ТЕЛЕКРИТИКА

«Отец» капитана Врунгеля Радна Сахалтуев: «Я не умею рисовать пейзажи»

Мастерская Союза художников Украины, в которой в свои 74 работает Радна Сахалтуев, находится на 6-м этаже оболонской высотки. Просторная комната, в которой проходило интервью, залита светом. Из окна виден Днепр. На столе — разноцветные карандаши вперемешку с рисунками. На них сразу узнаю Доктора Ливси, разбойника Бармалея и капитана Врунгеля вместе с его «По-бедой»…


Казалось бы, прошло уже 20 лет, а они еще в ходу! Автор мультфильмов «Легенда о пламенном сердце», «Мистерия-Буфф», «Волшебник Ох» и «Каиновы слезы», художник-постановщик «Приключений капитана Врунгеля», «Айболита», «Алисы в стране чудес» и «Острова сокровищ» Радна Сахалтуев - свободный юморист с открытой душой.

 

«50 лет дружбы и водка за 2 рубля»

 

- Когда ребенком смотрела мультфильмы «Остров сокровищ», «Айболит» и «Врунгель», они воспринимались иначе, нежели сейчас. Изначально эти мультфильмы предназначались для какой возрастной категории?

 

- И для детей, и для взрослых. «Остров сокровищ» и «Врунгель» были первыми советскими многосерийными смесями фильма с мультфильмом. Сейчас их пекут, как пирожки, - мгновенно. Тогда же три первые серии Врунгеля мы создавали год. А «Остров сокровищ», 6 серий, занял два года.

 

- Кто придумывал, как должны выглядеть мультяшные герои?

 

- Пиратов, попугая, Доктора Айболита и Врунгеля с командой придумал мой режиссер Давид Яныч Черкасский. Я только «оживил» их. Кстати, сейчас с Додиком живем рядом - в 10 минутах ходьбы друг от друга. Иногда вместе халтурки гоняем. Мы с ним практически ни разу не ссорились за все годы.

 

- Сколько лет вы дружите?

 

- Слово «дружба» в наше время имеет какой-то... голубоватый оттенок. У нас, я бы сказал, сотрудничество. Познакомились в 1961 году, когда я приехал в Киев. Уже почти золотой юбилей (смеется. - Авт.), Давид Яныч тогда работал осветителем на киностудии «Киевнаучфильм». Его как раз уволить хотели за такую провинность, за которую сейчас бы в газетах написали: как это мило и приятно. А тогда - наоборот. Без скандала не обошлось.

 

- А что случилось?

 

- На Новый год напился. Директор студии Александров был ужасным моралистом. В свое время работал фронтовым оператором. Курить, пить не разрешал. Мы с Давидом Янычем встретились и стали выпивать вместе. А выпивка, как известно, помогает сближению. Потому что если человек непьющий, то кого из друзей он может завести? Никто с ним разговаривать не станет. Мы тогда были молодые, пилось легко. Такого количества «бухла», как сейчас, конечно, не было. Всего три вида водки. «Столичная» - за 2 рубля 39 копеек, «Московская» и «Сучок» - по 2 рубля 12 копеек. Делалась она из древесных опилок. Водка ужасная была, пробирала сразу насквозь. Чувствуешь, что пьешь серьезный русский напиток.

 

- Вы не употребляете спиртного 9 лет...

 

- Да, у меня всегда были проблемы с выпивкой. Лечился неоднократно. Сейчас пить и возраст не позволяет, и просто не интересно. Из людей моего поколения только Давид Яныч может выпить. Все остальным - дай Бог чаю хлебнуть, какая там водка! Черкасский - феномен в этом отношении. Ему 78 лет, а выпивает, на свидания ходит!

 

- Помните свой первый нарисованный мультфильм?

 

- Это была моя дипломная работа - «Берманская сказка». Правда, уже не помню подробностей, это так давно было... А в Киеве в 1962 году я сделал с Додиком Черкасским первую картину - «Тайны черного короля». Сейчас уже могу сказать, что на самом деле это была противопожарная реклама. У нас автором сценария тогда выступал начальник всей пожарной охраны (смеется. - Авт.).

