ТЕЛЕКРИТИКА

Марыся Никитюк: «Следующий сценарий я пишу для вечной мерзлоты»

Режиссер фильма «Бешенство» – о магии, астрофизике, нецензурной лексике и любимых фильмах

Культура
Послезавтра на «Арт-причале» можно будет посмотреть новый короткометражный фильм многообещающего украинского режиссера Марыси Никитюк «Бешенство». «Телекритика» пообщалась с автором накануне этого важного для молодого украинского кино события.

Расскажите, как к вам пришла идея этого фильма?

Полтора года назад я жила в загородном доме Владимира Бабюка и художницы Алевтины Кахидзе, там я месяц писала свою первую книгу прозы «Бездна». Алевтина рассказывала о том, как ее покусала соседская собака, и она десять дней подряд ездила вместе с собакой проверяться на бешенство. И тогда я спросила себя, каково это – долгих десять дней ждать смерти? А еще в доме у Алевтины и Владимира висят фантастические по энергетике картины Зои Орловой из серии «Танго в сумасшедшем доме» – одна из этих картин у меня в кадре. Безумие этих картин, отношения, которые я наблюдала, и идея ожидания смерти сложились в историю моего фильма «Бешенство». Можно сказать, что он «основан на реальных событиях».

Вы раскованно используете в речи своих героев мат, хотя современная украиноязычная интеллигенция как раз дистанцируется от русского арго. Что вы имели в виду?

Подавляющее большинство нецензурной лексики пришло к нам из русского языка, частично – из польского, и, по правде говоря, все мы с вами пользуемся этими словами. Поэтому это просто языковой портрет нашего времени. К тому же Украина глобально двуязычная страна, в которой каждый регион имеет свой диалект.

В одной из рецензий, которые попались мне на глаза, «Бешенство» обвиняют в отсутствии внятной истории. Так о чем ваш фильм?

Я снимала фильм о внутреннем бешенстве, о том, что в ситуации, которая сложилась между героями, никто не виноват, но все теряют остатки здравого смысла. Моя главная героиня просто не может справиться с собой, и никто не может этого сделать.

Видимо, бешенство – это метафора?

На мой взгляд, любого автора раздирает изнутри огромное количество внутренних конфликтов, которые выражаются в метафоре бешенства. Это топливо для написания романов, создания фильмов, рисования картин, сочинения музыки и так далее. Это делает людей творцами, но в то же время и убивает их. Моя героиня разрушила жизнь себе и своему мужу, он, в свою очередь, разрушил свою любовницу, а любовница изничтожила девочку, которая в нее влюблена. Эта бесконечная череда уничтожений исходит от «сверхновой» внутри моей героини, она выжгла гамма-лучами половину своей галактики. Как-то так.

_

Фото: odart.od.ua

«На мой взгляд, любого автора раздирает изнутри огромное количество внутренних конфликтов – это топливо для написания романов, создания фильмов, рисования картин, сочинения музыки. Это делает людей творцами, но в то же время и убивает их»

Мифология, магия, поэтика потустороннего занимают в вашем творчестве не последнее место. Интересно, как это соотносится с вашими личными философскими и религиозными взглядами?

Вряд ли я религиозный человек, но я ношу в себе ощущение взаимосвязанности всего сущего в мире и воспринимаю Бога как гениальную работу всех физических законов, действующих одновременно. Меня очень интересует астрофизика, и классический вопрос философии как науки «Зачем мы живем?» я трансформировала для себя в вопрос «Зачем вселенной ячейки сознания?». Я пытаюсь найти на него ответ. Но это космический вектор, а еще меня волнует тайна человеческого разума – как он возник, как сформировался. Все это можно понять благодаря таким наукам, как нейробиология, археология, антропология, психология и, конечно же, через призму мифологии и религии. И вот все это вместе, все, что меня интересует как человека, и придает, пожалуй, моему творчеству тот оттенок магического, поэтического, о котором вы спросили.

Марыся Никитюк-прозаик и сценарист и режиссер Марыся Никитюк – это две разные творческие единицы или взаимодополняемые?

Это два разных человека, которые думают одинаково. Писать – это одно, а снимать – совсем другое, но мы, по крайней мере, всегда солидарны относительно главной идеи и написанного. Похоже на шизофрению, но такую полезную.

