ТЕЛЕКРИТИКА

Продюсер и телеведущий Игорь Кондратюк: «Руководство «Интера» сделало мое дальнейшее пребывание на канале испытанием на идиотизм»

Чтобы расставить все точки над «i» и избежать пересудов, Игорь дал интервью «Бульвару Гордона», в котором объяснил причины своего ухода.


Телеканал «Интер» продолжают сотрясать катаклизмы: одно за другим с него исчезают полюбившиеся зрителям лица, закрываются популярные программы. Похоже, скоро сотрясаться здесь станет больше нечему. На днях канал покинул последний из могикан — телеведущий и продюсер Игорь Кондратюк. Ушел не один — в хорошей компании: увел с собой коллективы программ «Караоке на Майданi» и «Шанс». Вскоре эти передачи стартуют на другом канале. Чтобы расставить все точки над «i» и избежать пересудов, Игорь дал интервью «Бульвару Гордона», в котором объяснил причины своего ухода.


«С 5 августа «Караоке» будет выходить на «плюсах»

Игорь, это правда, что «Интер» навсегда покинули две популярные программы — «Караоке на Майданi» и «Шанс»? В первой вы — бессменный ведущий, вторую продюсируете.

— Чистая правда. Я категорически отказался продолжать сотрудничество с «Интером» и перехожу со своими детищами на канал «1+1». «Караоке» вы увидите на «плюсах» уже 5 августа, «Шанс» — в новом сезоне, точнее — 9 сентября.

Но ведь эти программы считались визиткой канала.

— Очевидно, «Интер» решил напечатать себе новые визитки... Шучу. Не мне судить, являлся ли я лицом канала и многое ли наши проекты дали его имиджу. Но передача «Караоке» продержалась в эфире без перерывов и повторов восемь с половиной лет. В свое время по моей просьбе экс-генпродюсер «Интера» Юрий Минзянов поставил ее в утренний прайм-тайм, и с тех пор зрители привыкли начинать с нее воскресенье.

Судя по всему, к решению уйти подтолкнуло вас новое руководство?

— Оно сделало мое дальнейшее пребывание на канале испытанием на идиотизм. Слава Богу, что я не погряз в этом по уши. Отказываюсь понимать позицию нынешнего руководства. Почему бы генеральному продюсеру «Интера» Анне Безлюдной не заявить открыто: «Игорь, до свидания. Твои программы свое отжили»? Дальше можно ничего не объяснять. Ведь я — человек с большим, почти 20-летним телеопытом. Мои «Программа передач на завтра» и «5+1» в свое время исчезли с каналов УТ-1 и УТ-3 по волевому решению теленачальников (кстати, сегодня вы с трудом вспомните их имена) и без объяснений. Тогда меня просто поставили перед фактом: «Отныне наш канал в вашей программе не нуждается». Точка. Кондратюк не из тех, кто начнет ныть, выпытывать: «Что, почему, ой да ай... Я вас умоляю...». На нет и суда нет. Мне противно выклянчивать милостыню у власть предержащих, так родители научили.

Что стало последней каплей?

— Два месяца меня убеждали: не волнуйся, с твоими проектами все будет в полном порядке, бумаги подпишем, не вопрос! Но стоило мне выйти за дверь, как о Кондратюке забывали, будто о занудной мухе, когда та наконец улетает. При этом руководство не уставало напоминать: «Этих людей из передачи необходимо убрать, такие-то моменты переделать, а то нам и вовсе не нужно». Я 155-й раз объяснял причины, по которым не могу согласиться с нововведениями. Вот так и развивались события: с одной стороны, мне прямо ничего не говорили, с другой — делали все, чтобы я ушел добровольно.

Это жестоко и несправедливо в первую очередь по отношению к зрителям, которые очень любили «Караоке на Майданi».

— Я сильно сомневаюсь, что кто-нибудь из начальства думал о зрителях, ставя, к примеру, в повтор 15 июля программу от 8 июля. Вы можете не снисходить до «Караоке», считать ее участников жлобами (извините за слово, но именно так сказал один нынешний управляющий «командой»). Я понимаю: у нас на площади не поют академики, профессура или лауреаты Нобелевской премии — выступают обычные, веселые, искренние и талантливые люди, которых в Украине тысячи. Они пробуют свои силы, получают удовольствие от процесса игры. Объясните, в чем здесь жлобство?

У нас с новым начальством разные школы, соответственно, представления о телевидении. Для меня в первую очередь существует зритель, который потребляет созданный телевизионный продукт. Еще в передаче важна фишка — то, что цепляет именно в этом формате. Но с госпожой Безлюдной общаться на профессиональном уровне невозможно. Это все равно что разговаривать с моим сыном о высшей математике — он до нее попросту не дорос. Надеюсь, со временем дорастет (это я о сыне, а не о Безлюдной).

По мнению ваших коллег, которых также покинул «Интер», госпожа Безлюдная сознательно идет на обострение ситуации.