 

«Украина стала родиной»

 

- Вы любите гоблинский перевод фильмов (пародийный «перевод» с ироническим переосмыслением сюжета через наложение нового текста на исходный видеоряд). Какой ваш любимый?

 

- «Клан Сопрано» - потрясающий. После него я посмотрел классический перевод и понять не смог, что там происходит. Один переводчик недавно сказал: есть категория людей, которая любит гоблинские переводы фильмов, потому что они простые и доходчивые. В них все понятно, и главное - та лексика, которую гоблин употребляет, входит прямо в душу и сердце нашему человеку. Для нас, простых людей, что еще надо?

 

- Радна Филиппович, вы родились в Бурятии, в Улан-Уде. Как получилось, что вы живете и творите в Киеве?

 

- Я закончил Институт кинематографии - ВГИК - в Москве. Направляли оттуда только на киностудии. Сначала я хотел на «Союзмультфильм», но у меня не было московской прописки. Поэтому оставался лишь Свердловск - полная глушь. И тут мне повезло: в 1960 году в Киеве открылась киностудия. Позвонил туда - и мне дали направление. Вот тогда я приехал в Украину и остался. Если говорить о жизни, то Киев не сравнить с Москвой. Здесь тихо, спокойно. Такое расположение, как здесь у меня, ну где в Белокаменной можно найти? Там везде бетон, а зелени нет совсем. Воды тоже нет. А у меня за окном - Днепр. В российской столице только Москва-река, но в ней купаться невозможно - так грязно.

 

- Украина стала для вас родиной?

 

- Конечно. Здесь я два раза женился, родились трое моих детей: сын и дочка от первого брака, и сын - от второго. Старший, Андрей, пошел по моим стопам - у него маленькая фирмочка, которая занимается мультипликацией, делает рекламу. Я даже когда в Москву утром приезжаю по делам, вечером уезжаю. Не могу там дольше находиться. Совершенно чужой город и люди. Чувствуется какая-то атмосфера недоброжелательная. Хотя там в каждом издательстве есть выходцы из Украины. Говорят, даже украинское общество существует, которое Ющенко поддерживает.

 

- А как вы начали рисовать?

 

- Меня очень впечатлил художник, который жил по соседству в Улан-Уде. Его фамилия была Сампилов. Однажды дедушка привел меня к нему домой, и тот за две секунды нарисовал зеленую жабку. Я был потрясен и с того момента начал рисовать. Дед купил мне книжку «Разговорник для нерусских солдат». Она была очень простой, зато оформлена знаменитыми художниками: Ермолаевым, Смеховым... Рисунки были потрясающими.

 

«Надо было рисовать уродов»

 

- Почему занялись именно мультипликацией? Не пробовали рисовать пейзажи, портреты?

 

- Честно? Я просто не умею этого рисовать. Поэтому и стал мультипликатором. Многие ребята поступали во ВГИК после Киевской художественной школы. Очень сильной. Там были прекрасные преподаватели по академическому рисунку и лепке из гипса. Лепка вообще являлась «киевским коньком». Так даже в Ленинграде не делали. А я поступал, как самоучка. В институте готовили в основном художников натурного кино. На нашем курсе учились всего 17 человек. В группе «рисованного» - пятеро. Нам, мультипликаторам, надо было уродов рисовать. Чем уродливее персонаж, тем лучше.

Вдохновение берется оттого, что нужны деньги. Настоящих художников, как Ван Гог или Гоген, которые работали ради искусства и не могли продать свои работы, сейчас не встретишь. В основном художники рисуют на заказ то, что нравится богатым людям»

 

- Они ведь лучше запоминаются...

 

- Ну да. К тому же, вы поймите, это производство. Над мультфильмом работает команда. Ты не сам рисуешь, много народу делает это. Сейчас легче - есть компьютер. А тогда мультики создавались исключительно так, чтобы героев было удобно изображать. Поэтому рисовались большая голова и маленькое туловище. Такого персонажа легко «одушевлять»: он падал, разбивался - это удобно и смешно. Ведь еще с античных времен существуют семь положений смеха. Человек упал - все смеются, дали ему по голове - тоже смешно, споткнулся - тот же эффект. Смех вызывают примитивные положения. А смех узколобых, так называемый тонкий юмор, народу непонятен. Зрителю нужно яркое зрелище!