Какие фильмы ваших коллег – молодых украинских режиссеров вы могли бы выделить и почему?

Из молодых режиссеров мне нравятся фильмы Филиппа Сотниченко. Они все разные – мне кажется, он ищет, экспериментирует, но у всех его фильмов есть трагедия внутри, есть история и есть интересные формы киноязыка. Мне нравятся фильмы Наримана Алиева, не могу сказать почему – не знаю, просто нравятся. И мне было очень интересно посмотреть на прошлогодней «Молодости» фильм Марины Степанской «Мужская работа».

Среди режиссеров, которые на вас повлияли, вы называли Тарра, Ван Вармердама, Триера и Роя Андерсона, чья эстетика вам действительно близка. Но вот Пол Томас Андерсон с вашими фильмами никак не ассоциируется. Чем он вам близок?

Он показывает невероятно сильных и до мистического интересных героев в жестоких жизненных ситуациях. Мои любимые – «Нефть» и «Внутренний порок».

Как продвигается работа над вашим полнометражным фильмом?

На данный момент мне осталось еще несколько съемочных дней фильма «Когда падают деревья». Затем садимся с Иваном Банниковым за монтаж и подготовку материала для пост-эффектов. Сейчас у меня есть замыслы двух следующих проектов, один уже в процессе написания. И хотя моя команда слезно просит написать историю, которая происходила бы на теплом море, но нет – следующий сценарий я пишу для вечной мерзлоты.

О чем этот фильм?

http://images.telekritika.ua/fb0f3f983d6cda9657291c71690e9014.png,http://images.telekritika.ua/3a9b8dee0aab9c4bdc3a3cfdfd633b2f.png,http://images.telekritika.ua/e8df5679e366d165291247fa8f2ca90a.png

Сюжет нового короткометражного фильма Марыси Никитюк «Бешенство» (в оригинале – «Сказ») в пересказе настолько напоминает анекдот, что одна газета даже не постеснялась вынести сюжетную коллизию в заголовок статьи, посвященной обзору конкурсной программы «Молодости».

Но эта анекдотическая история мести обманутой жены сделана на столь впечатляющем уровне визуальной культуры, что в итоге возникает странный эффект, в котором не так уж и просто разобраться. Что это было? Может быть, сновидение? Или галлюцинации главной героини, которая постепенно сходит с ума? Атмосфера фильма и в самом деле напоминает сон. Персонажи ведут себя, как будто они заколдованы чьей-то злой волей, совершая нелогичные и даже дикие поступки. А поскольку действие происходит в загородном доме, так и ждешь, что в этой пряной атмосфере, наэлектризованной сексом и предчувствием чего-то недоброго, к главным героям потянутся ожившие ветки – прямо как в каких-нибудь «Зловещих мертвецах».

В целом, несмотря на некоторую манерность режиссерского стиля, фильм получился талантливый и дерзкий. Дерзкий не потому, что с экрана звучит мат, а за экраном героиня занимается со своим мужем оральным сексом – дерзость этого фильма видится в том, что пока большинство украинских режиссеров погрузились по уши в социальное и этнографическое кино, Никитюк более-менее успешно пытается создавать собственный кинематографический миф.

То, что она делает, можно назвать «украинской готикой» во всех смыслах этого термина. Это и порочные тайны, которые прячутся за фасадами благополучных усадеб, и романтическая трактовка творчества как разновидности безумия, и живая магия народа, чьи женщины, как в свое время смачно описал Гоголь, на весьма короткой ноге с чертом. Если пресловутое «украинское поэтическое кино» будет развиваться в этом направлении, при нашей жизни скучать в кинотеатрах однозначно не придется.

Статьи по теме

Главное в разделе

Культура

Феномен «Телохранителя»: как незамысловатый сериал побил рейтинговый рекорд

Культура

Грузинская режиссер снимет фильм о Лесе Украинке

Популярное на Телекритике



Бизнес

Телерейтинги: Оля, прощай, Оля, прости

Дуся

У Вишнякова и Сахневич появились взаимные чувства

Дуся

Проголосуй за голливудских звезд в украинских блокбастерах

Культура

Феномен «Телохранителя»: как незамысловатый сериал побил рейтинговый рекорд