— Когда произошел инцидент с повтором программы, я дал весьма резкое интервью «Телекритике», которое мгновенно появилось в интернете. Издание хотело получить комментарий у Анны Витальевны, но генпродюсер оказалась недоступна, а ее окружение заявило: «Мы ничего не комментируем». Если дела обстоят именно так, то стоит ли вам дальше работать на телевидении? Я считаю, что зрители должны знать, почему вдруг «Караоке» вышло в повторе. Возможно, устал ведущий? Или ему надоели люди, которые каждое воскресенье поют что есть мочи? Или жена его приревновала и запретила общаться с участницами.

Генеральный продюсер канала не имеет права отказываться от комментариев. Но у них там, похоже, своя игра, в которой принимают участие несколько человек. Только кто именно, я пока не понял.


«Терпеть можно всё, кроме непрофессионализма»

Судя по всему, происходит постепенное и планомерное преобразование канала...

— Вы будете смеяться, но они на полном серьезе уверены, что превращают «Интер» в канал интеллигентный. Эти господа считают, что, убрав грязную, пошлую, неинтеллектуальную «Караоке на Майданi» и поставив вместо нее, например, суперпрофессионала Савика Шустера, резко повысят эту самую интеллигентность. Хотя как по мне политика раз в 10 пошлее моего уличного шоу! Я не про Савика, а про их подходы. Помните шутку о том, что для искоренения зла добрые люди должны поубивать плохих? На «Интере» сейчас именно такая ситуация. (Я нашла пункты «неинтеллигентной» биографии Игоря Кондратюка: физик, кандидат биологических наук, автор более 100 статей по молекулярной биофизике, член клуба «Что? Где? Когда?» с 1986 года. Имеет многочисленные телевизионные награды. — Авт.).

Вы не пытались убедить генпродюсера в том, что она тоже может ошибаться?

— Ну почему на девятом году существования проекта я должен кому-то доказывать, что «Караоке» — хорошая передача? Это все равно что хвалить своих детей! Причем детей, которых полюбила страна. Я знаю точно: если программа рейтинговая, посторонним запрещено делать с ней все, что их душе заблагорассудится. Это неуважение к авторам и тем, кто производит популярный продукт. Когда мы начинали беседовать с новым руководством, они вроде дали зеленый свет: «Работайте так же, как и работали, какие проблемы?». На поверку начальники даже не удосужились разобраться, из каких, собственно, слагаемых состоит передача. Могу привести ряд конкретных примеров. Могу, но не хочу, поскольку стыдно, что мною руководили такие люди.

Если не ошибаюсь, вы являетесь не только ведущим, но и автором идеи «Караоке»?

— Точнее — соавтором, вместе с Андреем Козловым. «Караоке на Майданi» — официально зарегистрированная торговая марка. Кстати, я принял решение уйти с канала 17 июля, в день, когда ей исполнилось ровно восемь с половиной лет.

Вас «поздравили» тем, что дважды выпустили в эфир одну и ту же передачу?

— Совершенно верно. Это случилось впервые за 446 выпусков!

В телекомпании «Игра», которая много лет производит передачу «Что? Где? Когда?», меня научили железному правилу: «Терпеть можно все. Кроме непрофессионализма». Спрашивается, как можно было ставить в эфир повтор «Караоке», предварительно никому из нас не позвонив, не предупредив, не поинтересовавшись, есть ли другая программа?

И это стало уже недоброй традицией. Программу «Шанс-8. Эпилог», скажем, не вникая в технологии, поставили в 16.25. Никому дела не было до того, что мы в ней объявляем победителя сезона, поэтому передача всегда идет в прямом эфире. А ведь мы могли лишиться спутника, который был заказан на... 18.00! Я не буду приводить полный перечень нестыковок, потому что люди, чей авторитет в телевидении для меня важен, тот же Андрей Козлов, спросит: «Зачем же ты с ними работал? Ты профи или любитель?».

Есть простая схема: утром — деньги, вечером — стулья. На телевидении она действует безоговорочно: вы мне — деньги, я вам — кассеты. Попытки осуществлять «редакторский контроль» возможны лишь при существовании стопроцентного взаимопонимания и уважения между каналом и производителем.

Да, удручающая картина вырисовывается...

— Меньше всего мне хочется, чтобы зритель, прочитав это интервью, пришел к выводу: «Интер» — плохой канал». Боже упаси! Я благодарен «Интеру» за все, что он сделал для меня, моих программ и наших героев. Я о другом. Вот пример. Я — ярый болельщик киевского «Динамо», а этот клуб берет и продает игрока основного состава Андрея Шевченко. Передо мной встает дилемма: либо продолжать болеть за любимую команду, либо твердить, словно попугай: «Как плохо они поступили, добровольно лишившись такого игрока!». То же самое и в случае с «Интером». Я принял решение уйти, когда почувствовал: спокойно работать здесь уже невозможно. А зритель пусть сам делает выводы: оставаться верным привычной кнопке или смотреть мои программы на том канале, где их отныне будут показывать.

Не сомневаюсь, что после того, как вы хлопнули дверью «Интера», вас многие каналы приглашали на работу...

