ТЕЛЕКРИТИКА

Почему Украине не дают «Оскара» за лучший иностранный фильм

8 фильмов, которые так и не получили главный кинематографический приз

Культура

Двадцать лет назад Украина впервые выдвинула свою ленту на премию «Оскар» за лучший фильм на иностранном языке. С тех пор эта процедура повторялась еще восемь раз, но ни один из выдвинутых на вожделенную статуэтку фильмов даже не был номинирован


Причина проста. «Оскар» стоит на трех китах – зрелищности картины, ее прокатном успехе и высоких художественных достоинствах. Но Украинский Оскаровский комитет, за редкими исключениями, выдвигает на номинацию кино патриотического толка, которое проходит по ведомству малобюджетного артхауса. И пока высокобюджетное зрительское кино, способное заинтересовать заокеанских киноакадемиков, только делает в стране свои по-настоящему первые шаги, приходится признать: в последние годы выдвижение украинского фильма превратилось в политическую пиар-акцию с целью убедить украинцев в том, что у национального кино все-таки есть какое-то будущее.

1997. «Приятель покойника» Вячеслава Криштофовича

Эта экранизация романа Андрея Куркова стала событием не только в отечественном кино, но и у северных соседей – несмотря на то, что в том же году вышли такие знаменитые фильмы, как «Брат» Алексея Балабанова или «Время танцора» Вадима Абдрашитова. Газета «Коммерсант», которую сложно обвинить в заангажированности, писала в 1997 году: "Фильм Вячеслава Криштофовича стал главным событием первой недели «Кинотавра»".

«Приятель покойника» – кинопамятник Киеву девяностых и мимикрирующая под криминальную мелодраму притча о киевском характере и национальной ментальности: интеллигент, растерявшийся в наступившей новой реальности, сперва решает умереть, а потом так ловко стравливает между собой двух профессиональных убийц, что в качестве джекпота заполучает квартиру, жену и ребенка одного из киллеров. Почему же фильм не смог убедить Оскаровский комитет, хотя и прокатывался в Америке? Злые языки говорят, что Минкульт не вложил ни копейки в продвижение картины на Западе, мало того: даже не нашел денег на перевозку качественных копий, оплаченных французскими продюсерами фильма. Впрочем, «Приятель покойника» получил массу других призов, причем вполне престижных.

2003. «Мамай» Олеся Санина

В следующие пять лет Минкульт не выдвинул ни одной картины. Это понятно: единственными заметными фильмами того периода стали печально известная «Молитва о гетмане Мазепе» (рейтинг на imdb – 4,7 из 10) и «Чеховские мотивы» Муратовой, чей кинематограф бесконечно далек от оскаровской суеты. В то же время в 2000 году от Франции номинировался «Восток – Запад» Режиса Варнье, снятый в копродукции с Украиной, с Богданом Ступкой во второплановой роли и Алексеем Вертинским в эпизоде.

Украина выдвигалась только через три года с «Мамаем» Олеся Санина – бесконечно красивым фильмом, снятым в эстетике украинского поэтического кино. (Как всегда, работа Сергея Михальчука выше всяких похвал и заслуженно получила ряд призов.) И хотя вышедшая в том же году «Ночь светла» Романа Балаяна по своим художественным достоинствам на голову выше фильма Олеся Санина, опоздавший на добрые тридцать лет «Мамай» стал фильмом государственной важности, символом того, что украинское национальное кино живее всех живых и может быть интересно не только в Украине, но и всему остальному миру. Но даже если бы комитетчики включили высокопоэтичного «Мамая» в номинацию, у него не было ни малейших шансов перед победителем, канадской драмой об отцах и детях «Нашествие варваров».

2004. «Водитель для Веры» Павла Чухрая

Несмотря на все недостатки «Водителя для Веры», у этой исторической мелодрамы были все шансы на успех. В отличие от сугубо авторского «Мамая», это был дружественный зрителю фильм, с увлекательным сюжетом – любовными страстями и политическими мордастями, богатым антуражем и крепкими актерскими работами Богдана Ступки, Алены Бабенко и Андрея Панина. Увы, оскаровская комиссия дисквалифицировала фильм из-за несоответствия регламентным правилам. А правило номер 13, пункт «бэ», подпункт пятый, гласит: "Страна-отправитель должна удостовериться, что креативный контроль над созданием кинофильма был в значительной степени в руках граждан или жителей этой страны". Грубо говоря, «Водитель для Веры» оказался недостаточно украинским: пять из шести актеров россияне, как и сам режиссер и автор сценария Чухрай, да и снимался фильм на русском языке.

2006. «Аврора» Оксаны Байрак

Самый убедительный в творческом плане и наиболее амбициозный проект Оксаны Байрак – главного поставщика мелодрам по-украински, которые режиссер «печет» в промышленных масштабах. Слезливая история смертельно больной девочки из Припяти изначально задумывалась на экспорт: все же 4-й энергоблок до недавнего времени был одной из главных достопримечательностей нашей страны, часть сцен снималась в Америке, а главной звездой фильма, пускай и третьего эшелона, стал голливудский актер Эрик Робертс. Но ни трагедия украинской девочки, ни красивые виды Лос-Анджелеса не смогли растопить сердца жестоких киноакадемиков. Что говорить: их даже не впечатлил гениальный «Лабиринт Фавна» Гильермо дель Торо. (По странному стечению обстоятельств, главным героем этого фильма тоже стала девочка, оказавшаяся в центре катастрофы исторического масштаба.) Желая сделать приятное госпоже Байрак, наши журналисты писали о том, что фильм номинирован, но до номинации дело не дошло.

