ТЕЛЕКРИТИКА

Владимир Казаневский. Есть пророки в своем отечестве.

Для интервью с В. Казаневским я имею как минимум два информационных повода: скандал мирового масштаба, связанный с публикацией в европейской прессе карикатур на пророка Мохаммеда, и присуждение самой престижной международной награды в жанре карикатуры


Мы встретились в мастерской художника в одном из спальных районов Киева. Из окон квартиры виден лес, где он с женой Людмилой в погожие деньки готовит шашлык. (Между прочим, Володя из тех, кто подает жене кофе в постель.) Наша встреча началась за обедом с борщом и стопкой водки. Я провозгласил тост за свободу творчества, визави уточнил: за хорошо оплачиваемое свободное творчество. Камертон и градус интервью был задан.

    — Ты автор книги «Искусство современной карикатуры», которая вышла в 2004 году. Кому, как не тебе — обладателю более 180 международных премий, — сделать небольшой экскурс в этот «чреватый» жанр.

    — Это с удовольствием… По моему мнению, наш жанр достаточно котируется в мире. Карикатура без слов, которая ныне главенствует, зародилась в США в период депрессии 30-х годов ХХ века благодаря редактору газеты «Newyorker». Он требовал минимум подписей под рисунком. После Второй мировой войны карикатура стала популярна в Европе, в частности — во Франции. В 50-е годы волна интереса к ней докатилась и до Восточной Европы. Особенно преуспел польский журнал «Шпильки», который можно было получать и в СССР. Начался бум советской карикатуры без слов. У нас лидировал «Клуб «12 стульев» на 16-й полосе «Литературной газеты». Карикатуристы имели, в основном, техническое образование. Их мозги были устроены соответственно: выстроить и выдать остроту…

    — У тебя ведь тоже техническое образование?

    — В то время, когда я оканчивал школу, были популярны отношения «физики — лирики». Тогда мне показались интересными физики. В 17 лет я поступил в КПИ на факультет диалектики и полупроводников, но в армии понял, что физика не совсем моя стезя. Суди сам: я сделал из картона такой шаблон, который позволял в темноте писать. Ночью, на посту, как хрестоматийный слепой Николай Островский, я писал фантастические рассказы. Замечу, что ни один шпион не прорвался на объект в мое дежурство…

    — К слову, мои сослуживцы тоже тянулись к литературному творчеству. Сержанты после отбоя пописывали порнографический роман…

    — …Тем не менее, 8 лет я проработал на радиозаводе в Киеве, пока не перешел в Музей литературы. В оплате я потерял, но к тому времени я уже печатал рисунки и рассказы и получал гонорары — даже за темы для карикатур мне полагалось 40% от гонорара. Карикатуру не очень хорошо принимали власти. В ней появились философские мотивы, которые намекали, что не все в СССР так уж хорошо устроено.

    — Когда я ехал к тебе, в маршрутке услышал старую запись Петросяна о периоде «клиники» советской власти: так надоело процветать при социализме, хотелось бы немного позагнивать при капитализме…

    — Карикатуристы осмелели и рисовали аллегории о загнивании СССР, стали посылать свои работы на западные конкурсы, иногда их возвращали с приписками КГБ. Мне было интересно создавать карикатуры с философским смыслом — интеллигентный человек да увидит. В 1983 году в «Клубе «12 стульев» на 23 фев-раля вышла моя карикатура, изображавшая шагающую вдоль строя слонов моську — генерала. Меня поздравляли за смелость… Первый свой приз — красивую бронзовую медаль — я получил в 1982 году, перед Новым годом, из Японии. Это сильно вдохновило. Купил на радостях японское виски «Сантори».

    В наше время волна значимости карикатуры перешла в Турцию и Иран. Там популярны философские карикатуры с черным «присмаком», если говорить по-украински. В Тегеране существует Дом карикатуры с большой библиотекой, выставочным и лекционным залами. Недавно там прошло биеннале карикатуры. В жюри был украинский карикатурист Юрий Кособукин. Кстати, он чемпион мира по премиям в жанре карикатуры. Но политические карикатуры и там притесняемы. Например, иранец Ник Ковсар был внесен три года назад в черный список десяти интеллектуалов Ирана, которых исламские террористы хотели уничтожить. Ему пришлось эми- грировать в Канаду.