 

- У вас есть любимый персонаж?

 

- О чем вы говорите? Работа есть работа. Ну, бывает, если какой-то персонаж сложнее идет, ты его больше ценишь. А так, наверное, нет.

 

- Коснулась ли советская цензура ваших мультфильмов?

 

- Хм. Да, были вещи, которых нельзя было показывать. Так называемая эстетика безобразного. Нельзя было рисовать развалины, смеяться над Лениным и Сталиным. Да это никому и в голову не приходило. А сейчас... Ну что вы слушаете эту пропаганду о том, что советская власть мучила, истязала?! Посмотрите на этих сытых людей, на тех же Ющенко и Тимошенко. Они молодыми людьми тогда были. Но им-то дали неплохое образование, между прочим, бесплатное. Вместо того чтобы сидеть в деревне, они «выползли», так сказать.

 

- Сейчас ради денег рисуете?

 

- Не хотелось бы говорить такими прописными истинами, но - да, ради денег. Гонорары, правда, невысокие. Вот книжка-раскраска черно-белая на 16 страниц - 1000 гривен. Сейчас книжная иллюстрация переживает нелучшие времена. Вот те же журналы «Мурзилка» и «Веселые картинки» сравнить с современными нельзя. Компьютер многое убил. У меня раскраски компьютером, кроме рвотного рефлекса, ничего не вызывают. А тогда настоящая ручная работа была, художественные редакторы. Сегодня этим занимаются, как правило, дилетанты.

 

Художники часто зациклены на собственном творчестве. О чем бы вы с ними ни говорили, они отвечают: «А вот я написал картину и у меня купили ее за 300 баксов. А вот у другого ни фига не купили». Или же: «Ничего не покупают. Как жить дальше? Уеду в Германию».

 

- У вас очень хорошее чувство юмора. С ним рождаются?

 

- Спасибо, но нет. Это надо заслужить. Вот когда я работал в журнале «Перец», делал карикатуры на «заданные темы». А темы всегда одни и те же: алкаши, разводы... Сейчас ничего не изменилось. Так вот - со мной работали такие карикатуристы-мастодонты! Очень интересные в быту. Хотя, выглядят, как оборванцы. Некоторые - словно бомжары.

 

- Почему?

 

- У них не было сумасшедших заработков, чтобы покупать дорогие костюмы, да они и не умеют их носить. Когда ты постоянно выдумываешь смешные картинки, чтобы люди смеялись, самому смеяться уже некогда. Поэтому я с вами такой серьезный (смеется. - Авт.).

 

Это мы знали:

Сахалтуев известен также как график, оформивший несметное количество книг в разных издательствах, включая киевские «Веселку», «Молодь», московский «Самовар».

 

Этого мы не знали:

Полтора года Радна Сахалтуев проучился в Московском педагогическом училище на художественно-графическом отделении и, не закончив его, вернулся домой. А во ВГИК поступил благодаря маме, которая прочитала где-то, что там есть художественный факультет. В том году был сильный режиссерский курс Довженко, на котором учились Николай Винграновский, Ролан Сергиенко, Лариса Шепитько - украинцев Довженко любил.

 

Фото: газета «Новая»

 

Ольга Колесникова, газета «Новая»

Главное в разделе

Бизнес

Валерий Вареница рассказал как на Плюсах изменятся цены на телерекламу в следующем году

Бизнес

Конференция «Медиаправо 2018»: практика применения языковых квот на телевидении и предвыборные законодательные медиаинициативы

Популярное на Телекритике



Дуся

Лигачева, не церемонясь, уволила журналистку после 8 лет работы. Последняя указала на попытки цензуры и «психологический прессинг»

Бизнес

Валерий Вареница рассказал как на Плюсах изменятся цены на телерекламу в следующем году

Дуся

Мишель Андраде и Никита Ломакин были парой

Бизнес

Конференция «Медиаправо 2018»: практика применения языковых квот на телевидении и предвыборные законодательные медиаинициативы