ТЕЛЕКРИТИКА

Михаил Задорнов – президент России

Культура

Уже привычно читать сообщения о смертях кумиров миллионов. В наше время уход из жизни мало-мальски известного персонажа обрастает сплетнями и обсуждением человеческих качеств покойного и его политических взглядов. При этом человек не просто умирает, а гибнет как общественное животное, что бы ни послужило причиной его ухода. И все же только современная эпоха увековечивает любую публичную личность, а после смерти дает бессмертие в мемах. Известие о смерти артиста Михаила Задорнова не застало никого из нас врасплох. Равнодушие к экспонату музея постсоветских медиа сменяется раздражением из-за его многочисленных аморальных высказываний.

Вместе с тем профессией этого человека была не сатира, а троллинг, когда вздувшиеся от глупого смеха вены на шеях его слушателей становились толще его шуток. В это хочется верить, будучи скованным правилом «об умерших хорошо либо ничего». Придерживался ли такого правила покойный, я не знаю. Однако многим он запомнится глумлением над трагедий сбитого под Торезом «Боинга». Ничего удивительного в такой шутке нет – Задорнов хотел казаться юродивым. С другой стороны, те, кто осудили гадость о «Боинге», веселились после крушения самолета с музыкантами ансамбля имени Александрова на борту. Сатирик хорошо знал тех, для кого и о ком он шутил. Если бы Задорнов острил в нужную сторону, то либеральная и патриотическая украинская общественность боготворила бы его, но не случилось.

Причины специфической популярности сатирика ясны – это несомненный талант писателя-юмориста и свежий для советской эстрады образ стендап-комика. Этот образ разработан в родной Латвии, куда проникали западные «излишества». Тем более Михаил родился в мажорной советской семье: его отец – писатель Николай Задорнов, лауреат Сталинской премии, автор романа «Амур-батюшка». Михаил Задорнов был обречен обгонять массового зрителя, отодвигать границу смешного и быть «моднее» своих поклонников. Этим объясняется популярность его текстов у популярных телешутников. Представьте себе: Петросян произносил тексты Задорнова со сцены.

Когда вслушиваешься в его слова, кажется, что это и есть массовая контркультура, но нет – автор серьезен. В советское время – антисоветчик, в 90-е – холуй президента Ельцина и вместе с тем популярнее его. В нулевые Задорнов – патриот-великоросс, поддерживает красно-коричневую оппозицию. Далее – юродствует в пространстве лженауки, популяризует теорию псевдоисторика Фоменко и пускается в дикие языковедческие извращения. Это его последнее публичное юродство удивительно: плодовитый писатель мог бы чувствовать не только природу языка, но и понимать его логику.

Задорнов жег и разжигал. Циничным, но не ироничным был не только его образ, но и результат его шутеек. Одураченному и ограбленному народу он рассказывал о тупых американцах. Этим он унижал не жителей США, конечно, а своих зрителей, которые отзывались на шовинистские камлания чудовищно популярного скомороха. Его цитируют, его пересказывают и ему верят. Нищие люди уверены в своем превосходстве над жителями страны, в которой они вряд ли побывают. Возможно, это рецепт успешных шуток – «наш ответ Чемберлену», наша «смекалочка» против общества изобилия, стиранные пакеты против торжества потребления. Как только зритель Задорнова вдоволь наелся и набрался потребительских кредитов, популярность сатирика начала падать. Сидя в пробке в кредитной иномарке рядом с торговым центром, не улавливаешь смысла шуток о «тупых американцах». Куда адекватнее поглощать западные юмористические форматы, чем слушать лубочный клон Джорджа Карлина.

На это время приходится увлечение Задорнова язычеством. Писатель выковыривает из обычных русских слов нелепые морфемы. Как результат – Задорнов утверждает, что все европейские языки происходят или испытали значительное влияние древнерусского. Так думает самая упоротая и невежественная публика. Над ее сохранением и бился сатирик. Это была правильная стратегия во время освоения соцсетей – у его постов тысячи «лайков». На американском YouTube его выступления набирают сотни тысяч просмотров. Сообщается, что за несколько лет до смерти Задорнов принял православие. Кажется, следующим прыжком этого Трикстера должен был стать переход в ислам и участие в выборах президента России.

Как бы то ни было, но в интернетовскую эпоху мы практически впервые наблюдаем смерть человека и продление его жизни в виде мема. Цинично, как любил покойный. Десяткам нелепых юмористов еще предстоит совершить такой переход. Не хотелось бы встретиться с ними после смерти – небытие не вмещает хохота.

Главное в разделе

Культура

Главред «Искусства кино» – о фильме Сергея Лозницы «Кроткая»

Культура

Баттл-рэп как новый тип медиа

Популярное на Телекритике



Дуся

Украинская журналистка заявила о желании заняться сексом на трибуне Верховной Рады

Дуся

Александр Скичко, Камалия, Тала Калатай, Соломия Витвицкая и Павел Костицын на «Viva! Бал 2017»

Общество

Почему пьет журналист

Культура

Михаил Задорнов – президент России