    В Турции карикатуристы регулярно отсиживают в тюрьмах. Вместе с тем, Ассоциация карикатуристов дотируется государством. Она размещается в старинной мечети, есть мастерские, выставочный зал, офис в центре Стамбула. Однажды премьер-министр обиделся на художника, который изобразил его в виде осла. Карикатуристу присудили огромный штраф, ему грозила тюрьма. На следующий день многие турецкие газеты нарисовали политиков в виде животных. И премьер отступил.

    — Как сейчас украинская карикатура чувствует себя в мире?

    — Если судить по итогам конкурсов, она одна из ведущих в мире. Нас приглашают в престижные международные жюри.

    — После перемены власти в 2004 году, что-то изменилось в жанре карикатуры?

    — Это сложный вопрос. Карикатура осталась по-прежнему прикладной, иллюстративной. Все издания заангажированы. Есть хозяин — олигарх, и если он что-то должен видеть в своем издании, то именно это он и видит. Другое не допустимо. Самодостаточная авторская карикатура практически не применима. Если говорить о персонах, то раньше шарж на Кучму можно было опубликовать в откровенно оппозиционной прессе. Казалось бы, ситуация изменилась. Но и теперь шарж на Ющенко можно напечатать только в тех изданиях, которые принадлежат оппозиции. Один факт меня очень насторожил: год назад был издан альбом карикатур «Выборы-2004». Достаточно «прооранжевый», но… Мы разослали его по Украине, отправили в США, где Чикагский университет проводил конференцию по юмору, и мне предложили устроить выставку карикатур в галерее. Ни один из авторов в Украине альбом не получил, в США он не дошел, хотя другие материалы — без карикатур — были получены.

    — В мире проходит около 60 конкурсов карикатур. А в Украине они есть?

    — Уже пятый раз в декабре «Предприниматели Украины» в галерее «Ра» отметили победителей по 5—6 темам национального конкурса «Бизнес-среда в Украине». Его условия можно найти на сайте www.cartoon-crn.com Международной организации по защите прав карикатуристов — CRN/International с центром в городе Бэрке, штат Вашингтон (США).

    — И есть конкретный случай, когда она защитила украинского карикатуриста?

    — У Василия Вознюка — карикатуриста из Житомира — был конфликт с мэром города. После предъявления документа, в котором говорилось, что его права защищает CRN/International, претензии «рассосались».

    — К тебе власть имела претензии?

    — Лет десять назад меня пару раз вызывали в суд как свидетеля — я проиллюстрировал политические статьи. В суд я не пошел, и меня оставили в покое.

    — На глобусе в твоем кабинете отмечено множество стран, где ты выставлял работы и был членом жюри. Какие города и веси наиболее памятны?

    — В Японии цикады настолько звонкие, что я подумал, а не электронные ли они?.. В Южной Корее люди очень доброжелательные и открытые, замечательные сауны. В Бельгии меня обескуражили отношения между валлонцами и фламандцами. Там даже Министерство культуры раздельное. Например, все франкоговорящие студенты и преподаватели старейшего университета в Лювене (это город недалеко от Ватерлоо) переехали жить в новые корпуса в соседнем городке, а фламандцы остались в древних стенах самого университета. И при этом нет проблем. Но после замечательного бельгийского пива говорят друг о друге, как львовяне о москалях. В ресторане в валлонской части Брюсселя нас обслужили лишь тогда, когда мой коллега фламандец перешел на французский…

    — И это в стране, где находится столица объединенной Европы — Страсбург!..

    — Да, и, кстати, в Бельгии больше всего престижных международных конкурсов карикатуристов. Церемония награждения в фешенебельном курортном городке Кнокке-Хейсте напоминает ритуал в Каннах.

    — Недавно ты получил 2-е место за карикатуру на тему «Амазонка — легкие планеты» на конкурсе в Перу и 1-е в индийском конкурсе. Есть ли у вас свой «Оскар»?