— Пользуясь моментом, хочу поблагодарить генеральных продюсеров всех без исключения каналов, которые сразу прислали SMS-ки: «Игорь, давай встречаться и говорить». В свое время Владимир Ворошилов, которого мы между собой называли Дедом, сказал: «Если чувствуешь, что передача интересная, рейтинги — по барабану». То же и в случае с «Караоке» — зрителю по ба-ра-ба-ну, что о передаче думает новое руководство (хотя рейтинги передачи уже девятый год — дай Бог каждому! Да и «Шанс» — одна из самых «смотрибельных» программ Украины). Как только начинаются наши позывные, народ все дела бросает и припадает к телевизору.

Все, кто приходит на съемки «Караоке», знают, что из пяти тысяч желающих лишь четверо станут участниками. И все равно с семи утра занимают очередь, давятся в толпе для того, чтобы поиграть в нехитрую игру — попеть при всем честном народе. Спасибо людям за это.


«Убери из «Шанса» модельера Залевского и музыкального продюсера Бебешко», — требовали от меня»

У вас стальные нервы! Где закалили?

— Я по образованию физик — значит, вырос в научной среде. Когда задумывал свои проекты, друзья в один голос твердили: «Игорь, ты не справишься». Но я выдержал! Мне не важно, кто и как из коллег ко мне относится (хотя их мнение далеко не безразлично). Главное, чтобы зритель не утратил интереса к проектам.

Я хотел работать спокойно, мечтал, чтобы не ставили палки в колеса, давали возможность придумывать что-то новое, а вместо этого получал дурацкие «рацпредложения»: «Убери из «Шанса» модельера Алексея Залевского и музыкального продюсера Владимира Бебешко. Они нас раздражают». Постойте, мы сделали этих профессионалов героями реалити-шоу под названием «Шанс». Зрителю с ними интересно. Кто может заменить эпатажного, скандального и вместе с тем известного своими перфомансами дизайнера одежды Залевского? Красивая, причесанная, но бездарная и потому никому не известная портниха? Кого посадить вместо звукорежиссера Володи Бебешко, чья студия, по мнению директора «Русского радио» Сергея Кузина, производит 20 процентов украинской музыки? Того, кто нравится Безлюдной, но ни черта не смыслит в музыке? Вот такое, с позволения сказать, «творчество», нам и навязывали. Как говорила моя классная руководительница, «Сон рябої кобили».

Вы ушли не один — забрали с собой и «Караоке», и «Шанс»?

— Безусловно. Ведь я продюсер и соавтор обоих проектов.

Но в результате «Интер» может недосчитаться доходов от рекламы.

— Думаю, уход двух наших проектов ни в коей мере не отразится на заработке руководства телеканала. Я никогда не считал чужих денег, мне неинтересно знать, сколько стоит тот или иной рекламный блок. А вот что внутри передач — прерогатива исключительно творческой группы. И когда начальство вдруг задает вопрос: «Игорь, а зачем тебе нужен летний тур с «Караоке»?», я недоумеваю. Неужто непонятно, зачем мы ездим в другие города?

Еще канал умудрился внести сумятицу в наши договоренности с Натальей Могилевской. Программа «Шанс» могла остаться без нее еще до окончания сезона. Как поется в одной песне, «а все могло бы быть по-другому», если бы перед тем, как договариваться с Могилевской о сьемках ее концерта (который «Интер» так и не снял по совершенно несерьезной причине), вначале обсудили со мной графики съемок «Шанса».

Словом, я понял: в руководстве «Интера» нет людей, которые могут профессионально осуществлять «редакторский контроль» над моими программами. Повторюсь, если бы там работали люди, которые уважительно и грамотно относятся к проектам, я допустил бы их вмешательство в свои передачи, а так...

По натуре я интроверт. Зрителя не должны интересовать мои проблемы. Артист, значит, должен работать, что бы ни случилось, в любую погоду: болен ты, устал — обязан выйти и снять программу. Это интервью я даю для того, чтобы объяснить сложившуюся ситуацию и заверить, что «мы еще споем». Айда со мной, Могилевской, Кузьмой «Скрябиным», Коляденко, «Квест пистолс» и многими другими по воскресеньям на «1+1»!

Ольга Кунгурцева, «Бульвар Гордона»

Главное в разделе

Бизнес

Провайдеры, вещатели и «Зеонбуд»: отсутствие регуляции и запуск платного пакета эфирной цифры

Бизнес

Pay TV vs Free TV. Как телегруппы строят рынок Pay TV и почему 2019-й будет переломным

Популярное на Телекритике



Бизнес

Провайдеры, вещатели и «Зеонбуд»: отсутствие регуляции и запуск платного пакета эфирной цифры

Бизнес

Pay TV vs Free TV. Как телегруппы строят рынок Pay TV и почему 2019-й будет переломным

Бизнес

Дистрибуция каналов четырех ведущих телегрупп в 2019 вырастет до 10,5 гривны. ОБНОВЛЕНО

Дуся

Идем со мной, мальчик, я покажу тебе «Ворошиловград»