2008. «Иллюзия страха» Александра Кириенко

Таких фильмов у нас еще не снимали: напряженный психопатологический триллер с прекрасными актерскими работами Андрея Панина и Алексея Петренко (наверное, самый звездный кастинг в новейшем украинском кино) рассказывает историю необыкновенного безумия крупного застройщика, которая параллельно разворачивается в условном Киеве девяностых и в не менее условном Иерусалиме девятисотых до нашей эры, причем с одними и теми же персонажами. Но если роман баптиста Александра Турчинова – это довольно прямолинейная религиозная притча, то экранизация так и не смогла внятно объяснить причины происходящего на экране, сведя все к старинному анекдоту о том, что в Киеве все бабы на базаре – ведьмы. (Правду говорят, что нет сценария, нет и фильма.) Возможно, для украинского кино «Иллюзия страха» и стала событием, но по своим художественным достоинствам фильм недалеко ушел от среднестатистического сериального продукта, так что в шорт-лист номинантов на «Оскар» вполне ожидаемо не попал.

2012. «Тот, кто прошел сквозь огонь» Михаила Ильенко

Многострадальный «долгострой» Михаила Ильенко (государство выделяло деньги на съемки отдельными траншами в течение четырех лет) об украинском летчике, который стал вождем индейского племени, благодаря грамотной рекламной кампании увидели, кажется, даже те, кто не смотрит украинское кино в принципе. Но здесь наблюдается та же подмена, что и в случае с «Иллюзией страха»: попытка сделать большое зрительское кино выдается за блокбастер. Зрители, конечно же, авансом похвалили «Того, кто прошел сквозь огонь», но в который раз почувствовали себя немножечко обманутыми – слабые актерские работы (кроме Виктора Андриенко и органичного в любом образе Виталия Линецкого), путаная история, логические дыры и недорогие спецэффекты совсем не красят этот фильм. Что касается претензий на «Оскар», то традиции украинского поэтического кинематографа, в рамках которого снят «Тот, кто прошел сквозь огонь», малоинтересны американским киноакадемикам, которые отдали предпочтение фильму «Любовь» Михаэля Ханеке. Все просто: камерная драма «Любовь» на три актера, почти целиком снятая в декорациях городской квартиры, стала событием в кинематографе. А «Тот, кто прошел сквозь огонь» – событием во внутриполитической жизни Украины.

2013. «Параджанов» Сержа Аведикяна и Елены Фетисовой

Копродукция Украины, Франции, Грузии и Армении, байопик о последних двадцати годах жизни Сергея Параджанова стал одним из немногих фильмов в этом списке, который не стремится казаться чем-то большим, чем есть в реальности. Скажем честно: «Параджанов» – фильм крепкого среднего уровня, но в сравнении со средним уровнем отечественной кинопродукции смотрится более, чем выгодно. Мало того – в отличие от «Сталинграда» Федора Бондарчука, который в том же году выдвигался на «Оскар» от России, в фильме Аведикяна и Фетисовой был по крайней мере вменяемый сценарий. Но даже этого крепкого среднего уровня не хватило для того, чтобы конкурировать с фильмами Томаса Винтерберга, Дениса Тановича, Вонга Кар-Вая и Паоло Соррентино, чья «Великая красота» заслуженно получила заветную статуэтку. Но согласитесь, это была достойная попытка.

2014. «Поводырь» Олеся Санина

Ситуация вокруг выдвижения фильма «Поводырь» наглядно показала, что участие украинского фильма в оскаровской гонке – это вопрос государственной важности, даже если эта самая гонка происходит исключительно в воображении чиновников. Довольно условное кино, по своим художественным достоинствам напоминающее телесериал (или мини-сериал из четырех эпизодов, смонтированный в двухчасовую ленту, кому как нравится), «Поводырь» в первую очередь – идеологически правильный фильм, а уже во вторую все остальное. Любопытно, что в итоге «Оскаром» была награждена польская лента «Ида», которая также пытается разобраться с непростым историческим прошлым. Но в отличие от фильма Олеся Санина, очень традиционного по режиссуре и откровенно слабоватого в сценарной части (хотя над сценарием работали два наших топовых писателя), фильм Павликовского в первую очередь произведение высокой кинематографической культуры, а уже во вторую – политическое высказывание.

Собственно говоря, фильм Мирослава Слабошпицкого «Племя» тоже представляет собой политическое высказывание, как и российский претендент «Левиафан», такой уж год выдался: в школе для глухонемых, где ученики промышляют грабежами, сутенерством и проституцией, легко угадывается метафора нашего многострадального государства эпохи пресловутой преступной банды. (Напомним, что после выдвижения «Поводыря» Слабошпицкий выразил свое недоверие к комитету, что в итоге привело к его расколу.) Режиссерский дебют Слабошпицкого и в самом деле стал художественным прорывом для украинского кино. Но даже после того, как Украинский Оскаровский комитет был реформирован, очередной прошлогодний кандидат, документальный фильм Романа Бондарчука «Украинские шерифы», показал, что для Украины «Оскар» – это по-прежнему о политике, а не о кино.




Статьи по теме