

Бизнес

Провайдеры, вещатели и «Зеонбуд»: отсутствие регуляции и запуск платного пакета эфирной цифры

Бизнес

Pay TV vs Free TV. Как телегруппы строят рынок Pay TV и почему 2019-й будет переломным

Популярное на Телекритике



Бизнес

Провайдеры, вещатели и «Зеонбуд»: отсутствие регуляции и запуск платного пакета эфирной цифры

Бизнес

Pay TV vs Free TV. Как телегруппы строят рынок Pay TV и почему 2019-й будет переломным

Дуся

Сушко написала прощальный пост

Дуся

Лигачева, не церемонясь, уволила журналистку после 8 лет работы. Последняя указала на попытки цензуры и «психологический прессинг»