    — Есть что-то в этом роде. Он престижен из-за самого большого призового фонда — 50 тысяч долларов. Международный конкурс организован токийской газетой «Иомиури шимбун». Японцы называют его «олимпийскими играми по юмору». Приходит до 15 тысяч работ со всего мира. Первого января объявляют победителя. Когда я в 1990 году получил их приз, то смог купить трехкомнатную квартиру в центре Киева. Сейчас я получил Золотую медаль и 1,5 млн. йен. Но квартиру в столице на эти деньги уже не купишь.

    — Насколько тебе по душе работа в газетах?

    — Это зарабатывание денег и стажа. Я не специализируюсь на политических карикатурах, люблю философские. Я из тех, кто спрашивает себя: кто я, зачем пришел в бытие? Как мне кажется, мои образы отвечают на эти вопросы.

    — У тебя есть табу в изображениях?

    — В Осаке, где я читал лекции, профессор из Непала спросил, почему у них изображение смерти — табу, а в западной традиции этого нет? Я ответил, что смерть — составляющая жизни, и мы отражаем жизнь во всех ее проявлениях. Для меня табу — пошлость в широком понимании, порнографические моменты, экскременты, физические недостатки человека и стереотипы. Современной карикатуре присущи стереотипы, особенно у начинающих: Дон Кихот, Сизиф, необитаемый остров… Труднее всего придумать простой и смешной рисунок. Тем приятнее было прочитать в токийской «Иомиури», что моя «золотая» карикатура представляется свежей и оригинальной.

    — Что ты отвечал многочисленным интервьюерам по поводу мирового скандала, спровоцированного публикациями карикатур на пророка Мохаммеда?

    — Меня пытались втянуть в официальное заявление CRN/ International о свободе творчества карикатуристов мира, подготовили текст американские коллеги. Я отказался. Я и сам не стал бы ни под каким видом шаржировать образ — символ чуждой мне религии. Считаю это неэтичным. Я за свободу творчества, и каждый художник должен сам определять границы этой свободы.

    — Что ты считаешь своим достижением в жанре карикатуры и как собираешься его превзойти?

    — Много хорошего услышал о своем альбоме «Головы» о безголовых людях. Второй год работаю над серией «Горбатый мир». Горбы имеют символическое значение — ангел сложил крылья, защищаясь от окружающей его жизни на Земле. Но он встрепенется. Уже готова концовка серии: масса горбатых людей напоминает море, волны. По ним плывут в лодках негорбатые.

    — Твои сыновья продолжают семейную традицию…

    — Когда я увидел, как Слава — ему было лет семь — рисует ранним утром спящего пятилетнего Алешу, я стал развивать в нем желание рисовать. Сейчас он готовится защищать диплом в Академии на живописном факультете, ищет подходящую стену под свою мозаичную работу. Младший сын настолько ленив, что ему после армии ничего не хочется, но потенциал бешеный. Он замечательно рисует.

    — Сколько карикатуристов в Украине зарабатывают на жизнь своим творчеством?

    — Насколько я знаю, в стране, кроме Киева, — ноль, в столице — шестеро. В Москве не намного больше, но гонорары там значительно выше.

    — В прошлом году известный карикатурист Олег Дергачев уехал на пмж в Канаду, Валентин Дружинин отбыл в Москву. А ты о смене страны не думал?

    — Я очень люблю украинский борщ, который превосходно готовит моя жена. Где я еще найду такие ингредиенты для него?..

    Автор подписывает мне свой роман «из новой реальности с элементами мистики» «Очищение», изданный в 2005 году. Я уже усвоил «Откровения пожилого амура» (повесть без слов) и ее героя — пожилого амура.

ПУБЛИЧНЫЕ ЛЮДИ, №4, апрель 2006

Главное в разделе

Бизнес

Провайдеры, вещатели и «Зеонбуд»: отсутствие регуляции и запуск платного пакета эфирной цифры

Бизнес

Побег от проблемного кино

Популярное на Телекритике



Бизнес

Провайдеры, вещатели и «Зеонбуд»: отсутствие регуляции и запуск платного пакета эфирной цифры

Бизнес

Дистрибуция каналов четырех ведущих телегрупп в 2019 вырастет до 10,5 гривны. ОБНОВЛЕНО

Дуся

Идем со мной, мальчик, я покажу тебе «Ворошиловград»

Бизнес

Побег от проблемного кино